Цену похищенного завысили?

У краж не было конкретного заказчика

7 августа 2006 в 00:00, просмотров: 582

“МК” обратился к президенту аукционного дома “Гелос” Олегу СТЕЦЮРЕ с просьбой проанализировать список украденных раритетов. По его мнению, все указывает на то, что конкретного заказчика хищения не было — крали по “собственному вдохновению”, а уж потом искали покупателей.


— Олег Николаевич, первое, что хотелось бы узнать, — вы согласны с суммой, в которую оценил Эрмитаж похищенные изделия, — 130 миллионов рублей?

— Откровенно говоря, вы поставили перед нами непростую задачу. Оказывается, в описании некоторых утраченных предметов отсутствуют весьма значимые показатели: размер, вес ювелирного предмета и фотографии. Поэтому, с точки зрения ценообразования на рынке, совершенно непонятно, о какой цене может идти речь.

Комментарий “МК”. Вот характеристика одного из похищенных предметов: золотое кольцо с бриллиантом, в черной коробочке. Вещицу с подобной характеристикой искать как иголку в стоге сена.

Паспортизацией, вернее, ее отсутствием, специалисты озабочены давно. Директор одного из ведущих агентств, которое занимается оценкой и экспертизой ценностей, Денис Лукашин рассказал нам, что уже несколько лет пытается реализовать совместный проект с Росохранкультурой — улучшить паспортизацию музейных ценностей. Невероятно, но некоторые редчайшие предметы даже не сфотографированы. Для того чтобы подтянуть “анкетирование” раритетов до европейского уровня, нужно потратить годы. Но за последние несколько лет подвижек в этом направлении нет.

К примеру, в России отсутствует так называемая официальная база данных — перечень предметов искусства, находящихся во всех музеях. В Европе такая база имеется на вооружении у каждого музея, да еще и в госучреждении, которое контролирует перемещение ценностей...

Между тем специалисты “Гелоса” все же обозначили вилку цен. Общая стоимость краденого — от 800 тысяч долларов до полутора миллионов. Интересно, у Пиотровского прозвучала цифра — 130 миллионов рублей, что соответствует примерно 5 миллионам долларов...

— Олег Николаевич, можно предположить, что предметы воровали по заказу коллекционера?

— Исходя из описания предметов такой коллекции не может быть по определению.

— Но ведь из этого списка можно выделить как минимум две группы предметов: иконы и посуда?

— Думаю, вынесена существенная дорогостоящая часть этого хранилища. Не более того. Коллекционеры, которые собирают такие раритетные иконы, как в этом хранилище Эрмитажа, естественно, есть, но их не так уж и много.

Похищенные иконы достойны конечного покупателя. Но конечный покупатель — это богатый, респектабельный человек, который платит очень большие деньги. Он не станет заказывать воровство из музея.

Г-н Стецюра раскрыл “МК” цепочку, по которой предметы попадают к такому покупателю. Например, нашли раритет в Бердянске стоимостью в тысячу долларов. Он поступил в Краснодар, и его цена уже пять тысяч долларов. Оттуда в Москву — 15 тысяч, пришел к конечному покупателю уже за 25 тысяч долларов. Так работает рынок.

— Нужно учитывать, что в этом ограблении присутствует факт растянутости во времени, — продолжает Олег Николаевич. — Не может от конечного покупателя поступить такой долгосрочный заказ. Думаю, просто люди не могли помногу выносить, а тащили постепенно и таким образом подпитывали свое материальное состояние.




    Партнеры