Раздавить это вредное насекомое!

Радетели православной чистоты объявили войну нашему корреспонденту

4 августа 2006 в 00:00, просмотров: 748

Недавно я подал иск о защите чести и достоинства к священнику Всеволоду Чаплину, который пытается публично оклеветать меня. С некоторым изумлением я ознакомился с высказываниями трех журналистов — Александра Щипкова, Владимира Легойды и Михаила Леонтьева, которые жаждут, чтобы я вступил в открытую полемику со священником Всеволодом Чаплиным в радиоэфире “Маяка”.


Я профессионально занимаюсь журналистикой с 1978 года. И “Маяк”, и “Эхо Москвы” знают мои координаты и телефоны. Но, увы, я пока не получал приглашения ни от одной радиостанции принять участие в той или иной передаче. Это означает одно — вышеупомянутые журналисты, утверждающие, что я якобы уклоняюсь от полемики в радиоэфире, пытаются ввести в заблуждение читателей сайта “Интерфакс-религия”.

В Интернете опубликовано мое исковое заявление к священнику Всеволоду Чаплину, которое подано в Преображенский суд города Москвы, по месту жительства священника. В нем я утверждаю, что священник клевещет на меня, и требую судебного разбирательства. Думаю, что оно состоится во второй половине августа, и я приглашаю не только вышеназванных журналистов на заседание суда, но и всех желающих. Суд выяснит, почему и с какой целью священник Всеволод Чаплин клевещет на меня. Лично для меня это не секрет.

Есть клеветники, которым это занятие доставляет удовольствие. Грибоедов своего Репетилова рисовал с натуры. Отец Всеволод неуклюже лжет по команде и принуждению своего непосредственного начальника, митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева). Шеф решил использовать своего заместителя в качестве Александра Матросова и бросил его на амбразуру. В узком кругу митрополит высказался обо мне более резко: “Раздавить это вредное насекомое!”

На последнем заседании Синода встал вопрос о профессиональном соответствии занимаемой должности председателя ОВЦС владыки Гундяева. И это связано не только с провалом так называемого Всемирного саммита религиозных лидеров, но и с уходом большинства приходов Сурожской епархии под омофор Константинополя. Я написал об этом. И это вызвало неадекватную реакцию Гундяева.

Напомню, что 6 июля в своем интервью “Эху Москвы” отец Всеволод неудачно пытался доказать ведущим (Алексею Венедиктову и Ольге Бычковой), что саммит все же был всемирным. К сожалению, это не удалось. Ведущие оказались на высоте, и их вопросы были полной неожиданностью для отца Всеволода. Поэтому он сорвался на клевету и площадную брань в мой адрес. Я допускаю, что за прошедший месяц отец Всеволод прошел необходимый ликбез и теперь вполне готов для дискуссии. Но кому она интересна?

Памятуя о том, что в течение почти 10 лет мы были друзьями с отцом Всеволодом, я с сожалением разрываю наши отношения. После его выступлений я не только не подам ему руки, но и не считаю возможным для себя какую-либо публичную полемику с человеком, опустившимся до такой низости.

Попытка спровоцировать меня со стороны руководства ОВЦС не удалась. Теперь эту попытку столь же неудачно повторяют журналисты А.Щипков, М.Леонтьев и В.Легойда, гордо называющие себя “журналистским сообществом”.

Хочу еще раз напомнить вышеупомянутым господам, с чего все началось. Я готов вступить в публичную полемику с представителем ОВЦС. Я отношусь с уважением к заместителю председателя ОВЦС епископу Егорьевскому Марку и священнику Николаю Балашову. Если вдруг они решат рассказать что-то новое и опровергнуть мои статьи о так называемом Всемирном саммите религиозных лидеров, я готов выслушать их аргументы и вступить с ними в публичную дискуссию.

Есть одно несправедливо забытое понятие. Оно существовало в российском обществе вплоть до Второй мировой войны. Были люди, которых называли “нерукопожатными”. Порядочные люди не подавали им руки. Таким человеком стал для меня священник Всеволод Чаплин.





Партнеры