Пореченков вновь стал “Реальным папой”

А Ходченкова опять пошла в учительницы

28 июля 2006 в 00:00, просмотров: 572

Несмотря на сезон каникул, возле московской школы №1037 на днях было непривычно оживленно. В чем и убедился корр. “МК”. В коридоре, возле кабинета русского языка, толпятся вполне взрослые люди. Я приоткрыла дверь в класс и увидела, что там сидит маленький мальчик и читает учительнице стихотворение. Присмотревшись внимательнее, я узнала в ней актрису Светлану Ходченкову. В школе в самом разгаре съемки детской лирической комедии режиссера Сергея Боброва “Реальный папа”, в которой играют Михаил Пореченков, Владимир Пермяков (в народе Леня Голубков), Евгения Добровольская, Анжелина Карелина, ну и, конечно же, целая ватага детей-актеров.


“Реальный папа” — история о том, как экс-супруга (Добровольская) одного серьезного бандита (Пореченков) попала в больницу. И когда поняла, что нескоро сможет выйти оттуда, попросила бывшего мужа приглядеть за детьми. И “крутому” пришлось менять пеленки младшей дочери, забирать среднего сына из детского сада и слушать жалобы учителей на старшую дочь (Карелина). Но именно в школе он повстречал свою настоящую любовь в лице завуча (Ходченкова)…

— Сценарий мне очень понравился, так что сразу согласился быть папой, — признался “МК” Михаил Пореченков. — Я же не ветеран детского кино. Сыграл только в “Тайне волчьей пасти” и сериале “Вовочка”. У меня есть свои дети, поэтому с экранными я легко нашел общий язык. Не знаю, как я им, но они мне очень понравились. (Улыбается.)

— А вы не думали сняться в “Реальном папе” со своими собственными детьми? У вас же их как раз трое.

— Да, такая мысль у меня возникала. Потом подумал, что профессия актера трудная, а они еще слишком маленькие. Пусть пока на даче позагорают.

Но тут наш разговор прервала команда режиссера: “Тишина в коридоре! Приготовились!”. Пореченков послушно встал у двери в кабинет. К нему подвели детей. Младшего он взял на руки.

В этой сцене героиня Ходченковой проверяет школьные тетрадки и терпеливо выслушивает у несдавшего вовремя двоечника “У Лукоморья дуб зеленый”. Пореченкову надо лишь по команде режиссера зайти в кабинет и растерянно поздороваться с ней. (Забавно, что сцена свидания завуча и бандита была накануне. В кино часто эпизоды снимают не так, как они следуют в сценарии).

Этот не слишком трудный эпизод получился не сразу. Потому что по ходу съемок режиссер Сергей Бобров сыпал новыми идеями и замечаниями.

— Мальчик читает Пушкина. Повесьте тогда у доски портрет поэта, — попросил он.

Однако Боброву портрет не понравился. Часы вернули обратно. Вскоре режиссер обнаружил, что они показывают время съемок — шесть часов вечера, а по сюжету нужно утро. Потом юный актер Паша слишком хорошо прочел Пушкина, пришлось просить его вспомнить, что он играет двоечника. Пореченков же в класс заходил-выходил бесчисленное количество раз. Актеры стоически выполняли задачи режиссера, пока не прозвучало долгожданное “Стоп! Снято!”.

— Что от реальных учителей вы взяли для своей роли? — спросила я в перерыве у Ходченковой.

— Здесь я все придумывала сама. Хотелось создать новый образ — молодого современного завуча, немного смешного и романтичного. У Говорухина в “Не хлебом единым” я тоже играла учительницу, но там как раз приходилось следовать советскому стереотипу.

— Светлана, а почему вас все до сих пор называют Ходченкова, вы же обещали после свадьбы сменить фамилию?

— Да, я по мужу Яглыч. И в паспорте так. Для зрителей в титрах я осталась Ходченковой.






Партнеры