Великолепная “восьмерка”

Посол США Уильям Бернс — “МК”: “Этот саммит был особенным”

26 июля 2006 в 00:00, просмотров: 602

Об отношениях России с США в последние месяцы говорится, пожалуй, больше, чем о контактах нашей страны со всеми остальными странами вместе взятыми. Не секрет, что от саммита “Большой восьмерки” российское руководство ждало в первую очередь возможности нормализовать отношения с Вашингтоном, изрядно испортившиеся после недавней “вильнюсской речи” вице-президента США Дика Чейни, выступившего с резкой критикой в адрес нашей страны.

Как видит Америка прошедший саммит и удалось ли Владимиру Путину и Джорджу Бушу найти взаимопонимание в ходе личных встреч? Об этом и многом другом “МК” спросил у чрезвычайного и полномочного посла США в России Уильяма Джозефа Бернса.


— Насколько результативным стал саммит “Большой восьмерки”?

— Этот саммит был особенным потому, что Россия принимала “восьмерку” впервые. С позиции Джорджа Буша, саммит прошел успешно, потому что у него была возможность встретиться с Владимиром Путиным и обсудить с ним ряд вопросов как в рамках G-8, так и в контексте двусторонних отношений. Это был важный шаг вперед. Безусловно, личная встреча Буша и Путина укрепила отношения двух стран — в последние месяцы и в Москве, и в Вашингтоне чувствовалась неудовлетворенность двусторонними отношениями. Саммит в Санкт-Петербурге позволил обеим странам посмотреть со стороны на наши отношения и оценить не только разногласия, но и те сферы, в которых мы должны активнее сотрудничать. Был сделан ряд заявлений о расширении сотрудничества в ядерной сфере, о необходимости развития мирной атомной энергетики в мире и нераспространении ядерного оружия, с тем чтобы исключить возможность его попадания в руки террористов.

— США неоднократно высказывали беспокойство насчет развития демократии в России. Что стоит за этой критикой?

— Прежде чем любой американец станет давать оценки или высказывать обеспокоенность в отношении российской политики, ему следует учитывать ряд обстоятельств. У США нет ответов на все вопросы, связанные со строительством современных политических и экономических институтов в других странах. Временами у нас есть привычка поучать других, и порой это не срабатывает. Как человек, живший и работавший в России в 90-х годах, я понимаю, как и другим американцам важно это понимать, что в том, что многие россияне скептически относятся к понятию “демократия”, виноват тот экономически и политически трудный период, который страна пережила после распада СССР. Не следует идеализировать этот период. В случае, когда мы даем России советы относительно построения демократии, нами движет желание видеть сильную и стабильную Россию. Основываясь на собственном опыте, мы считаем, что развитие демократических институтов и рыночной экономики — это идеальный способ извлечь выгоду из богатого потенциала России и гарантировать вашей стране ведущую роль на мировой арене в дальнейшем.

Сегодняшнее положение с демократией в России представляет собой смешанную картину. С одной стороны, россияне сейчас имеют ряд личных свобод, которые были немыслимы 20 лет назад. Год от года в России укрепляется средний класс, что лично мне еще 10 лет назад было не столь уж очевидно. И именно средний класс должен стать одной из основ, на которых базируется демократия. С другой стороны, правительство США не делает секрета из того, что у нас вызывает беспокойство ослабление ряда демократических институтов и одновременная централизация власти. Не хочу, чтобы это прозвучало как очередная “американская лекция”: пусть россияне сами решают, как им удобнее строить свое будущее. Если говорить с практической точки зрения, то возьмем хотя бы проблему коррупции в России, важность борьбы с которой признает российское руководство: эта борьба немыслима без более или менее свободных СМИ и независимой судебной системы. Поэтому именно из практических соображений России следует продолжать строительство этих институтов. Это непросто, и у меня нет иллюзий по этому поводу.

— Есть ли у США какая-то особая стратегия или хотя бы четкое видение путей разрешения израильско-ливанского конфликта?

— Не думаю, что имеет место какая-то особая американская стратегия решения этой проблемы. Мы привержены взаимодействию с международными партнерами, как это показал саммит “восьмерки”. В среду, 26 июля, глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Кондолиза Райс встретятся в Риме и обсудят план прекращения насилия и установления стабильности в регионе на длительный период — ведь мы уже много раз становились свидетелями коротких перемирий, когда группировки вроде “Хезболлы” брали тайм-аут для перевооружения и вновь начинали войну. Прекращение огня — это лишь начальный этап. Уже обсуждалась возможность размещения в зоне конфликта миротворческого контингента, однако все меры подлежат детальному обсуждению. Безусловно, сейчас необходима гуманитарная и экономическая помощь — и Россия, и США это понимают. Этот конфликт нельзя решить военным путем — только дипломатическим.




    Партнеры