Азотные реки, фекальные берега

Через несколько лет Москва может превратиться в сточную канаву

2 августа 2006 в 00:00, просмотров: 503

Все, что ни делается, все — к худшему. Примерно так можно интерпретировать всенародно известную крылатую фразу в отношении качества поверхностных вод в Московском регионе. Специалисты бьют тревогу: сточные воды скоро перекроют сам водоток Клязьмы, Оки и тем более многострадальной реки Москвы. Антропогенная нагрузка на них с годами растет в геометрической прогрессии. Однако деньги по-прежнему вкладываются куда угодно, только не в очистные сооружения. Корреспондент “МК” выяснил, до какого состояния доведены наши водные артерии и какая судьба ожидает их в будущем.

Змеиное царство

Московский регион — не обособленное государство, поэтому судить о качестве воды на его территории лучше через призму комплексной оценки всего Центрального федерального округа. Именно так и поступают специалисты Московского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. Кстати, так наиболее ярко проявляется контраст между состоянием воды в столичной области и у ее соседей.

— Видите, превалируют зеленые “нити”, — разворачивает карту начальник отдела поверхностных вод ГУ “Московский ЦГМС-Р” Галина Плешакова. — Это водные объекты Центрального региона, качество которых в основном характеризуется 3-м классом (умеренно загрязненные воды). Иными словами, концентрация основных загрязняющих и биогенных веществ здесь не превышает 2 ПДК. А теперь взгляните на Московскую область и столицу. Здесь каких цветов только нет: от зеленого до фиолетового и даже красного. То есть класс качества повышается от 4-го (загрязненные воды) до 6-го (очень грязные воды).

Картинка действительно выглядит эффектно. На фоне зеленой идиллии — ярко-фиолетовый клубок змей с красными вкраплениями самых “ядовитых” участков. “Серпентарий” начинается сразу на границе Московской области, и чем ближе к столице, тем ярче играет всеми цветами радуги. Невольно залюбуешься, но как представишь, что не сегодня-завтра это попадет в водопровод, — не до эстетизма…

Цифры говорят сами за себя: из 174 случаев высокого загрязнения, зафиксированных на всей территории Центрального региона, 93% произошло в бассейне реки Волги, в котором, собственно, и расположен столичный регион. Если мы посмотрим, каким образом распределяются эти случаи по веществам, то увидим, что львиная доля (73 случая) принадлежит соединениям азота, 45 — нитритному азоту, 30 — органическому веществу БПК-5, 10 — меди и 3 случая выпадает на дефицит кислорода. Такое распределение не могло не найти отражения на изменении качества водных объектов.

Ради справедливости надо заметить, что у соседей не все так благостно, как может показаться. Ярко-фиолетовым пятном мигает участок реки Дон в Смоленской области. На протяжении последних нескольких лет здесь держится 5-й класс качества (грязные воды).

— Даже в 2004 году ситуация здесь была лучше, — говорит Галина Викторовна. — Но сейчас количество случаев высокого загрязнения резко возросло. Если в 2004 году в районе города Донской было отмечено 4 случая загрязнения аммонийным азотом, то в 2005 году — уже 13. Концентрации этого вещества достигают 13—14 ПДК, нитритного азота — порядка 7 ПДК. Кроме того, в реке Дон самое большое содержание сульфатов.

Такое резкое отличие в качестве объясняется достаточно просто. Между Шацким водохранилищем и рекой Дон расположен город Новомосковск, который осуществляет сброс стоков с очистных сооружений как в Шацкое водохранилище, так и в верховье реки Дон. Такая же ситуация в Рязанской области, где река Пра характеризуется 5-м классом качества, что связано опять же с большим количеством сточных вод, поступающих в этот достаточно малый водоток.

В двух шагах от коллапса

Когда начинаешь рассматривать ситуацию по каждой реке отдельно, впору хвататься за голову. Потому что контраст изменения качества воды, начиная с границ Московской области, буквально режет глаза. Взять, например, Оку. Реку, которую в области считают чуть ли не самой чистой. Ее класс качества от истока до границы с Подмосковьем стабильно удерживается на уровне 3-го. При впадении реки Нары он повышается до 4-го, сохраняется на этом уровне до впадения реки Москвы и только на территории Рязанской области возвращается на круги своя. Если судить обстановку на Оке по ИЗВ (индекс загрязненности воды), то она покажется еще более критичной. Так, в городе Белев Тульской области этот коэффициент составляет всего 0,6. После пересечения границы Московской области он увеличивается в целых два раза, после впадения Нары практически в 4 раза, а после впадения реки Москвы — в 5 раз. Почувствуйте, что называется, разницу…

Не лучше ситуация на реке Клязьма. Больше всего ей достается от города Щелкова. Если до него качество воды соответствует 3-му классу (в основном благодаря каскаду Пестовского и Клязьминского водохранилищ), то ниже сбросов щелковских очистных сооружений качество воды ухудшается практически в два раза и достигает 6-го класса (очень грязные воды). Эта взвесь течет по Клязьме вплоть до Лосино-Петровского. За несколько километров река успевает самоочиститься лишь до 5-го класса и в таком виде покидает Подмосковье…

Сброс недостаточно очищенных сточных вод в Клязьму, который производит щелковское коммунальное предприятие, рано или поздно доведет реку до полного коллапса. Уже сейчас среднегодовая концентрация загрязняющих веществ ниже Щелкова достигает 14 ПДК! В то время как в фоновом створе выше города это значение не поднимается выше 1 ПДК. Свою заметную лепту в загрязнение Клязьмы вносят Орехово-Зуево, Павловский Посад и другие населенные пункты, расположенные по течению реки. Водному объекту при всем желании не удается справиться с загрязнениями, объемы которых постоянно множатся.

Впрочем, Клязьма и Ока — цветочки по сравнению с тем, что происходит на реке Москве. Ей скорее не повезло протекать по столице нашей Родины. 83 км реки из общих 478 приходится на Москву, что не может не сказаться на ее состоянии. Масла в огонь добавляют Курьяновская и Люберецкая станции аэрации, расположенные на выходе из города. По идее, они призваны очищать отработанную воду. Тем не менее на выходе из Первопрестольной качество воды удерживается на уровне 5-го класса, что, напомним, очень плохо. После сбросов Люберецкой станции аэрации класс качества последние три года вообще удерживается на уровне 6-го. Только к Воскресенску вода вытягивает на 4-й класс качества, что все равно очень далеко от идеала. Хорошо очищение, нечего сказать!

На реке Москве идет и стабильный рост случаев высокого загрязнения. Если в 2001 году их было 14, то в 2005 уже 45. Из них в основном аммонийным и нитритным азотом. Например, среднегодовое содержание аммонийного азота в истоке реки составляет 2,4 ПДК, в Москве уже 6 ПДК, а после станции аэрации достигает 16 ПДК! Для сравнения: в 2000 году на выходе из станции тот же показатель фиксировали на уровне 2 ПДК. Если и дальше каждые пять лет загрязнение будет увеличиваться в 8 раз, страшно подумать, что останется от реки. Та же ситуация — с содержанием фосфатов. Если до Москвы их содержание не превышает 0,2 ПДК, то ниже станции аэрации водичка разве что не светится, потому что в ней содержится 2—3 ПДК данного вещества.

Из чего же сделана наша водичка?

Как уже стало понятно, основным источником загрязнения рек региона служат недоочищенные сточные воды, которые преимущественно состоят из аммонийного и нитритного азота. За сухими химическими терминами кроются знакомые всем понятия. Аммонийный азот — это продукт хозфекальной канализации, а нитритный — системы очистки. Последний получается в процессе нитрофикации, который практикуется при очистке воды. Высокое содержание ни первого, ни второго в воде не проходит бесследно для окружающей среды. Например, если 3-й класс качества в той или иной степени терпим для экологического равновесия, то последующие могут вызвать необратимые последствия в природе и организме человека. Постоянное увеличение случаев загрязнения аммонийным азотом уже сказывается на наших водоемах. Обычно они “цветут” в августе — в этом году развитие фитопланктона началось уже в мае.

— Только вдумайтесь в эту цифру! — призывает Плешакова. — 42 миллиарда кубических метров воды в год перерабатывает Люберецкая станция аэрации. Объем стока всей Клязьмы на территории области составляет 1 миллиард кубических метров в год, а здесь такие объемы…

Не менее плачевная ситуация складывается на поселковых очистных сооружениях. Их в принципе и назвать так можно с большой натяжкой. Вот и в поселке Константиново тоже, наверное, думают, что у них работают очистные сооружения. Хотя на самом деле стоит обычный железобетонный резервуар, в который стекает все, что можно, и все, что нельзя. По переливной трубе собранное “богатство” поступает на так называемые поля фильтрации, а на самом деле — просто бывшие сельхозугодья в пойме Рожаи. Немудрено, что о речке этой давно идет недобрая слава.

Ни власти, ни владельцы предприятий не горят желанием особо тратиться на очистные сооружения. При всех потугах на реконструкцию и модернизацию схема очистки хозбытовых сточных вод осталась той же: отстой, аэрация с активным илом, последующий отстой-фильтрация и последняя стадия — обеззараживание. Другой технологии на сегодняшний день, к сожалению, не придумано. Как не изменилась и унаследованная от советской власти система собирать с многомиллионного города все стоки, а потом пытаться очистить их в одном месте — на Люберецкой станции аэрации.

— Пора уже понять, что решить проблему одно глобальное монстроподобное предприятие не в силах, — считает начальник ГУ “Московский ЦГМС-Р” Николай Ефименко. — Как бы мы ни фильтровали эту массу, полностью очистить ее все равно не удастся. По идее, каждое предприятие должно иметь хорошие очистные сооружения. А не такие, как сейчас, — производящие только очистку от нефтепродуктов и взвешенных частиц. Когда речь заходит о коттеджной застройке, специалистов-водников от возмущения начинает бить мелкая дрожь. Тот беспредел, который позволяют себе сегодня владельцы “имений”, как модно сейчас выражаться, не вписывается ни в какие рамки. Если в загрязнении реки Москвы в пределах столицы виноваты в основном предприятия, то в области основной причиной падения качества воды служит массовое строительство коттеджных поселков. Оно и понятно. Строятся не скворечники с выгребными ямами, заполняемыми раз в 10 лет, а комфортабельные дома с бассейнами, банями, посудомоечной и бытовой техникой.

— Во всех коттеджах предусмотрены так называемые септики, — говорит Плешакова. — Проще говоря — обычные отстойники. Заполняются они очень быстро. А вывозить стоки отнюдь не дешево. Поэтому многие предпочитают сливать их прямо в землю или спускать в ближайшую реку, не понимая, что через год-другой эта вода вернется к ним в скважину. Конечно, у каждой реки есть способности самоочищения, но они не безграничны. Неудивительно, что класс качества реки Москвы в последние годы не опускается ниже 4-го. Она просто не справляется с нагрузкой, потому что объем сбрасываемых сточных вод практически равен самому ее водотоку. Если не будут приняты своевременные меры, то через несколько лет река Москва превратится в сточную канаву. А за ней и другие реки столичного региона.


СПРАВКА "МК"

Общегосударственная сеть режимных наблюдений за качеством поверхностных вод Центрального региона насчитывает 101 водный объект, 135 пунктов наблюдений, 202 створа, из которых 167 расположены на водотоках. Территория разделена на 4 гидрографических района: Балтийский, Черноморский, Азовский и Каспийский. Самым обширным, в территорию которого входит Московский регион, является Каспийский. В сферу деятельности Центрального УГМС входят 10 областей (Московская, Тверская, Ярославская, Костромская и др.). На территории каждой области осуществляет свою деятельность региональный центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.


В Московской области расположено 65 створов наблюдений и 25 водных объектов. Соотношение среднемноголетнего расхода природных вод к расходу сточных вод в реке Москве достигает 1,4:1. Последний раз самый высокий класс загрязнения — 7-й (чрезвычайно грязные воды) — фиксировался в столичном регионе в 2000 году.






Партнеры