А горы здесь тихие

Президент Абхазии Сергей Багапш дал эксклюзивное интервью спецкору “МК”

3 августа 2006 в 00:00, просмотров: 249

“В Кодорском ущелье спокойно”, — сообщает наблюдательная миссия ООН. Но спокойствие это какое-то “звенящее”. Тихо, не стреляют, присматриваются. “С западных склонов со стороны зоны грузинской ответственности замечается постоянное наблюдение за постами миротворцев”, — отметили наблюдатели. Что ждать от этого затишья? Корреспондент “МК” побеседовал об этом с президентом Абхазии Сергеем Багапшем.


— Сергей Васильевич, насколько неожиданными были для вас события в Кодорском ущелье?

— Нечто подобное мы ждем от Грузии постоянно. Там сейчас руководство, от которого можно ждать провокаций. Видимо, просчитали, что сейчас легче всего устроить провокацию именно в Кодорском ущелье. Но провокации с их стороны были постоянно и в Гальском районе: подрыв людей, убийства миротворцев, “лесные братья” — все это звенья одной цепи. То, что сейчас произошло в Кодорском ущелье, ни к чему хорошему привести не может. Любое вторжение в миротворческий процесс, нарушение базового соглашения 1994 года будет иметь последствия.

— Предлагают ли вам помощь друзья из республик российского Северного Кавказа?

— Да, они как раз сейчас звонили. Многие представители республик уже подъехали: из Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгеи. Предлагают помощь и донские казаки, и кубанские. Мы всех успокаиваем, говорим, нет пока такой необходимости.

— Грузинские СМИ заявляли, что Квициани находится в Абхазии.

— Пускай они его ищут у себя дома. Он где находился, там и находится. Здесь его нет, мы его не видели. Другом он нашим не был. Контакты были, потому что он был представителем президента Грузии. И мы как порядочные люди, которые выполняют подписанные соглашения, имели контакты с ним и со сванами. В послевоенное время практически никаких фактов грубого нарушения соглашений, недопонимания с их стороны не было. Мы туда не лазили, и они спокойно себя вели. Но грузинские власти почему-то постоянно стремились довести эту ситуацию до конфликтной. Сегодня Квициани их перестал устраивать, потому что пошел в разрез с той политикой, которую ведет руководство Грузии. Но сейчас с ней не согласен не только Квициани, но и многие оппозиционные партии, население выступает против власти! Арестовали сестру Квициани, арестовали одного оппозиционера, сейчас ищут еще трех-четырех. Это 37-й год!

— Планирует ли Абхазия военную операцию в Кодорском ущелье?

— Пока мы ничего не планируем. Мы стараемся все это привести в мирное русло. Но оставляем за собой право поступать так же, как поступает с нами Грузия.

— Все-таки факт нахождения там “правительства в изгнании” вас не может радовать.

— Политически нам это, с одной стороны, может быть, и неприятно, но, с другой стороны, я не думаю, что многие западные политики, которые раньше часто встречались и общались с этим марионеточным “правительством”, поедут к ним в Кодорское ущелье. Раньше было проще: нужно было просто перейти из Госканцелярии в канцелярию “автономной республики”. А теперь надо будет ездить в горы. Я думаю, что вслед за правительством туда отправят жителей, то есть будут делать такую резервацию для бывших “автономистов”. Если их это устраивает, пусть живут. Там восемь месяцев в году снег высотой три метра. Пускай сидят, если нравится. Если у них много денег в государстве, некуда девать — пусть. Это же просто пиар!

— Но при этом конфликт из конфликта между Абхазией и Грузией становится как бы “внутриабхазским”.

— Для этого все и делается. Они стараются посадить этих представителей за стол переговоров с нами. Мы с ними вести переговоров не будем. Потому что мы не с ними воевали. Мы воевали с Грузией, с Грузией и будем вести переговоры по всем вопросам.

— Значит, вы не станете делать резких движений?

— Мы будем отслеживать ситуацию. И я оставляю за собой право поступать так, как сочту нужным.

— Вы не боитесь, что они оттуда начнут наступление?

— Мы ничего не боимся, мы к этому готовы.

— Как вы оцениваете поведение миротворцев? Некоторые лица в руководстве Абхазии утверждают, что они узнали о прохождении грузинской военной колонны почему-то от наблюдателей ООН, а не от миротворцев.

— Это не так. Сразу — в 4.50 — мне позвонили миротворцы и проинформировали о ситуации. Я думаю, что они сработали правильно. Открывать на грузинской территории стрельбу и ввязываться в войну с ними было бы неверно. Такая армада идет — 30—40 машин вооруженных людей. Что им было делать? Я думаю, они правильно поступили, другого выхода не было.




    Партнеры