Достойные члены нашего общества

Корреспондент “МК” побывал на самом интимном предприятии столицы

27 июля 2006 в 00:00, просмотров: 1058

“Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши мальчишки?” — пелось в известной песенке для детей. “Из веснушек и хлопушек, из линеек и батареек”, — отвечал сам себе ее автор. Насчет батареек он верно подметил. А в остальном...

С тех пор прогресс шагнул далеко вперед. Нынче в России научились делать мальчишек из куда более приспособленных для этого, чем пластмассовые линейки, материалов. По крайней мере, их наиболее важные для слабой половины человечества части у отечественных производителей выходят на загляденье.

Корреспондент “МК” побывал в логове российской интимной индустрии — на единственном в Москве заводе, где умелые руки художников, технологов и рабочих производят на свет мужские достоинства всех мастей и размеров.


Есть в Москве небольшое такое предприятие. Оно наращивает объемы производства, расширяет ассортимент изделий, борется с засильем аналогичной, но дешевой и плохой китайской продукции. В общем, все как у всех, да только предприятие это поистине уникальное. Ведь изготавливает оно не кеды, не кофточки и не электрические чайники, а... Как бы это сказать... Да вот так прямо и скажем: искусственные пенисы.

Фаллоимитаторы, вибраторы и им подобные изделия, что еще десять лет назад считались очень остроумным подарком на день рождения, сейчас спокойно продаются заинтересованным гражданам в секс-шопах, а в будущем — и это мечта производителей, — возможно, даже займут место на полках аптек. Тем самым окончательно подтвердив репутацию предметов первой необходимости для дорогих россиян.

В путешествие по необычному миру изделий с официальными названиями типа “вибрирующий член-негр №4” отважно отправился корреспондент “МК”.

НИИчего особенного

— Вы куда? — спросил меня человек из бюро пропусков. — К кому пропуск выписывать?

— Ну, тут есть одно предприятие… Понимаете, они выпускают… Ну, сами понимаете… — неожиданно я забыл все приличные слова для обозначения цели своего путешествия.

— А, фаллоимитаторы… — вахтер посмотрел на меня бесстрастным взглядом опытного уролога и больше вопросов не задавал.

НИИ резиновых и латексных изделий, на территории которого расположилась фирма легального интима, пережил свои лучшие дни еще в ту пору, когда слово “резинка” не вызывало ассоциаций ни с жвачкой, ни с презервативами. Это было видно по запустелым гулким коридорам, остаткам кафеля на полах и стенам, декорированным трещинами и подтеками.

— Вот, собираемся переезжать в Подмосковье, — сказала, встретив меня, гендиректор производства Лариса Кроткова. — И ассортимент расширяем, и качество. Ну да ладно, пройдемте в офис.

Крохотный офис ничем не отличался от десятков тысяч московских контор: столы да компьютеры, за одним из которых сидел скромного вида молодой человек. Лишь на деревянном стеллаже лежали и стояли образцы готовой продукции. Собранные в большом количестве в одном месте, они впечатляли не больше, чем коллекция червей в Зоологическом музее. Разве что “черви” выглядели очень откормленными…

Мы сели за стол. Помолчали. Я напряженно думал, с чего начать разговор. Вводная фраза: “Ну что ж, покажите ваше хозяйство” — в данном контексте казалась несколько двусмысленной.

— Итак, чем же вы занимаетесь? — наконец нашелся я с самым нейтральным вопросом.

— Фаллоимитаторами и вибраторами, — без тени смущения сказала г-жа Кроткова. Профессионал, что и говорить.

— Объемы новой продукции составляют примерно до 6000 изделий в месяц, — продолжала директор по производству фаллоимитаторов. — И еще до 10 тысяч изделий продаем. Мы же проводим оптовые поставки, имеем дилеров в крупных городах, отправляем продукцию на экспорт — в Польшу, Германию, США. Даже Министерство обороны Украины хотело сделать у нас заказ для своей армии. Да вот что-то сорвалось.

— Неужели готовили новое оружие массового поражения? — спросил я, вообразив стремительную атаку запорожского казачества с вибраторами наперевес.

— Ну, там… для психологической разгрузки солдат.

Я представил себе вечер в украинской казарме и гарных хлопцев, психологически разгружающихся с помощью искусственных членов. Картинка получалась пострашнее вхождения Украины в НАТО.

— И каков же ассортимент вашей продукции? — вновь перевел я разговор на производственно-деловые рельсы.

Размер имеет назначение

И Лариса Ивановна начала рассказывать. И показывать, выкладывая на стол одно изделие за другим. Кошмаром старой девы росла на нем горка из искусственных членов — полых внутри и цельных, гелевых, обычных фаллоимитаторов и вибраторов с моторчиком внутри и выносным пультом управления, чтобы задать оптимальный режим вибрации. Имитаторов пенисов — одинарных, двойных (сами понимаете, для чего), а также оснащенных присоской (для крепления к кафелю или полированной мебели). “С ее помощью вы сможете закрепить фаллоимитатор на плоской твердой поверхности и таким образом освободить руки” — так описывалось сие изделие в инструкции по применению.

Фаллоимитаторы были прозрачные, раскрашенные в цвета человеческого тела — белого и черного (так называемые “реалистики”), а также цветные — голубенькие, розовенькие…

— Это — для пар с развитой фантазией, — прокомментировала разноцветные радости г-жа Кроткова. — У нас тут на последней выставке дамы подбирали изделия под цвет вечерних туалетов. Красное — к красному, например.

— А что пользуется особой популярностью?

Тут комментарии дал доселе сидевший в сторонке и молчавший молодой человек — технолог Филипп Зверев.

— “Единица” и “девятка”, — отрапортовал он. — У нас изделия калибруются по длине и диаметру. Так вот, “девятка” самая длинная — 20 см в длину, 4,3 см в диаметре. А “единичка” самая толстая — 4,8 см в диаметре и 18,5 см в длину.

Хей-хей-парад меж тем продолжался. На столе появились трусики со специальным штырьком-насадкой для фаллопротеза, вакуумная помпа для массажа ослабевших от активной половой жизни органов, а также коротенький отросток, смахивающий на головастика-мутанта.

— Официально они называются “вибромассажеры и фаллоимитаторы анальные”, но мы зовем их “конусами”, — продолжила Лариса Кроткова. — Конус-пирамида, конус маленький, конус номер один и есть еще конус номер два. Это все маленькие партии, достаточно хорошо расходятся.

— Ну, потребителей-то по Москве, наверное, много... — заметил я, вспомнив аншлаги на майском гей-форуме.

— Да, это любому мужчине понравится. Такая штука просто изумительно подходит для массажа простаты. Особенно если с моторчиком.

Эти самые конусы, да еще вакуумные помпы, и хотят в первую очередь видеть в аптеках деятели российской интим-промышленности. Разного рода сертификатов на стене офиса висит предостаточно. И условия труда, и сами изделия — все прошло проверку в Институте стандартизации. Неизвестно, правда, каким образом чиновники проводили испытания... Но в любом случае — и этим членоделы страшно гордятся — их изделия “для человека безопасны, сделаны из закупленного за границей качественного сырья, но по собственной рецептуре, разработанной на уровне академиков и докторов наук”. А вот несертифицированная продукция плохого качества, по их словам, главный бич интим-индустрии. Поступает она как раз из Китая и может нанести серьезный вред здоровью. Ведь в основном фаллоимитаторы и проч. производят из ПВХ.

— А кстати — как все это делается? — обратился я к технологу.

— Ну, для начала рисуются эскизы. Мы тесно сотрудничаем с художниками, скульпторами и модельерами из Института игрушки…

— Ой! — невольно вырвалось у меня. Уж очень сильным был образ старушки-художницы с добрыми глазами, что весь день рисует ежиков и мишек, а по вечерам достает заветную папку…

— Ну да, — невозмутимо подтвердил г-н Зверев. — Ведь в принципе технология производства резиновых игрушек и наших изделий одинакова.

Распутин и Казанова порадуют женщин снова

А вот в чем она вкратце заключается. На основе эскиза архитектор лепит гипсовую модель. С ее помощью изготавливается форма, а в нее заливается воск. На него методом гальваники напыляется медь, воск изнутри вытапливается, к меди — тоже гальваникой — добавляется никель. Такую полую форму уже можно использовать для заливки пластика. То есть для изготовления непосредственно изделий. Новые эскизы-модели-формы приходится делать постоянно.

— Тут ведь как, — пояснил технолог. — Формы хватает года на два. Мелкие детали забиваются, и на реалистических моделях уже не получаются вены и другие неровности. Приходится делать новые формы. Опять же мы боремся за качество. Приходится устранять технические неполадки. Вот, например, такая модель. (Показывает.) Потребители жаловались, что она очень быстро начинает рваться в одном месте — у основания. Мы пожелания учли и сделали в этом месте утолщение. Изделие стало гораздо более надежным. И другие новые модели появляются сообразно с мнением людей. Делаем их то потолще, то подлиннее…

— А бывают и индивидуальные заказы, — снова вмешалась в разговор г-жа Кроткова. — Увидят люди где-нибудь в журнале картинку — и просят: “Можно нам сделать такого же?” Ну, пожалуйста, делаем. Вот сейчас мы работаем над одним изделием, которое пока еще не выпускали. И оно будет связано, скажем так, с именами.

Директор по производству сделала эффектную паузу. И за эти несколько секунд я успел подумать о многом. О том, какой это будет эффектный маркетинговый ход — именные модели. Как весело будут продаваться члены с названиями “Дмитрий” или там “Константин”… Какие понятные проблемы могут возникнуть с моделью “Владимир”… (Хотя для нее в голове тут же возник эффектный рекламный слоган: “Вертикаль страсти”.) Тут, правда, выяснилось, что речь идет не об именах вообще, а о конкретных, исторических — моделях органов знаменитых любовников прошлого, от Казановы до Распутина.

— А ныне живущих знаменитостей в качестве моделей привлекать не пробовали?

— Из наших никто почему-то желания не изъявил. А если захотят — мы всегда готовы. На Западе такой бизнес процветает. Вот, скажем, порноактер этот знаменитый итальянский — Рокко Сиффреди — получает неплохие деньги от продаж своей модели!

Дальше разговор пошел о новых технологиях в целом. Как раз одну из них фирма собирается внедрять, с чем и связаны переезд в Подмосковье и закупка нового оборудования. Отечественные интим-производители сейчас переходят на скайбер-скин — новый материал, максимально приближенный к текстуре человеческого тела. Изделия получаются более плотные внутри и с тонкой оболочкой, идеально похожей на человеческую кожу снаружи. Есть разные модификации материала — в зависимости от того, какую часть тела вы собираетесь имитировать.

— Вот, например, у нас будет такое изделие…

И Лариса Кроткова сняла со стеллажа еще один предмет продолговатой формы. На мужские причиндалы это изделие не походило. Формой и цветом скорее напоминало растение, выросшее на болотах в особо глухих джунглях Амазонки. Бледно-желтый короткий стебель оканчивался разверстым бутоном о двух лепестках, с розовой окаемочкой.

— Это — вагина девственницы, — не без гордости заметила г-жа Кроткова. — Мы называем изделие “девочка”.

— И в чем его смысл?

— Как в чем? В том, что вы будете у... нее первый! Вот эта часть — в торце — должна прорываться. Там тонкая оболочка. Мы долго этого добивались!

— И что, она по толщине, э-э-э, соответствует действительности?

— Практически да... Ну, чуть потолще, потому что если ее сделать очень тонкой, то рабочим будет тяжело вынимать модель из формы.

— Интересно, а как их вынимают из формы? — решил уточнить я, заработав тем самым приглашение в цех — туда, где и появляются на свет искусственные члены.

…Зайдите в любой интим-шоп. Посмотрите на батареи пенисов, разноцветных и стройных. Новенькие, в яркой упаковке, они обладают (женщины не дадут соврать) пусть специфической, но все-таки притягательностью. А вот процесс их изготовления очарованием похвастаться не может.

В цеху при все том же НИИ было тихо. Стояли покрытые пылью резинового производства станки непонятного назначения. На полу лежали мешки с исходным продуктом — сухим латексом. Для получения жидкой массы его нужно замешивать в особых конструкциях. По виду — обычных бетономешалках.

Собственно члены появлялись на свет в маленьком помещении, отгороженном от большого цеха. Двое мужчин разливали из пластикового кувшинчика жидкий гель по полым формам. У мужчин были напряженные, печальные лица, сразу отбивающие охоту шутить по поводу их работы. Да и вообще задавать вопросы.

Работали мужчины споро. Устанавливали формы с гелем в термошкаф, где при высокой температуре исходная жидкость загустевала (по-научному — “желатинизировалась”). Процесс охлаждения проходил без особых техсредств. Формы попросту клали в глубокую раковину и заливали водой.

А потом из охлажденной формы с помощью отвертки и с характерным чпоканьем извлекался новоиспеченный член общества. И перекладывался в ящик — к своим собратьям. Ну а дальше изделия ждали упаковка и отправка в магазин. И будь на моем месте корреспондент советских времен, он, наверное, закончил бы материал стандартной для производственного репортажа фразой:

“Где вы теперь, новые изделия отечественной промышленности, плод упорного труда советских рабочих и технологов? Какие руки вас сжимают? Кому вы дарите радость?..”

Я по понятным причинам так заканчивать заметку не стал. Времена уже не те. Да и изделия тоже.




Партнеры