Чудовище русской души

Корреспондентам “МК” удалось обнаружить останки царского бронированного монстра

26 июля 2006 в 00:00, просмотров: 320

С помощью этого изобретения можно было бы повернуть ход истории. Когда царю Николаю II продемонстрировали его модель, он тотчас распорядился профинансировать уникальный проект. Россия только что вступила в Первую мировую войну. Нетрудно представить, какое впечатление произвело бы на фронте появление бронированного самодвижущегося объекта высотою с... пятиэтажный дом. Название для боевой машины придумалось сразу: царь-танк. А зря. Ведь всем предыдущим гигантам с такими названиями катастрофически не везло. Царь-колокол никогда не звонил, Царь-пушка выстрелила всего один раз. Словно повторяя судьбу знаменитых “однофамильцев”, царь-танк так и не появился на поле боя. Он остался ржаветь в подмосковном лесу на секретном полигоне под Дмитровом.


Подобной машины еще не имела ни одна армия мира. По уверениям ее создателя инженера Николая Лебеденко, она могла, как спички, ломать деревья, раскатывать по бревнышкам избы, преодолевать окопы и рвы, попутно накрывая противника шквальным огнем. Но самая главная ее сила заключалась в ужасающих, гигантских размерах.

Передо мной фотография 1915 года. На танковой броне стоят люди. Они смотрятся как букашки. Сегодня кажется странным, как при том уровне развития техники эту махину сумели скрытно вывезти в лес по частям и там собрать, запустить, испытать.

Судите сами. Вес аппарата — 44 тонны, 9 метров — диаметр ходовых колес. Каждое приводилось в движение двигателем в 240 лошадиных сил. Скорость — 28 метров в минуту. По замыслу автора, машина в разобранном состоянии должна была большими секциями доставляться по железной дороге к театру военных действий, там собираться на болтах и выдвигаться к линии фронта.

Но пока до него было далеко. Сборка корпуса производилась в Хамовниках, колеса изготавливали в Дмитрове. Как все это тайно везли на железнодорожных платформах, при помощи каких механизмов разгружали на лесном полигоне, история умалчивает. Доподлинно известно другое: в августе 1915 года в лесу под Дмитровом капитан Лебеденко представил чиновникам военного ведомства танк в натуральную величину и провел его ходовые испытания.

На этом следы изобретателя и его детища обрываются.

Ищите, Шура, ищите!

Любая загадка — это выброс в кровь хорошей дозы адреналина. Мысль о том, что где-то в подмосковном лесу могут находиться “останки” царь-танка, 20 лет будоражит воображение любителей всего необычного.

Установить место, где базировался засекреченный полигон, очень долго не удавалось. Точных указаний — что и понятно — не было ни в свидетельствах очевидцев, ни в документах. Лишь недавно энтузиасты из исследовательского общества “Космопоиск”, которое по всей стране охотится за историческими сенсациями, сумели вплотную приблизиться к тайне.

Год за годом они прочесывали территорию Дмитровского района, пока совершенно случайно в одной из деревень не услышали легенду про “лес танка”, которую местные жители передавали из поколения в поколение.

— Я пацаном был, мы в том лесу собирали грибы, ягоды, — словоохотливо повторяет нам свой рассказ пенсионер Альберт Вакурин. — На поляне еще продолжали лежать какие-то железяки. Врать не стану, самого танка не видел, в 30-е годы там его уже не было. Зато дядя Андрей — он 1910 года рождения, недавно преставился, вас не дождался, — тот пацаном на чудо техники успел поглазеть. С его слов я про этот танк и узнал.

Пока в лесу шла сборка машины, деревенские ни о чем не догадывались. Но как только смонтированный аппарат поднялся во весь свой рост, из-за макушек деревьев выглянула верхушка гигантского сооружения. Любопытство ребятишек и баб останавливала колючая проволока и казачьи разъезды. В революцию охрана с объекта исчезла. Народ побежал любоваться. А вскоре вернувшиеся с войны мужики популярно растолковали односельчанам, что за диво схоронилось в лесу. С тех пор повелось — “лестанка”, с ударением на последнем слоге.

Избушка Вакурина — пункт сбора очередной экспедиции “Космопоиска”. В ее составе сегодня — студенты московских вузов и корреспонденты “МК”, вооруженные шанцевым инструментом. И студенты, и корреспонденты настроены отыскать танк. Для этого придется копать. Глубоко-глубоко и скорее всего долго-долго.

По наводке деда Альберта экспедиция минует околицу, идет через поле, сворачивает на опушку. От деревни до полигона, оказывается, рукой подать. Вроде все просто. Но, если бы два года назад старожил не показал его поисковикам, ничего бы не получилось. Главный ориентир — одноколейка железной дороги. До недавнего времени возле еще торчали опоры деревянной платформы, которую строили специально для разгрузки деталей царь-танка. При ремонте путей их забросали гравием.

Форсируем насыпь и углубляемся в лес. Что интересно — чем гуще чаща, тем меньше тайны, но больше комаров и гадюк. Так что рыть нам придется с большой осторожностью. Впрочем, как только мы попадаем на место, бдительность испаряется. Ошибиться невозможно, мы на полигоне. В густой растительности замечаем следы разумной деятельности человека: обвалившуюся землянку, засыпанный сруб колодца. Зачем и кому они понадобились в глухом лесу?

А вот и основная примета — правильной геометрической формы земляные валы, образующие каре. Поначалу поисковики думали, что их насыпали для того, чтобы танк показал свою способность брать фортификационные сооружения. Однако от гипотезы пришлось отказаться. Скорее всего валы выполняли роль стапелей. Ведь для того, чтобы прикрутить гигантские колеса к лафету, его нужно было приподнять. 9 метров в диаметре — это не шутка! К тому же в условиях фронтовой сборки земляной “подъемник” был наиболее оптимальным решением.

Принимаем решение и мы: раскопки начнем на валах. Андрей Богданов расчехляет металлоискатель, настраивает наушники и начинает “жужжать”. Через пять минут из-под колючих пушистых елочек доносится возглас:

— Нашел!

Наш ответ Чемберлену

С началом Первой мировой войны воюющие державы усилили конкуренцию в деле создания новых видов вооружений. Не было исключением и танкостроение, подходы к которому только-только нащупывались. В секретном соревновании счет шел буквально на месяцы.

И все же, когда в октябре 1916 года русский генштаб получил “утечку” из Англии с описанием технико-тактических характеристик построенного британского танка, последовала резолюция: “Таких чудовищ мы делать не будем, у нас есть свои”. На тот момент Россия располагала двумя воплощенными в металле проектами — танком Пороховщикова и колесной машиной Лебеденко. Последней протекционировал сам царь.

В самом начале войны благодаря своим связям Лебеденко сумел добиться аудиенции в Зимнем дворце и продемонстрировал венценосцу модель своего изобретения. Николай второй был в восторге.

Однако инженер Лебеденко интересовался не только танками. Попутно в 1914 году в своей приватной лаборатории он разрабатывал бомбосбрасывающее устройство для другого русского гиганта — самолета “Илья Муромец”. Изобретатель нуждался в помощниках, а потому обратился к знаменитому ученому Николаю Жуковскому с просьбой порекомендовать ему таковых. Профессор прислал двух своих племянников — Б.Стечкина и А.Микулина, студентов МВТУ. Оба подключились к созданию царь-танка. Кстати, Жуковский по-родственному пособил им, рассчитав на прочность колесо с тангенциальными спицами.

Тот факт, что бронированный монстр был призван передвигаться на “велосипедных” колесах, похоже, технарей не смущал. В те годы колеса были предпочтительнее гусениц, они считались более надежными и менее накладными для движителя. Что касается массы машины, то в эпоху Первой мировой войны многие конструкторы мыслили супертяжеловесно. Для колесницы, несущей на себе две 37-мм пушки, два пулемета и слой противопульной брони, 44 тонны не предел.

Существовали варианты и посолиднее. Так, в 1911 году сын великого химика Дмитрия Менделеева Василий разработал проект сверхтяжелого танка. Он весил 173 тонны. Проект не был реализован. В январе 1915 года в Британское адмиралтейство поступил проект “сухопутного крейсера” майора Хетерингтона: масса 300 тонн, длина 30 метров, высота — 14, диаметр колес — 12 метров. Результат тот же.

На этом фоне трехколесный “велосипед” Лебеденко кажется образцом трезвомыслия. Невзирая на явные недостатки (достаточно было одного шрапнельного попадания в ходовую часть, чтобы вывести танк из строя), современники приписывали ему неоспоримые преимущества.

Царь-танк был призван морально давить противника и рассматривался прежде всего как психологическое оружие. Не нужно обладать буйной фантазией, чтобы представить себе интенсивность приступа медвежьей болезни и панику, которую спровоцировала бы в немецких траншеях такая вот “дура”.

Ее разработчик искренне верил, что с нею можно в одну ночь опрокинуть немецкий фронт и молниеносно выиграть войну. Теоретически такая вероятность существовала. Царь-танк был собран в августе 1915 года. Если бы его ввели в Брусиловский прорыв летом 1916-го, события вполне могли развиваться по вышеописанному сценарию. Не было бы тогда ни революции, ни большевиков...

Как известно, в Брусиловском прорыве царь-танк не участвовал. Почему?

Забыли про овраги

Однако вернемся к нашим раскопкам. Первое разочарование: перелопатив кучу земли, Андрей вытаскивает длинный-предлинный, ржавый-прержавый... гвоздь. Признаться, мы рассчитывали на что-то стоящее, а тут... Физиономии у ребят кислые. Руководитель “Космопоиска” Вадим Чернобров успокаивает: полигон — это огромная монтажная площадка. Неудивительно, что мы будем выкапывать разный хлам, монтажным работам сопутствовавший. В лесу наверняка были сооружены временные хозяйственные постройки, жилье для солдат и рабочих, мастерская и проч. Найти среди обилия ржавых гвоздей детали от танка — везение. После просветительской лекции действуем гораздо обдуманнее. Не просто шарим по кустам, а включаем дедуктивный метод мышления. Вырабатываем план, где искать то, что нам нужно. Тем не менее гвозди продолжают упрямо жужжать под металлоискателем.

Что, собственно, мы надеемся раскопать?

Тут самое время продолжить рассказ об уникальном изобретении ХХ века.

Сборку танка в дмитровском лесу произвели быстро — в течение нескольких недель. Можно сказать, репетиция будущих передислокаций машины в пространстве прошла успешно. Затем на приемку “изделия” выехала комиссия: представители армии и профильного министерства. Все они были поражены открывшимся зрелищем. Студент Микулин занял кресло водителя, студент Стечкин запустил двигатели. Машина двинулась вперед, попутно сломав березу. Комиссия зааплодировала, солдаты крикнули “ура”. Однако триумф был недолгим. Пока машины двигалась по бревенчатой гати, все шло хорошо. Иначе повела себя машина на грунте. Пройдя короткое расстояние, станина угодила задним направляющим колесом в яму, и машина забуксовала. Гигантские колеса прокручивались и вязли, мощности двух трофейных моторов “майбах” с подбитого немецкого дирижабля не хватало, чтобы вытянуть аппарат. Удельная нагрузка колес на грунт получилась слишком высокой. На это были свои причины: конструкторы не смогли добыть сталь запроектированной толщины, и вес танка превысил расчетный в полтора раза.

Случившееся не остановило конструкторов. Творческий коллектив отбыл в Москву разрабатывать новые, более мощные двигатели, солдатам было приказано стеречь танк до победы.

...Похоже, мы наконец-то нащупали путеводную нить. Обследовав лес, обнаруживаем что-то очень похожее на оставленную колесами колею. Две абсолютно ровные подболоченные канавки идут параллельно друг другу, обрываясь в глубокой воронке. Рулеткой измеряем расстояние между ними. Что-то около 8 метров. Примерно такой же была колесная база танка. По свидетельствам участников испытаний, танк увяз в болоте, и, кажется, наши наблюдения эти сведения подтверждают. Неужели наконец-таки “горячо”? Лезем с металлоискателем в воронку. Черт! Прибор почему-то молчит. Пусто. Ничего, продолжаем искать!

Пока мы с Андреем возимся в яме, на том конце поляны Юля Шепелева обнаруживает проржавленную железку, напоминающую козырек от фуражки, вертит ее и ничего не может понять. Чернобров убежден, что это кожух от двигателя. Приносим свои “железяки” и мы. В принципе улов неплохой. За день мы выцарапали из земли несколько важных предметов. Это остатки колесной спицы, хомут от патрубка двигателя, шплинты и болты. Соответствуют ли они интересующей нас эпохе, покажет химический анализ, который будет обязательно проведен.

Впереди планеты всей

На деньги военного ведомства помощники Лебеденко построили двухтактный 300-сильный мотор к следующему году. Он проработал ровно полторы минуты — погнулись шатуны, деформировался корпус, и военные охладели к изобретению. Его финансирование закрыли. Царь-танк был заброшен в лесу, крестьяне окрестных сел, освобожденные двумя революциями, принялись растаскивать его по кускам.

Мозговой центр, двигавший мега-проект, распался. В катастрофе Гражданской войны сгинул инженер Лебеденко — человек, безусловно, очень талантливый и амбициозный. Зато его ученики впоследствии внесли вклад в науку. Правда, танками они больше не занимались. Академик Микулин прославился в качестве конструктора авиационных двигателей. Академик Стечкин работал в области гидроаэродинамики.

О царь-танке советская власть вспомнила лишь в 1923 году. Все, что от него осталось недоразграбленного, разрезали и вывезли на переплавку.

Таким образом Россия, имевшая шансы первой ввести в бой бронированные боевые машины, растеряла приоритеты. Вместо нее это сделали англичане, применив “маленького вилли” на Западном фронте осенью 1916 года.

Чуть-чуть не доехал до фронта и гусеничный вездеход Пороховщикова, показавший весной 15-го прекрасные ходовые качества. При массе 4 тонны он развивал на шоссе скорость до 25 км/час. Главное управление вооружений, усомнившись в его целесообразности, распорядилось прекратить работу над вездеходом.

И вместе с тем этим машинам суждено было войти в историю военной техники. Вездеход Пороховщикова считается первым в мире танком, а высококолесная машина Лебеденко — единственным в мире танком-гигантом.

Только такая страна, как наша, могла замахнуться на создание подобного мастодонта. Он — словно отражение России, ее масштабов, размаха и заблуждений. Он — проекция загадочной русской души.

Хотите верьте, хотите нет, но ни в одном российском музее по сей день нет экспозиции по царь-танку. И объяснения этому тоже, похоже, нет.

Дедушкины заначки

Мы бережно упаковываем наши трофеи, подхватываем рюкзаки и движемся строго на запад. “Лестанка” позади, впереди — не менее перспективный с изыскательской точки зрения лесной массив. Там, в полутора километрах от полигона осенью экспедиция “Космопоиска” обнаружила часть нижней башни царь-танка. Мы надеемся, что это не последняя ключевая деталь. Вероятно, в окрестных лесах много еще валяется всякого разного. Что характерно, башней пользовались в хозяйстве.

— Видите это отверстие? — показывает Чернобров. — На самом деле это амбразура пулемета. Ее заварили, потому что кому-то понадобился бак для воды.

В общем, остатки гиганта могут вынырнуть на поверхность не только в лесах, но и на сельских подворьях. Отсюда просьба. Уважаемые селяне Дмитровского района! Если у кого-то из вас болтается во дворе или в сарае дедушкино наследство — абсолютно ненужная частица царь-танка, сообщите газете!

Все ваши находки и приношения будут суммированы и соединены воедино. Зачем? Затем, чтобы воссоздать узлы и агрегаты царь-танка. Чертежи его не сохранились, а то, что показано на картинках, — это схемы, которые составлены по свидетельствам очевидцев. Нынешним инженерам, историкам военной техники нужна точность. Ведь своя сверхидея имеется и у них: построить движущуюся копию царь-танка в натуральную величину.

Он мог бы занять достойное место в музее в Кубинке, а мог бы пополнить коллекцию исторических памятников города Дмитрова, родины царь-танка.

О продолжении поисков исполина и их результатах “МК” непременно расскажет.




Партнеры