“Конец света” по-русски

Интиму актеров мешают животные

7 августа 2006 в 00:00, просмотров: 421

Производители российского “телемыла”, кажется, освоили уже все возможные жанры — от криминального боевика до мелодрамы. И только тема техногенных катастроф была телевизионщиками до сих пор не окучена. Но скоро и этот пробел восполнят. Во всяком случае, молодой режиссер Дмитрий Дьяченко уже закончил работу над новым многосерийным телепроектом со страшноватым названием “Конец света”. Впрочем, несмотря на то, что в центре сюжета сериала реальное техногенное бедствие — отключение электричества в огромном мегаполисе, — дрожать у телеэкранов зрителям не придется. Создатели проекта нашли в данной ситуации и немало забавного. И пригласили “МК” на съемочную площадку в один из последних дней работы над сериалом.


В павильоне киностудии “Мосфильм” смонтирована лифтовая кабина. Ее двери устроены так, что при открывании-закрывании постоянно зловеще скрежещут. В почти кромешной темноте дубль за дублем актриса Екатерина Семенова и звезда “9 роты” Иван Николаев изображают ужас и нечеловеческие усилия, пытаясь выбраться из кабины лифта. А режиссер все недоволен: то страха на лицах актеров недостаточно, то двери открываются слишком легко. А ведь должно быть правдоподобно. Герои Семеновой и Николаева, брошенные в день “конца света” лифтерами на произвол судьбы, — лишь двое из персонажей сериала, которые в день отключения электричества попадут в истории — как забавные, так и не очень.

Пока режиссер не занят лифтом и актерами, он рассказывает “МК”:

— Отключение электроэнергии нас интересует с точки зрения сюжетных хитросплетений судеб простых людей. Сам факт этого происшествия — фон, на котором разворачиваются человеческие истории десятка москвичей, которым придется кардинально менять свои планы, решения и даже убеждения. Это и бизнесмен, который из-за отключившегося светофора попадет в аварию и спасать которого будет обиженный им незадолго нейрохирург. И дети, застрявшие на самой вершине аттракциона “Чертово колесо”. А двоим влюбленным, например, из-за отключения электричества не удастся покончить жизнь самоубийством. Вообще жанр того, что мы снимаем, однозначно определить нельзя. Здесь есть немного от мелодрамы, немного от фильма-катастрофы, немного от лирической комедии. Но в лихо закрученном сценарии Татьяны Мирошник их объединяет не только “конец света”. Все они так или иначе друг с другом связаны. Все постоянно друг с другом встречаются, пересекаются. И в какой-то степени получается, что Москва — это такая большая деревня. Наш сериал еще и об этом.

В московской школе по сценарию будет сорван праздник “Последний звонок”. Этот эпизод снимался в реальной столичной школе в районе станции метро “Аэропорт”. Звездой на площадке в этот день был Всеволод Шиловский. Он играет крупного милицейского начальника, пришедшего поздравить школьников с окончанием учебного года. Снимается сцена, когда у милиционера отключается микрофон. “Выпускайте хомяка”, — командует Дьяченко. Наступает заминка, во время которой актер начинает извиваться всем телом и строить уморительные рожи. При чем здесь хомяк и мимика Шиловского? Это тайна сюжета.

Многие актеры в этом сериале пробуют себя в новых образах. Та же Екатерина Семенова, например, стараниями гримеров и костюмеров превратилась в бизнес-леди: очки в модной и дорогой оправе, строгий костюм, стильный портфель и неизменный русско-японский разговорник в руках. А очаровательную Олесю Судзиловскую и вовсе превратили в легкомысленную и недалекую блондинку из анекдотов в умопомрачительном костюме: зеленые брюки, розовая кофта и блестящие хулиганские туфли. Героиню Судзиловской вообще преследуют по сюжету все тридцать три несчастья.

— Режиссер помог мне сделать мою дурочку проникновенной и вызывающей не только улыбку, но и сострадание. Дима Дьяченко позволяет актерам фантазировать и импровизировать в кадре. И мы этим пользуемся. В сценарии есть момент, когда мою героиню освобождают из аппарата для похудения, в котором она застряла. На площадке мы с Элей Бледанс (она играет медсестру) оторвались, устроили клоунаду. Не менее прикольной получилась сцена, где моя блондинка принимает роды посреди улицы прямо в собственной машине. Младенец был настоящий. Но я сначала все как следует отрепетировала с резиновой куклой. Самым сложным было заставить себя не засмеяться в кадре — очень уж сцена смешно написана.

А вот съемки постельной сцены едва не сорвал кот. Спальню снимали не в павильоне, а в настоящей квартире. И вот в разгар съемок в кровать к актерам Елене Котихиной и Сергею Фролову по-хозяйски запрыгнул местный кот. Пришлось до окончания съемок изолировать дымчатого усатого-полосатого на кухне…




Партнеры