Пятеро в лифте, не считая режиссера

Даниил Спиваковский из-за кино стал клаустрофобом

1 августа 2006 в 00:00, просмотров: 438

Однажды режиссер Всеволод Плоткин застрял в лифте. Ненадолго, всего минут на десять. Но в этот момент еще и вырубилось электричество. И десять минут в полной темноте показались режиссеру, по его собственным словам, вечностью. Этот случай настолько потряс бурное воображение Всеволода Яковлевича, что он, до того снимавший боевики и сериалы (“Чтобы выжить”, “Время жестоких”, “Ключи от смерти”, “Главные роли”), решил замахнуться на триллер. Фильм “Лифт” был представлен избранной публике в минувший четверг.


Итак, однажды утром пять незнакомых друг с другом человек — две девушки и трое мужчин — из разных квартир одного дома вошли в лифт. Двери захлопнулись, и лифт начал свое бесконечное движение вниз. Кнопки не работают, кабина выходит из-под контроля, попытки вызвать лифтера ни к чему не приводят. Среди пассажиров начинается паника... Постепенно выясняется, что девушка, выдающая себя за спортсменку, — наркоманка со стажем. А скрипач, которого играет Игорь Верник, на поверку оказывается квартирным вором с манерами маньяка-насильника. Кто-то поругался с отцом до драки. Кто-то отравил близкого человека, и жить тому осталось не больше получаса… В общем, у каждого по “скелету в шкафу”.

На предпрезентационном фуршете, жуя от волнения шашлык, режиссер определил жанр своего нового фильма как хичкоковский психологический хоррор с элементами сюрреализма.

— Я в смысле знания классиков жанра не очень грамотный и образованный, — признался “МК” Плоткин. — Но, думаю, что если б был жив король хоррора Хичкок и если б он посмотрел наш фильм, он бы ужаснулся и сказал: “Страшно-то как”. Возможно, после нашей работы люди станут бояться заходить в лифтовые кабины. А если серьезно, то мы вовсе не стремились к тому, чтобы вызвать у нашей мнительной страны массовый приступ клаустрофобии…

Что там будет со страной после “Лифта” — неизвестно, а вот исполнитель одной из главных ролей Даниил Спиваковский после съемок отчасти стал клаустрофобом.

— Когда однажды мы с одноклассниками застряли в лифте почти на полдня, мне не было так страшно, как на съемочной площадке, — рассказал актер “МК”. — К тому же было тесно и неудобно. Никто даже не знал, какая часть его тела сейчас в кадре: ухо, нос, рука, коленка или, извините, попа. Даже отдыхали в перерыве между съемками прямо в кабине, смонтированной в павильоне, буквально друг на друге. Например, я — на бедре Оли Родионовой. Так что к концу съемок мы перестали друг друга стесняться. Еще я теперь побаиваюсь лифтов. Опасаюсь застрять. Если такое случится, скорее всего, как мой герой, буду биться в истерике, кричать, потеть и жать на все кнопки подряд…

Игорь Верник после “Лифта” ненавидит парики. Ведь чтобы придать его герою дополнительной демоническо-мистической привлекательности, гримеры каждый день надевали на актера черный длинноволосый парик. Зато за свои мучения Верник был вознагражден единственной в фильме эротической сценой с Ольгой Родионовой. А экс-“бумер” Сергей Горобченко, героя которого в самом начале закалывают спицей, всю свою роль пролежал на полу кабины. Даже успевал выспаться во время съемок.

Знаменитости, пришедшие на показ, охотно делились с корр. “МК” своими лифтовыми историями. Известный театральный режиссер Андрей Житинкин вспомнил, как за границей просидел вечером в застрявшем лифте частного дома два часа. Если б не консьержка, так бы и остался ночевать в кабине. А восходящей кинозвезде Насте Цветаевой задымившийся лифт подсказал имя ее будущего ребенка. Актриса как раз перебирала мысленно имена в лифте. Когда остановилась на варианте Кузя, кабина и задымилась. Анастасия решила, что это знак свыше, и ее новорожденный (хорошо хоть не прямо в лифте) сынишка в результате стал Кузьмой.




Партнеры