Vip-гастроль

На концерт Стинга в Москве сбежался весь политбомонд

28 июля 2006 в 00:00, просмотров: 535

Дом — семья — Кремль. И так изо дня в день — тоска смертная. Одна радость в скучной серой жизни настоящих и бывших народных избранников, министров и экс-министров — концерт залетной иностранной звезды. На днях в “Олимпийский” на сольник Стинга, помимо попсовых и киношных персонажей, припожаловал политбомонд. Жаль только, что сам Стинг с высоты сцены почетных гостей не видел. Хотя, даже если бы и приметил лица в VIP-ложе, то вряд ли узнал бы в них местных “кардиналов”.


“Вы там снимайте! Там интереснее!” — указал фотографам Сергей Ястржембский властным перстом в сторону сцены. Никто его не слушался — здешняя публика для них была куда любопытнее. Тем более что сам Стинг пока на сцену не торопился. Отправил на разогрев отпрыска — сына Джо Самнера со своей группой, а сам в это время разминался за сценой. И хотя Джо старался что есть мочи — прыгал и пел вполне даже приятственно, молодая поросль публику мало интересовала. VIPы подтягивались медленно — были заранее предупреждены, что “Стинга сразу не будет”. Так что времени для русской традиции — догнаться — было.

Кулисы со стороны VIP-входа пропитались стойким и терпким запахом виски, колы, водки и красной рыбки “для закусить”. В общем, гастроль звезды была встречена по-нашему, по-русски.

Традиция здороваться соблюдалась по всем канонам. Светские лобзанья, периодически вспыхивающие за сценой, доставляли гостям немало радости и сопровождались фразами дорогих (в смысле денег) жен и любовниц типа: “Привет! Отлично выглядишь!” — “Да вот губки накачала!”.

Зал потихоньку наполнялся, и к выходу Стинга он уже трещал по швам. Стоит лишь заметить, что такого удовольствия (собрать “Олимпийский”) в наши дни мало кто из российских звезд может себе позволить. За кулисами в VIP-ложу прошмыгнули практически незамеченными бывший глава Администрации Президента Александр Волошин, бывший министр финансов Михаил Задорнов с супругой. Отличился Борис Немцов: без строгого пиджака, галстука и протокольного лица, а в белоснежном льняном летнем наряде, он замедлил шаг и побеседовал с парой-тройкой друзей.

Послушать музыку для избранных пришла и Алена Свиридова с молодым мужем, засверкала белоснежной улыбкой. “Да мы давние и закоренелые его поклонники. На все его концерты ходим!” — призналась она “МК” и пошла в народ. Народ, к слову, медленно, но целенаправленно напивался. Сериальная звезда Григорий Антипенко плеснул себе для души виски в пластиковый стакан, залил его колой и, обняв любимую, побрел в зал.

В зале творилось нечто — редкое для здешних мест “живое исполнение”. Стинг окатил, как из ведра, столичную публику струнной романтикой. Толпа вполне адекватно раскачивалась из стороны в сторону, подпевала на ломаном английском слова знакомых хитов.

Со сцены доносился призыв: “Voices! Voices!” Зал-простолюдин аглицкого не понимал и голоса не подавал. Лишь когда Стинг запел: “Москва! Москва!”, языковой барьер благополучно был преодолен, и толпа благодарственно за знание русского языка захлопала в ладоши. А после его последующих: “Спасибо! Все хорошо?” — и брошенных на прощание: “Спасибо! До свидания!” зритель просто впал в экстаз. Пребывая в нем, чуть позже он и побрел к выходу: кто до грязного турникета сырого метро, кто до серебристой двери последней марки “Мерседеса”.





Партнеры