Критические дни №18

...Дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть.

28 июля 2006 в 00:00, просмотров: 256

Саммит с усамит

…А хороший такой получился саммит, любо-дорого посмотреть. Всем саммитам саммит, не просто саммит, а целый саммитище. Не ударила Россия лицом в грязь, показала всему миру, что тоже не лаптем щи хлебает, знает, в какой руке ножик держать, а в какой — вилку, и ни разу при всем честном народе в салфетку не высморкалась. Приятно также и то, что не потонул ее голос в общем “гур-гуре”. И по каждому вопросу имела свое особое мнение; и правильно, пусть буржуи зарубят у себя на носу, что мы и сами с усами!

Что-то такое и впрямь просматривалось. Усы не усы, а то ли усики, то ли усищи. В какой-то момент показалось даже, что пыхнуло дымком из знакомой трубочки. То ли из шкиперской — нашего первого императора, то ли из той знаменитой, которую любовно обнимала ладонь воспитанника тифлисской духовной семинарии и будущего генералиссимуса. Хотя чего только не примерещится в миражных декорациях Санкт-Петербурга, этого города снов.

А вслед за одним саммитом не заставил себя ждать другой, правда, поменьше и объявленный неформально. Но и этот вышел — одно загляденье, складный саммитик, настолько милый, что хотелось его обнимать, подбрасывать и делать ему козу. Жаль, конечно, что не вся родня явилась на смотрины. Дядя из Армении отговорился насморком, грузинскому шурину не позволили приехать старые семейные обиды, у свояка с Украины разыгрался геморрой на почве парламентского кризиса, а троюродный кузен из Ашхабада, закоренелый законник, отбил телеграмму, что ему КЗОТ не велит прерывать очередной плановый отпуск.

Ну не приехали, и ладно. А то еще все бы и испортили. Уж очень строптивая публика. Скажем, договорились всей компанией ехать на скачки. А один какой-нибудь уперся бы, как баран: нет, хочу в казино. И что с таким делать?!

Зато потерли в узком семейном кругу и пришли к выводу, что малыш, может, и не будет хватать звезд с неба, да на что-нибудь и сгодится.

Так, глядишь, в приятном общении и скоротали бы время главы разнообразных и совершенно независимых государств, как вдруг — бах-трах-тарарах! Что за шум, а драки нет? А вот как раз и есть. Драка. И еще какая! Евреи нашим арабским друзьям в волосы вцепились. Тут, понимаете ли, приемы, обеды, вино, кино и ВТО, а они, понимаешь, разборки устраивают. Послать бы этот Ближний Восток в... куда подальше, да нельзя: сегодня он по геополитическим соображениям ближе к телу, чем собственная рубашка.

Война!.. И в такую-то жарищу! Кузен из Ашхабада, строго соблюдающий плановый цикл ежегодных отпусков, наверняка не понял бы этих драчунов. Как не понимают их люди на рублевских дачах, мирно дремлющие под убаюкивающую капель нефтяных денежек. И то верно — кому война, а кому мать родна. Струйка ведь еще шибче может побежать.

Лето, тепло, хорошо. Поневоле впадаешь в дрему… Эй, а это кто еще там заявился?! Не страна, а просто какой-то проходной двор. Это Уго Чавес, неугомонный международный турист, прибыл будоражить нас своим южным темпераментом. Сейчас понакупит истребителей и автоматов, станцует самбу. Этих латиноамериканцев хлебом не корми, дай только обвешаться брелоками.

Ну и мы, чай, не последнего разбора. Думали мы тут с пацанами, думали да и решили тоже влиться в большую международную политику. Глобализация так глобализация. Все, больше никаких пьянок. А только саммиты, саммиты и еще раз саммиты. В бане. С водочкой и девчоночками.

Так-то.

Лев НОВОЖЕНОВ.


Этажом выше услышал сильный грохот. Это в глазах жены упал муж.


Пропил все, кроме достоинства, которое оставил на закуску.


Уже и непечатными словами не заругаешься. Печатают все.


Чтобы заехать по шее обидчику, пришлось заехать домой за оружием.


Пора повышать рождаемость, иначе свадебных генералов больше, чем свадеб.


Попугай — это когда знаний больше, чем ума.


Демократия не тогда, когда дают говорить, а когда от этого есть толк.


Если в армию призовут много слабого пола, то кто же будет грудью защищать родину?


В машинах кони железные, а не живые, поэтому не стоит в бензин добавлять воды.

Джанни ДЖАНИНИ.

Кардинальный вопрос

Сидел себе спокойно Сапрыкин перед телевизором, дремал помаленьку, как вдруг чует — жена над ним коршуном нависла.

— Скажи, — говорит, — отец ты нашему ребенку или не отец?

— Тебе виднее, — не открывая глаз, пробормотал Сапрыкин.

— А сам как думаешь? — не отставала жена.

— Определенные подозрения, конечно, имеются, — честно признался Сапрыкин.

— Кто ж тебе виноват, что ты такой дурак, — спокойно сказала жена. — У ребенка даже нос твой.

— Вот только нос-то и мой, — стоял на своем Сапрыкин.

— А чего тебе еще надо? — поинтересовалась жена.

— Уж лучше б ум у него мой был, — подумав, ответил Сапрыкин.

— Совсем сбрендил?! — ужаснулась жена. — Ребенку плохого желаешь?

— Это почему ж плохого? — обиделся Сапрыкин.

— А потому! — отрезала жена и добавила: — Короче, объясни ребенку, откуда дети берутся.

— Да он же только в шестом классе, — запротестовал Сапрыкин.

— Вот именно, уже пора, — уверенно сказала жена. — Вот ты когда об этом узнал?

— Ну, когда... — напряг свою память Сапрыкин. — После того как на тебе женился. Через девять месяцев.

— Вот видишь, — почему-то обрадовалась жена. — А узнал бы раньше — я бы так сразу и не залетела.

— Ладно, — пообещал Сапрыкин, — я объясню, но чтоб потом ко мне никаких претензий.

— Интересно, что ж ты такое собираешься ему говорить? — сразу насторожилась жена.

— Ну, во-первых, — обстоятельно начал перечислять Сапрыкин, — о том, как у вас без конца по вечерам голова болит. Хрен чего допросишься. Во-вторых...

— А это тут при чем? — не стала дожидаться второго жена.

— А при том, — охотно ответил Сапрыкин, — что откуда у вас при всем этом дети берутся — для меня лично большая загадка.

— Ах так! — воскликнула жена. — Тогда уж расскажи ему и про пьяного отца, который поздно ночью приходит… И про то…

— Вот только не надо этого цинизма, не надо, — оборвал ее Сапрыкин и нравоучительно добавил: — Между прочим, отец для ребенка — это святое….

— Что?! А мать?! — угрожающе подбоченилась жена.

— А мать — это так, вынужденность... — небрежно сказал Сапрыкин. — Ошибка природы.

— Ах ошибка?! — возопила жена и уже стала оглядываться в поисках чего-нибудь тяжелого, как в комнату вдруг вошел сын.

— Опять скандалите, — сразу оценил обстановку он. — Чего теперь не поделили?

— Да вот мать твоя пристает, чтоб я тебе рассказал, откуда дети берутся, — объяснил Сапрыкин.

— Ну вы опомнились, — усмехнулся сын. — Я уж давно все про это знаю.

— Что?! — в один голос удивились родители. — Откуда?

— Ребята во дворе рассказали, — пожал плечами сын и задумчиво добавил: — Вот только одного понять не могу — как у таких родителей, как вы, мог вполне нормальный ребенок родиться?.. Может, врут все ребята, а на самом деле меня откуда-нибудь к вам аист принес... — он со сложным чувством посмотрел на остолбеневших родителей, покачал головой и вышел из комнаты, напоследок бросив: — Убил бы птицу!

Лариса АНДРЕЕВСКАЯ.

Дачный мотив

Ты хотела обольстить поэта,

но поэт был замкнут и угрюм.

В Подмосковье бушевало лето.

Соловей обгадил мой костюм.


Отцветал у дома куст сирени,

щебетала птичья мелкота,

ты несла мне водку и пельмени

и плясала танец живота.


После двадцать пятой рюмки водки

я обмяк и как-то подобрел

и сказать приятное красотке

почему-то даже захотел,


я сказал ей: “Леночка, пойдемте

потанцуем, что ли, ё-моё!”

И в своей опрятной светлой комнате

ты дала мне снять с себя белье.


Ах, я не забуду это лето!

Ах, я не забуду этот день!

Сердце билось в печень до рассвета,

как непереваренный пельмень.

Вадим СТЕПАНЦОВ.






Партнеры