Заначка на темную ночку

Юрмалу заворожили очи черные

1 августа 2006 в 00:00, просмотров: 212

“Я всегда верила в Бога и любила госпел. И теперь мой Бог и мой r’n’b принесли мне удачу”, — едва не плача произнесла Анджелей Ла Роуз, когда стало ясно, что она увозит в Нью-Йорк Гран-при конкурса “Новая волна”. Темнокожая и белозубая соул-дива, которая, оказывается, может петь по-русски, обошла итальянского соловья Джанни Фиореллино и голосистую грузинку Софико. В интервью “МК” она не скрывала волнения и радости.

— Анджелей, наши поздравления! Что собираетесь делать в ближайшие дни после этого триумфа?

— Я собираюсь петь. Меня просто окрылила победа в этом конкурсе. Давно сердце не билось в таком ритме. Я вас всех люблю — всех в России, всех в Латвии. Я счастлива!


Пятый конкурс молодых исполнителей поп-музыки “Новая волна–2006” триумфально завершился в Юрмале, всем своим размахом и помпой оправдав свой юбилейный статус. Читатели уже знают все, потому как смотрели вчера вечером телевизор. Мы в Юрмале, когда пишем эти строки, еще не в курсе главной интриги — достанется ли кому-то именно приз от музы конкурса Аллы Пугачевой. Попробовали немножко погадать с членом жюри Валерием Меладзе. Сошлись на том, что выбор Примадонны окажется как всегда неожиданным и не исключено, что отчасти парадоксальным. Посмотрим. А пока “МК” поспешил поздравить обладательницу Гран-при.


— Анджелей, наши поздравления! Что собираетесь делать в ближайшие дни после этого триумфа?

— Я собираюсь петь. Меня просто окрылила победа в этом конкурсе. Давно сердце не билось в таком ритме. Я вас всех люблю — всех в России, всех в Латвии. Я счастлива!

— Призовые пятьдесят тысяч долларов делают вашу победу еще весомее. Уже придумали, на что их можно потратить?

— У меня еще не было времени все обдумать как следует, но я хочу, чтобы победа на “Новой волне” принесла пользу не только мне. Нужно отдавать то, что получаешь, близким людям, и, я надеюсь, люди из моего близкого круга разделят со мной этот успех. В любом случае музыка уже вошла в мою жизнь. А музыка — это не только деньги. Для меня пение — радость, которую я готова подарить всем, кто будет меня слушать.

— Вы роскошно спели русский романс “Дорогой длинною”. Это работа в ресторане “Распутин” так породнила вас с Россией?

— Он спрашивает о ресторане, — вдруг испуганно вытаращила глаза Анджелей и нервно дернула за полу пиджака своего менеджера, стоявшего к нам спиной. Менеджером оказался некий Вячеслав, который вступил в разговор на чистом русском — с небольшим, правда, брайтонским говорком:

— Это все слухи. Она не пела в ресторане. Я ее действительно приглашал, но она отказалась. Все-таки ее мир — это r’n’b, и она должна петь именно такую музыку. Что касается русской песни, то сначала мы выбрали “Очи черные”. Анджелей учила ее несколько месяцев и освоила почти без акцента. Я даже испугался — скажут еще, что она русская эмигрантка. Но потом я посоветовал петь “Дорогой длинною”. На мой взгляд, так лучше можно раскачать зал, и мы не ошиблись.

На прощание г-жа Ла Роуз сделала важное заявление о своих творческих планах:

— Я буду записывать альбом, и, возможно, издатель будет российским. Нет смысла игнорировать страну, которая так оценила мое пение.

ВАЛЕРИЙ МЕЛАДЗЕ: “ПЕСНИ КОНКУРСАНТОВ БЫЛИ ОТВРАТИТЕЛЬНЫМИ”

Жюри на любом конкурсе — это настоящая группа риска. Они, по мнению наблюдателей, всегда во всем виноваты, и “Новая волна-2006” не исключение. После оглашения финальных результатов конкурса у многих возникли вопросы и претензии. Главные из них озвучила “ЗД” в разговоре с членом жюри, певцом Валерием Меладзе.

— Ваше частное мнение полностью совпадает с коллективным результатом голосования жюри?

— У меня нет претензий к результатам. Тройка лидеров — почти совершенна, и я очень надеюсь, что эти призы принесут им пользу.

— Муза “Новой волны” Алла Пугачева как-то говорила, что артисту нужно найти свой хит. Кто-нибудь из конкурсантов его нашел?

— Меня больше всего разочаровал день, когда участники исполняли свои собственные песни, которые они выбирали для конкурса. Когда они пели мировые или национальные хиты — все было прелестно. Как свое — отвратительно. Мы сами себя, члены жюри, даже успокаивали: мол, песня не такая уж и ужасная, но легче не становилось. Это, кстати, общая ситуация для многих конкурсов. Талантливые исполнители часто ковыряются в одиночку, в то время как прекрасные авторы обвесили себя кучей проектов типа “Фабрики звезд” и радуются тому, что они в шоколаде, занимаясь ковровыми бомбардировками и часто продвигая сереньких мышек. Если бы у участников “Новой волны” был достойный собственный репертуар, то при их способностях финальный тур не выглядел бы таким смазанным.

— Но жюри-то зачем занималось душеспасительным очковтирательством и ставило всем по 9, 10, 11 баллов, когда было видно, что туфта?

— Ну, насчет туфты — это же все очень субъективно. На конкурс шел такой жесткий отбор, что те, кто действительно заслуживал семь, скажем, баллов или меньше, остались за бортом предварительного отбора. И сейчас было бы неправильно ставить конкурсантам совсем уж низкие оценки. Если бы мы судили строже, то общая картина вряд ли бы поменялась.

— В жюри “Новой волны” всегда была борьба между теми, кто ставит на модный музыкальный продукт, и теми, кто ратует за совершенный вокал — как на вступительном экзамене в консерватории. Сейчас победила просто сильная вокалистка, в то время как добротная и концептуально правильная группа D-Side из Ирландии осталась за бортом. Это справедливо?

— Парни из Ирландии, конечно, достойны какого-нибудь приза, но мы не Европа, и эта культура нам не так близка. Хотя они абсолютные профессионалы, им нет смысла соревноваться, они просто могут выходить на сцену и работать. Что касается американки, то мегазвездой она, конечно, вряд ли станет... Хотя кто знает?




Партнеры