Микстура — дура

Чиновники “латают колпак” над фармрынком

4 августа 2006 в 00:00, просмотров: 253

— Вы мне что продали? Почему оно прозрачное, а не желтое? — пытает аптекаря пенсионерка, тряся перед ним средством для работы кишечника. Около прилавка бабушку, по ее словам, маринуют уже полчаса — добиться правды не так просто. Пенсионерке еще повезло — препарат сомнительного достоинства выдал себя цветом. В подавляющем большинстве случаев подделка от нормального лекарства неотличима. По данным Росздравнадзора, в 38% случаев это антибиотики, в 7% — спазмолитические средства, в 6% — противовоспалительные препараты. Чаще всего подделываются дорогие, хорошо известные препараты — в 7 случаях из 10 фальсификаты имеют забугорное происхождение.


Фармрынок находится “под колпаком” Росздравнадзора, призванного преграждать фальсификату путь к населению. Но “колпак” этот весьма дыряв: по мнению эксперта из НИИ МВД России, фальсификаты, выявляемые этой федеральной службой, — капля в море. Количество фальшивых препаратов в стране за последние несколько лет увеличилось более чем в десять раз. А Росздравнадзор отмечает: в последние три года наметилась устойчивая тенденция по снижению доли выявленных фальсифицированных лекарственных средств на 25—35% ежегодно. В самой организации считают, что дела идут на поправку: служба с каждым годом расширяет сферу контроля и теперь мониторит более 60% всех лекарственных средств, обращающихся на рынке Российской Федерации. Интернет, правда, полностью выпадает из поля зрения чиновников, и поэтому этим путем заказывать лекарства они крайне не рекомендуют. “Но все идет к тому, что наши специалисты накроют всю страну, и любая аптека, даже в тмутаракани, не сможет безнаказанно торговать подделкой, — популярно объясняет руководитель службы Рамил Хабриев. — Раньше мы могли только изъять у оптовиков фальсификат. Оптовик же показывал сертификат: “У меня проблем нет”. А дальше — ищи-свищи. Теперь оптовик встанет перед угрозой лишения лицензии”.

Согласно недавнему правительственному постановлению сам факт обнаружения в аптеке или у оптовика неуничтоженного фальсификата может стать основанием для приостановления или аннулирования лицензии. И тут уж не важно, есть злой умысел или нет. “Мы собираемся это широко использовать”, — пообещал Хабриев. Выйти на охоту служба намеревается в самое ближайшее время. С новой нормой и пополнившимся штатом сотрудников они теперь, как утверждает Хабриев, — сила.

В Росздравнадзоре намерены уравнять отечественных и зарубежных производителей. Сегодня проконтролировать путь проникновения иностранного фальсификата в страну зачастую невозможно: торговые представительства зарубежных фармкомпаний претензии по качеству не принимают, это не в их компетенции. “Мы предлагаем принять соответствующие нормативные документы, которые обяжут любую иностранную фирму, регистрирующую в России свой препарат, открыть в нашей стране свое представительство, которое и смогло бы стать ответчиком”, — пояснил Хабриев.

И все-таки возможно ли осуществлять глобальный, а не точечный контроль над действиями игроков фармрынка? Разговоры о возможности внедрения на нем системы, подобной ЕГАИС, начали вести даже до того, как возникла идея самой системы. По мнению Хабриева, ее создание было продиктовано не столько заботами о здоровье потребителей алкоголя, сколько огромными потерями государства из-за неуплаты акцизов. Цель тех, кто вершит судьбу фармрынка, благороднее. И поэтому они предпочтут не оголтело копировать ЕГАИС, а поискать альтернативные пути реализации проекта.




Партнеры