Привет, зараза!

Наш специальный корреспондент Ирина Степанцева передает из Швеции

9 августа 2006 в 00:00, просмотров: 315

Ждать — не догонять. Мы ждали первое российское “золото” Швеции, а догоняла-то она — Инга Абитова. И ничего на этой дистанции в 10 000 метров не планировала, просто пошла ва-банк. И чемпионат Европы вынужден был тут же раскошелиться.


…В Гетеборге пока стоит роскошное лето — в день открытия чемпионата Европы яркая полоска термометра ерзала за тридцать градусов, а мы ерзали в автобусе, пытаясь сохранить части тела за восемь часов ночного переезда из Стокгольма в Гетеборг. Красавец Стокгольм огорошил нас сразу, как мы только ступили на его землю: билетов на поезда в Гетеборг нет, все раскуплено. Оно конечно: страсть шведов к легкой атлетике известна, но поезда вроде не посадочные места на трибуне, имеют обыкновение возвращаться. Оказывается, в нашу судьбу вмешалась аж целая неделя города — бесконечная дискотечно-развлекательная “тусня”. Еще учтите, что в Швеции летом работают по облегченному варианту да нынче наслаждаются не двумя традиционными неделями тепла за весь сезон, а просто курортным раем. Обитателей рая в самое сердце поразила яхта Анны Курниковой, пришвартованная в эти дни к берегам Гетеборга. Обшитая деревом, с небольшим вертолетом на борту, она выделяется среди коллег, хотя присутствие хозяйки не обнаруживается.

Нас навороченными яхтами не удивишь: мало ли в России владельцев заводов и пароходов? Но вот народная спортивная жизнь Гетеборга заставила позавидовать всерьез. О том, что теннисных кортов, залов для занятий, бассейнов много, можно не говорить. Город опутан велосипедными дорожками, еще народ шныряет на странных колесах со щитом. Два больших колеса, посередине — ноги, на уровне груди — руль с автоматическим управлением, а все туловище закрывает щит. Такой стоячий скутер с колесами по ширине плеч.

Плечи, конечно, бывают разные. Когда рядом прошел сильнейший толкатель ядра белорус Михневич, я не удержалась: какой же вы здоровый! Андрей снисходительно хмыкнул: с его ростом в два метра и два сантиметра да весом 127 килограммов это позволительно. А датчанин Йоахим Ольсен? На три килограмма тяжелее, но рост 1,84. Квадрат, да и только! Его тренер чуть не убил старушку. Типичная европейская бабушка — божий одуванчик с белой головой в куделечках — пришла поболеть за легкую атлетику. И оказалась на трибуне прямо перед тренером датчанина, на ряд ниже. “Одуванчик” вынужден был просмотреть турнир с плотно прижатыми руками к ушкам. Тренер орал так, как все толкатели вместе взятые. Но, честно, удивило лицо бабули — просветленно-снисходительное: она явно знала, на что шла.

Спортсменам это удается далеко не всегда. Вмешиваются и случай, и судьи, и собственный характер.

— Ничего не удалось, как хотелось, — пожаловался наш толкатель Антон Любославский, прекратив спор с ядром. — Судейство отвратительное, перед третьей попыткой, когда я настроился уже, белорусу Лужину предложили перетолкать.

— Как это?

— Судейская ошибка. Я такого, честно говоря, не помню: чтобы человек толкал за 20 метров, а ему через десять минут сказали: “Мы тут напортачили чего-то, пойди перетолкай!” Меня это напрягло сильно, хотя я утром хорошо сработал — 20,22. Думал, вот добавлю немного еще… Задержка времени — это ведь что? Ты остываешь, голова расслабляется, это сбивает с толку. Это не оправдание, конечно, но… Паша Софьин — вот какой молодец большой, с зубрами не боится бороться. На “зимнем мире” был четвертым, здесь вот пятое место.

— Ты чего так расстроился? Сам же говоришь, самый молодой среди участников. Куда тебе с дядьками тягаться?

— Да я все понимаю. Вот только что разговаривал с украинцем Юрием Белоногом, он мне говорит: “Ты чего? Тебе 22 года, мне 32, Олимпиаду я выиграл в тридцать… Ты — рекордсмен Европы среди молодежи, чемпион Европы среди молодежи. Просто заматереть надо”. Мне и правда тяжело физически и эмоционально два раза в день толкать. На соревнованиях среди молодежи — другая система: день отдыха, ты восстанавливаешься. Но ничего — вот смотрю на Пашу Софьина: он старт за стартом набирает уже, приспособился — он же на два года старше меня. И Гетеборг для меня совсем не отрицательный опыт. Я сугубо положительно к этому отношусь, результат показал в квалификации хороший — с этим результатом я мог бы занять седьмое место. Ну, вы спросите еще чего-нибудь, интересно же…

А в это время Инга Абитова верила и не верила в свою счастливую судьбу. Еще не было медали на шее. Но позади были и напряженные 10 тысяч метров, и флаг в руках, и расшаркивание перед зрителями.

— Вы такая маленькая, Инга, худенькая, — откуда силища-то победная?

— Наработала, наверное. Последние пятьсот метров рванула, конечно… Рисковала — но пошла ва-банк. Я ведь эту дистанцию на турнирах всего три раза в жизни бегала. И даже не чемпионка России, “серебро” у меня там было.

— Финиш вам дался тяжело (на последних шагах Абитова уже дышала буквально через рвоту), через сколько секунд, минут можете хотя бы говорить нормально?

— Минут через десять, наверное. Да и то — знаете, какая голова сейчас?..

Интересно, что вторая российская медалистка на этой дистанции, Лидия Григорьева, завоевала “бронзу” — тоже не предполагала, что Гетеборг ей столь широко улыбнется. Хотя… Из Чебоксар она — а это, как сама говорит, просто Кения для наших женщин. Кому, как не им, бегать длинные дистанции? У нас, говорит, выносливость не только натренированная, но и генетическая.

— А почему тогда не планировали за медаль даже зацепиться-то?

— Да все в этом сезоне шло не так — ничего не получалось хорошо и вовремя. Мы с тренером и так анализировали, и так. Вот и ехали сюда без особых надежд.

— Но вас же муж тренирует, Валерий Григорьев, — вы ему навтыкали за то, что не получалось? Или он вам?

— Друг другу скорее. Зато сейчас радость-то какая. Но вообще не моя это дистанции, я хочу сосредоточиться на марафоне. Вот там, чувствую, пойдет быстрее…

Чемпионат Европы теперь тоже пойдет быстрее. Это только первый день растягивается до бесконечности. Все приглядываются и приспосабливаются. Дальше — битва не только за личный, но и командный урожай набирает стремительный ход. А победы или неудачи в первый день могут стать заразной болезнью. Россия начала с “золота”. Такую “заразу” хотят все.




    Партнеры