Развод бизнеса с образованием

Работодатели создали альтернативную систему обучения

24 июля 2006 в 00:00, просмотров: 221

Ежегодно российские вузы выпускают до полумиллиона молодых специалистов. Бизнес же продолжает испытывать жесточайший дефицит квалифицированных кадров. Причина проста: большинство выпускников вузов не способны включиться в работу. Они не имеют представления о корпоративной культуре; не знают ни бизнес-процесса, ни бизнес-среды; не имеют навыков делового общения; не умеют в выгодном свете подать результаты своей работы. Многие из них не знают ни иностранных языков, ни компьютера, зато обладают завышенными требованиями и амбициями и не могут адекватно оценить свою стоимость на рынке труда. Главная же беда заключается в том, что российские вузы дают молодым специалистам только знания, а бизнес ждет от них навыков и компетенции.

Кого готовят вузы

По мнению бизнесменов, вузы учат студентов не тому, чему следует, и прежде всего перегружают их теоретическими знаниями. “Выпускник вуза должен не только обладать суммой знаний, но уметь их прикладывать на практике”, — взывают они к системе образования. Но вузы продолжают вооружать студентов бесполезным академическим багажом, с которым и выпускают их в никуда.

В результате, по оценке Российской академии образования (РАО), работать по специальности устраиваются не более половины выпускников вузов (по данным рекрутеров, и вовсе 38,5%). Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, престиж высшего образования в России сейчас высок как никогда: в вузы, по данным Министерства образования и науки, регулярно поступают больше 100% выпускников школ (т.е. пошли учиться те, кто не поступал раньше). Высшее образование считают залогом жизненного успеха, а потому и своей важнейшей целью до 80% граждан России в возрасте до 35 лет. Однако, получив его, люди не могут найти работу по специальности: их бракуют работодатели.

Устраиваются только лучшие. Значительное преимущество имеют те, кто с 3—4-го курса совмещали учебу с работой по будущей специальности. Сколько их, никто не считал, но ясно, что меньшинство (по оценке РАО, не более трети). В основном же в категорию “лучших” попадают не по профессиональным, а по личным качествам. Работодатели и рекрутеры отбирают тех, кто больше “замотивирован” на карьеру, готов брать на себя ответственность и самостоятельно принимать решения. Особенно в цене кандидаты с хорошей обучаемостью. И это закономерно: всех вновь принятых молодых специалистов снова ждет учеба. Работодатели будут переучивать их на свой лад.

Учиться, учиться, учиться…

Поначалу “доводкой” вузовского полуфабриката сотрудничество бизнеса и образования и ограничивалось. Работодатели привычно тратили на нее свое время и деньги, но пару лет назад решили, что пора растить кадры по-новому. Систему образования предстояло извлечь из заоблачных академических далей и замкнуть на реальные потребности экономики. Но возлагать эту задачу ни на образование, ни на государство бизнес не стал, рассудив, что первое не имело возможности, а второе — желания решить ее. Взамен деловое сообщество потребовало у государства права на собственное вмешательство в сферу образования. В противном случае, стали намекать бизнесмены, наступит чуть ли не конец света. “Я слышу вопль бизнеса. Через несколько лет нашим промышленникам придется не то что таджиков, а индусов на работу выписывать”, — посулил властям президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин.

Долго уговаривать не пришлось. Государство не упустило возможности разделить с бизнесом ответственность за профобразование и траты на него и сразу согласилось допустить деловое сообщество в “храм науки”. Для начала министр образования и науки Андрей Фурсенко предложил бизнесу участие в мониторинге системы образования. Вслед за тем бизнесу пообещали участие в выработке перечня специальностей и стандартов профессионального образования, а заодно легализовали его право оказывать дополнительные образовательные услуги.

На выучку к бизнесу

Окончательные предложения власти по сотрудничеству с бизнесом в сфере образования сформулировал в марте 2006 года Владимир Путин. Прежде всего бизнесу и в самом деле позволили поменять программы образования, и не только высшего, но также среднего и начального. Нынешние, по словам президента, никуда не годятся, из-за чего “потребности предприятий в современных и квалифицированных специалистах не удовлетворяются”. “Я не говорю “не полностью удовлетворяются” — они просто не удовлетворяются”, — пожурил президент “образованцев”. Кроме того, работодателей допустили к выработке критериев качества подготовки специалистов, а заодно — к созданию перечня востребованных специальностей. Составной частью этой работы должен стать и порученный бизнесу мониторинг образования с последующим составлением собственного рейтинга вузов. (Минобрнауки тут же выразило готовность увязать место вуза в работодательском топ-листе с уровнем его бюджетного финансирования.)

Однако активнее всего государство приглашало бизнес к прямому участию в образовательном процессе — вести занятия, принимать экзамены. “Если вам здесь понадобится содействие в реализации проектов и программ, которые вы сами осуществляете, мы абсолютно готовы и открыты к совместной работе. Обращайтесь в администрацию правительства и в правительство”, — заманивал Путин бизнесменов. А чтобы сделать эти связи еще крепче, президент предложил частному бизнесу принять участие в предоставлении образовательных кредитов (и тем самым регулировать с помощью финансовых механизмов потоки поступающих на те или иные специальности), а также участвовать в попечительских советах вузов (и тем самым влиять на политику учебных заведений). Правда, взамен и раскошелиться придется: Владимир Путин лично попросил представителей деловых кругов помочь вузам с необходимыми приборами и современной лабораторной базой.

Главного предложения президент, правда, так и не сделал. Бизнес надеялся, что просьбу о помощи образованию государство подкрепит реальными экономическими стимулами, и прежде всего серьезными налоговыми льготами. Но разговора о налогах так и не возникло, и тогда, казалось, деловые круги взяли что дают. В мае 2006 года Александр Шохин заявил об учреждении агентства по подготовке кадров, главной задачей которого “являлось сближение качества подготовки специалистов с реальными потребностями работодателей”. Бизнес брал на себя выработку требований к профессиям и квалификациям, оставив государству (вузам) претворять указанное в конкретные образовательные программы. Одновременно бизнес решил определиться, с какими вузами выгоднее иметь дело, придав исследованию форму рейтинга высших учебных заведений.

Соглашение о нереализованных намерениях

Вузы ничего против не имели. Тем более что сразу кроить образовательные программы и стандарты бизнес все равно не станет. Дальше утверждений, что молодых специалистов “готовят плохо”, большинство работодателей все еще не идут: до конкретных предложений по квалификациям “доросли” лишь рестораторы и хотельеры, которые, кстати, уже подготовили свои предложения. В итоге в начале июня Российский союз ректоров подписал стратегическое соглашение о сотрудничестве с крупнейшими общественными организациями российского бизнеса. Образование праздновало победу: бизнесмены подтвердили свое намерение участвовать в заказах на специалистов и заниматься их переподготовкой, обещали создавать корпоративные университеты и дополнительные образовательные программы, а также учреждать гранты для молодых ученых и именные стипендии для студентов и вдобавок помогать школам.

Казалось, симбиоз бизнеса и образования наконец настал, но на самом деле этого так и не произошло. Более того, как свидетельствуют последние результаты мониторинга экономики образования, проведенного Государственным университетом — Высшей школой экономики (ГУ — ВШЭ), Росстатом, Фондом общественного мнения и Левада-центром, российские предприятия не наращивают, а сворачивают свои отношения с системой образования.

Исход бизнеса из образования

Как оказалось, бизнес больше не хочет доучивать своих специалистов в традиционной системе образования, а вместо этого создал собственную, альтернативную. 29% предприятий завели свои образовательные учреждения, 11% — учебные центры, 15% — курсы переподготовки, по 2% — собственные ПТУ с колледжами и техникумы и еще 2% — даже собственные вузы. В них за последний год прошли переобучение до половины служащих, около трети специалистов и четверть руководителей предприятий.

Ориентируясь на собственную систему образования, в 2005 году две трети предприятий (65%) вообще отказались от сотрудничества с вузами (в 2004 году — 51%). Еще хуже ситуация в среднем и начальном профобразовании: в 2005 году полностью прервали контакты с техникумами и колледжами соответственно 71 и 67% предприятий. Остальные также сокращают свое присутствие, и в первую очередь — долгосрочные формы сотрудничества: организацию практики и договоры о целевой подготовке студентов. Если в 2004 году их имела почти четверть предприятий, то в 2005 году — только 13%.

По мнению главы общественного движения российского бизнеса “Деловая Россия” Бориса Титова, “волна сотрудничества предприятий с вузами спадает, потому что бизнес перестал верить в систему профобразования. Как оказалось, система образования не готова к сотрудничеству с бизнесом — не строит для него институциональную среду, не ищет форм взаимодействия, не составляет программы”. Государство ликвидировать угрозу “развода” бизнеса с образованием не торопится. В Минобрнауки говорят лишь о “поиске возможностей для взаимодействия”.

К дискуссии о том, какими они должны стать, мы приглашаем всех желающих. Особенно интересно было бы узнать точку зрения вузов и работодателей. Редакция “МК” надеется, что данный материал положит начало большому и серьезному разговору о путях развития образования, а также о той роли, которую должны сыграть в этом процессе образовательное сообщество, государство и бизнес.




Партнеры