Любовный напиток для нежных дев

Смертельные игры альфонсов

26 июля 2006 в 00:00, просмотров: 2505

“Кто не желает, может не смотреть”, — предупредительно объясняет присяжным судья. Обвинитель листает перед ними фототаблицы — снимки с места преступления. Глядят все.

Но тут же отводят глаза и сидят багровые, с искаженными лицами...

В Мосгорсуде в эти дни идет уголовный процесс: за жестокое убийство 23-летней выпускницы одного из престижных столичных вузов Рипсиме Амбарцумян судят группу клофелинщиков.


— Подсудимые! Есть у вас вопросы к потерпевшему?

В забранной прочным стеклом клетке — двое. 35-летний Руслан Туаев сидит, упрямо опустив глаза в пол. С отросшей бородой, на бритой голове — ермолка. Своей жертве он казался, наверное, писаным красавчиком: высок, хорошо сложен. Второй, рецидивист Александр Рохмачев, в свои 28 лет уже четырежды судимый, изо всех сил старается принять невинный и недоумевающий вид. На лысом черепе светится шрам.

Третий слушает судью из зала. Это 24-летний москвич Алексей Туаев. Под опекой хмурой родни ходит в перерыве кушать хачапури. Этот на свободе, под подпиской о невыезде — учтено чистосердечное признание и помощь следствию.

Вопросов ни у кого нет.

“Где моя дочь?!”

Пока обвинитель читал вслух заключение судмедэкспертизы, потерпевший — отец убитой — съежился, обхватив голову руками. Только бы не звучало над ухом это жуткое перечисление! Год назад он, бизнесмен из Адлера, занятый в гостиничном бизнесе, увидел весь этот нестерпимый ужас своими глазами.

Любимая дочь перестала отвечать на телефонные звонки, в квартире с ней был кто-то чужой. Папа схватил билет на самолет и полетел в Москву. У порога заорал на перепуганную, завравшуюся дочкину подружку: “Отвечай, скотина, где дочь?!”. И первым вошел в квартиру.

— Сейф был открыт, кровью вымазан, — давал показания Марлен Амбарцумян. — Руки доченьки связаны проводом от торшера. Я откинул ее голову — изо рта кровь пошла. “Вызывайте “скорую”, она живая!” — “Какой там — живая...”. На столе в кухне — яичница, салат. Понимаете, ребенок им готовит кушать — и после этого так ее убивать.

Эксперты насчитали на теле Рипсиме 13 ран. Ей раскромсали шею то ли клинком ножа, то ли осколком стекла. Чертили на спине ножом горизонтальные линии. Запугивая, кололи лезвием в шею, подмышки, плечи. Душили. Выводы судмедэкспертов гласили: то, что сотворили с Риммой, было особо мучительным способом убийства, истязанием. Но смертельными оказались лишь два удара — в сердце и в левое легкое, гибель наступила от сильной потери крови.

— В честь доченьки я в нашей родной деревне, в Грузии, церковь построил, — сказал мне в перерыве Марлен.

Соседки по несчастью

Грустно, но эта история — вся, до последнего слова — одна сплошная мораль, до смешного простенькая: опасайтесь случайных связей! Девчонки, разумеется, слышали такую муру миллион раз. И все-таки…

Москва, Серпуховский Вал. На этой улице в один день сразу в двух квартирах — вот удивительное совпадение! — побывали опасные гости. Богатые барышни привели к себе друзей, с которыми познакомились всего несколько дней назад. Девушки не знали, что их кавалеры не простые, а клофелиновые. Одной повезло. Другой — нет. Хотя какое тут совпадение? В районе живет много состоятельных москвичей. Где мед, там и мухи.

Случай первый закончился относительно счастливо. Наташа Войкова, 18-летняя студентка АНХ и дочь видного чиновника, вместе со случайным знакомым приготовила у себя на кухне грейпфрутовый сок-фреш. И — отключилась: гость подмешал к соку сильнодействующее психотропное вещество. Пока она спала, из квартиры вынесли добра на 4,5 млн. руб. Молодую хозяйку на всякий случай заперли в квартире. Пришлось ей окликать прохожих с балкона. К счастью, для обманутой дочки чиновника знакомство с клофелинщиком закончилось не полкой в морге, а койкой в Склифе, и даже ворюг — близнецов Эльмана и Эльхана Багировых — этой зимой поймали муровцы.

Наташа Войкова отделалась очень легко по сравнению со своей соседкой из дома №22, несчастной Рипсиме Амбарцумян. Рипсиме — имя армянское, еще от бабушки. Полноватую, крупную, но милую и беспечную девушку столичные подружки любили. Короткая жизнь студентки факультета социологии была легкой: денег — без отказу, свой “Фольксваген”, строгая и заботливая любовь отца. Смерть же — тяжелой и долгой.

Идеальный жених

Когда первая супруга бизнесмена умерла и он женился во второй раз, то квартиру на Серпуховском Валу оставил двум дочерям (Рипсиме была старшей). А сам с их молодой мачехой поселился в Адлере.

Прошлый июнь будущий социолог коротала в Москве одна — сестренка уехала, а у нее заканчивалась учеба. Скоро предстояли вручение дипломов и праздник в ресторане. Закадычной подружке Рипсиме, Валечке (она тоже девушка светская и тусовочная, работает арт-менеджером в популярном телевизионном музыкальном проекте и ездит на собственном “Фордике”), привалило небывалое счастье. В парке на Фестивальной улице, около станции метро “Речной вокзал”, Валечка познакомилась с Парнем-Своей-Мечты! Искушенным в удовольствиях и манерным, как пудель.

Это случилось 10 июня, через несколько дней пылкий бойфренд уже назначал день будущей свадьбы, а еще через недельку Валечка привела своего жениха к Рипсиме Амбарцумян — знакомиться. Жених исподтишка оглядел квартиру: резная мебель на заказ, пышная лепнина, зеркала в полстены. Поболтал с хозяйкой и понял, что здесь ждет легкая добыча. Выйдя из квартиры, тут же набрал номер своего двоюродного брата: “Познакомился с упакованной девочкой. Давай отработаем”.

Клофелинщики

“Женихом” был Алексей Вячеславович Туаев, один из трех теперешних подсудимых.

“Альфонсик, перекати-поле. Не работал, не учился, а знакомился с девушками и жил за их счет”, — отозвались о нем следователи, которые отлично помнят обстоятельства недавнего уголовного дела. Рожден и живет в Москве, здесь и прописан. Судим, получил три года за наркотики, вышел условно-досрочно.

А его двоюродный брат — это Руслан Феликсович Туаев, житель Сочи. В столице бывал наездами. У него — уже снятая судимость за кражу.

— Это предположение следствия, но есть основания полагать, что Алексей Туаев вместе с братом уже совершал грабежи с использованием клофелина. Знакомился с девушками, выяснял, где в квартирах лежит “ювелирка”, и капал им снадобье, — считает следователь по особо важным делам прокуратуры Южного округа г. Москвы Дмитрий Надысев.

По мнению следствия, Туаев-старший разработал план: брат познакомит его с Риммой Амбарцумян, но под чужим именем и под видом друга. Побывав в квартире, Руслан выведает, что где плохо лежит, а затем подольет девушке раствор клофелина. Подумали и об алиби для Алексея — ведь на него подозрение падало в первую очередь. Решили, что во время операции Алексей отсидится у своей “невесты” Валечки на Фестивальной улице.

В подельники Руслан пригласил яркую криминальную личность — уголовника Александра Рохмачева. В его послужном списке — угоны машин, хищение из квартир, разбой и грабежи. 4 судимости. В последний раз освободился в 2002 году. По оперативной информации, Рохмачев вместе с Русланом Туаевым успел совершить несколько преступлений в Подмосковье. Так, в Ленинском районе возбуждено не менее двух уголовных дел, по которым проходит Рохмачев.

Однажды Рохмачев получил серьезную травму головы. Ему пришлось даже делать трепанацию черепа. Переболел вдобавок гнойным менингитом — инфекционной болезнью, от которой страдает центральная нервная система. Однако судебно-психиатрическая экспертиза, которую провели в НИИ им. Сербского, признала его вменяемым. Вспыльчивый, взбалмошный — это да. А при употреблении спиртного перестает себя контролировать: когда выпьет, может убить.

Стали ждать удобного момента. Он представился быстро: Валечка с Туаевым-старшим (правда, теперь его имя было не Руслан, а Рома) подъехали к дому Амбарцумян. Рипсиме вышла пообщаться, Рома ей понравился. На предварительном следствии Туаев-старший рассказал, как проходила “разведка боем”.

Из протокола допроса:

“— Я был у нее один раз на следующий день после знакомства. Амбарцумян мне сообщила (…), что может за несколько дней потратить около 10 тыс. долл. США. При второй нашей встрече показала мне свою машину, которая стояла в гараже. На мой вопрос, боится ли она, сказала, что ей нечего бояться, и показала мне сейф, спрятанный под подоконником в маленькой комнате”.

Наивная Рипсиме разболтала братьям Туаевым, что у нее в квартире установлена сложная сигнализация, которая не только работает на проникновение (если вскрывают дверь), но может дополнительно включаться с маленького пульта, наподобие брелока для ключей. Своего рода “тревожная кнопка”. После этого судьба доверчивой, легкомысленной девушки была решена.

Видеопрокол

Скоропалительный роман с Ромой прервался только однажды: 23 июня Рипсиме уезжала из Москвы в Адлер, на семейный праздник — крестины. Но уже через четыре дня вернулась, ведь завтра диплом получать. С этого момента отсчет ее жизни пошел на часы.

27 июня, 13.30—14.00. Рома встретил Амбарцумян в аэропорту. Они берут такси и едут на Серпуховский Вал. По дороге покупают бутылку вина, фрукты. В подъезде дома №22 согласно городской программе безопасности установлены видеокамеры. Казалось бы, они должны фиксировать всех входящих-выходящих и быть громадным подспорьем милиции. Но не тут-то было... Видеозапись смогла лишь подсказать следствию время, когда пара вошла в подъезд: 15.29.

— Камеры ставят дилетантски — не специалисты, а те, кто дешевле предложит свои услуги, выиграет конкурс, — часто сердятся опера. — Образуется слепая зона: лиц практически не видно, а качество съемки неимоверно жуткое. Или съемка идет со скоростью не минимум 24 кадра в секунду, как положено, а 2—4. Человек занес ногу, а на следующем кадре уже отошел на пару метров, и видно только спину. Хоть бы при установке камер приглашали сотрудников милиции из подразделений, которые занимаются спецсредствами, — все было бы больше толку!

Опознать спутника Амбарцумян, как ни бились эксперты, по записи не получилось. А будь разрешение выше и процесс записи лучше, доказательство получилось бы классное. Но зато на следствии многое рассказал Туаев-младший — о “подвигах” он знал со слов брата.

Звонок родителям

Когда Рипсиме ушла принять душ с дороги, Рома-Руслан подмешал ей клофелин, и скорее всего в вино — ведь алкоголь усиливает его действие, вызывает помутнение сознания с потерей памяти и снижает способность к сопротивлению. К тому же он, наверное, передозировал препарат — у хозяйки начались головокружение и рвота. Скоро ее начало клонить ко сну (клофелин очень быстро поступает в мозг), и она ушла в спальню. В 17.22 Руслан Туаев уже набирал номер мобильника Рохмачева — Амбарцумян так крепко спала, что опасаться было нечего.

Невероятно, но наглец-жиголо отважился даже пообщаться с… родней жертвы.

— Я позвонил дочери, — показал на процессе Марлен Амбарцумян, — а она сонным голосом говорит: “Папуля, я отравилась, спать хочу...” И отключилась. Я попросил перезвонить жену. Та почувствовала, что дочь в квартире не одна. “Я с Ромой”. Тут схватил трубку Туаев. Жена велела ему скорей вызывать “скорую”. “Да нет, просто Римма плохо себя чувствует после перелета, мы здесь с друзьями, не дадим ей пропасть”, — заверил клофелинщик.

Пока все шло по плану: молодая богачка лежала в отключке, убивать ее Рома не собирался. Когда Рипсиме очнется, он будет далеко. К вечеру приехал рецидивист Рохмачев, прошел в квартиру. Подельники рылись в вещах, пили водку.

А дальше начался ужас.

Пытки под музыку

22.00—24.00. Кодовый замок сейфа, намертво вмурованного под подоконником, оказался крепок не по зубам. Это разъярило Рохмачева — от водки он сделался неуправляем. Как считает предварительное следствие, пьяный уголовник начал будить бесчувственную девушку силой — уселся сверху, избивал кулаком с зажатым в нем пистолетом. Рипсиме с трудом растолкали. Но бедняжка под действием клофелина не могла вспомнить цифровую комбинацию.

Начались пытки. В дело пошли три острых ножа, которые вынули из подставки на кухне. Потом отец-бизнесмен обнаружит их пропажу, а свидетельница-соседка вспомнит, что вроде бы в это самое время она слышала из квартиры музыку на предельной громкости…

Наконец жертва назвала код. И истязатель ее зарезал.

Добычей стали 63 тыс. долларов, которые нашли в сейфе, газовый пистолет Амбарцумяна, пара дорогих мобильников и наследство покойной матери — бриллиантовые серьги и кольца, цепочки, часы, монеты. Их дарили еще на свадьбу родителей Рипсиме.

Пойманы!

Бизнесмен, увидев растерзанный труп дочери, от безумного горя перешел к жуткой ярости: начал трясти ее друзей. Он заставил испуганную Валечку вызвать на квартиру “жениха” (Алексей Туаев верил в свое алиби и единственный не ударился в бега). Там его и задержали оперативники. Он промолчал всю ночь. Оказалось, давал возможность скрыться старшему брату — поезд Руслана Туаева в это время пересекал российско-украинскую границу. А в 7 утра начал говорить.

Алексей рассказал историю знакомства с несчастной Рипсиме, но добавил, что не был готов к такой ужасной развязке.

А в январе 2006 года попался Рохмачев. Да как — на разбойном нападении! В подъезде дома по Братиславской улице он набросился на женщину с… отверткой. Милиция задержала бешеного уголовника с поличным и тут-то выяснила, что он уже семь месяцев числится в федеральном розыске. Он отсиживался в поселке под подмосковным Егорьевском.

Наконец 27 января поймали Руслана Туаева. Первые горячие деньки после убийства он прятался на Украине, у любовницы. Но в захолустье выдержал недолго и снова рванул в веселую Москву, жить у случайных подружек. Через любовницу клофелинщика и нашли. Кстати, узнав правду о любовнике, украинка передала оперативникам вещдок. Туаев-старший привез ей гарнитур: пышное кольцо с бриллиантами и серьги.

— Он снял с дочери серьги и подарил их этой девушке! — Стоя на свидетельском месте в зале суда, Марлен Амбарцумян достал из кармана беленький сверточек. — Вот, мне оперативники отдали под расписку...

Психологический момент: Руслан Туаев сначала все начисто отрицал, но вдруг передумал и взял всю вину на себя! Видимо, рассудил: чтобы не сесть за групповое убийство. Ну и для авторитета. Все равно посадят, так пусть в зоне сильней уважают. Его отвезли в квартиру для проверки показаний. Туаев под видеозапись потыкал пальцем, объяснил, где находился сейф, как наносились удары. Все вроде сходилось. Но медико-криминалистическая экспертиза (а всего по делу провели аж 28 экспертиз) показала, что клофелинщик врет! Убийство, безусловно, он видел, но характер повреждений и некоторые другие нюансы не совпадали. Уже перед самым направлением дела в суд Туаев понял, что ему грозит пожизненный срок — 25 лет, и изменил показания: мол, убивал не он.

Когда верстался номер, коллегия присяжных в Мосгорсуде удалилась для вынесения вердикта.




Партнеры