Первый актер второго плана

Андрей Краско: “Свое возьму маленькими ролями”

9 августа 2006 в 00:00, просмотров: 551

— Меня зовут на вторую роль, а я ее так сыграю — получается главная, — говорил Андрей Краско. Он не преувеличивал, каждая роль становилась событием. Именно его героев мы вспоминаем в первую очередь, когда речь заходит о фильмах с участием этого актера. Из его списка: “Бандитский Петербург”, “Агент национальной безопасности”, “Блокпост”, “Особенности национальной рыбалки”, “Операция “С Новым годом!”, “Брат”, “Олигарх”, “Копейка”, “Участок”, “9 рота”, “Сволочи”, “72 метра”, “Турецкий гамбит”, “Ночной продавец”, “Своя чужая жизнь”, “Жмурки”, “Доктор Живаго”, “Грозовые ворота”. Снимался много, себя не щадил, каждую свою роль играл как последнюю.

5 июля Андрея Краско не стало. Он умер от острой сердечной недостаточности в Одессе, прямо на съемочной площадке фильма “Ликвидация” Сергея Урсуляка. Заслуженная всенародная любовь пришла к нему совсем недавно.


То, что он станет актером, ему предрекли еще в два года. Когда Андрей, восхищенный игрой своего отца, актера Ивана Краско, выскочил из-за кулис на сцену и крикнул зрителям: “А вот мой папа!” Однако сам отец не верил в талант сына и был против того, чтобы Краско-младший шел по его стопам. Но Андрей поступил в питерский ЛГИТМиК и сразу же после окончания, в 22 года, дебютировал в кино у Алексея Лебедева в фильме “Личное свидание”. В этой картине его приметила Динара Асанова, и молодой актер, попавший по распределению в Томск, вернулся в родной Ленинград — Асанова пригласила его в картину “Никудышная”. После этого Краско поступил в питерский Театр имени Ленинского комсомола. Но Асанова о нем не забыла и утвердила на роль в социальной драме “Пацаны”. Тут, к несчастью, Краско забрали в армию, а когда он вернулся, Асанова умерла...

Еще в его жизни были двенадцать лет, когда в кино ему доставались совсем крошечные роли, а ни в один из столичных театров его не брали из-за личного распоряжения зам. министра внутренних дел Юрия Чурбанова. Зятю Брежнева показалось, что Краско опорочил честь советского милиционера — не понравилось, как актер играл на сцене человека в погонах — бесшабашного Кукарачу в одноименной постановке.

В годы “отлучения” от театра он зарабатывал на жизнь чем мог: занимался извозом, шил куртки... Однажды все изменилось. С выходом на экраны “Копейки” Ивана Дыховичного в 2002 году Краско стал невероятно востребован, режиссеры завалили его приглашениями, а зрители вспомнили все его фильмы, вышедшие раньше, и стали узнавать на улице. 2003 год — уже четыре сериала, один фильм, 2004-й — пять фильмов и пять сериалов, 2005-й — 15 фильмов и сериалов.

На “72 метрах” у него уже появился пресс-агент Лиза Башарова, поскольку занятому с утра до ночи актеру стало трудно регулировать свои съемочные графики и оговаривать условия работы. У Краско появилась возможность выбирать себе роли, но вот чего он не научился, так это отдыхать.

Иван Дыховичный: “С ним опасно — хочется снимать только его одного”

— Наше общение началось с чистого листа. До того как пригласить Андрея в “Копейку”, я его нигде не видел. День, помню, выдался суматошным, поэтому говорили не больше пяти минут. Я сам бывший артист и хорошо чувствую людей. Как только его увидел, понял сразу: передо мной очень интересный артист. Он замечательно сыграл Бубуку. Но я предложил ему другую роль. Он согласился. Роль была небольшая, но я попросил автора сценария Володю Сорокина ее немного дописать. А потом еще немного... (Смеется.) В итоге роль стала главным голосом в картине. Потом не смог удержаться и утвердил его еще на три роли. После “Копейки” фразы Краско разошлись на цитаты. С ним опасно работать — всегда хочется увеличивать его роли и снимать его одного. (Улыбается.) Потом я пригласил его в уникальный сериал “Деньги”, где заранее написанных текстов не было, все строилось на импровизации. Краско исполнил главную роль. Я с ним сделал 33 феноменальные серии. К сожалению, заказчика сериала — канал ТВС — закрыли и потеряли весь наш бесценный материал, записанный на “Бетакам”. У меня сохранились только VHS’ные записи.

Приглашал его и на свой последний фильм “Вдох-выдох”. Роль была написана специально для него. Но он уезжал в Америку на очередные съемки и не успевал ко мне. В итоге его роль сыграл Роман Мадянов. Еще Краско мечтал сыграть Свидригайлова. Увы, теперь “Преступлению и наказанию” не суждено появиться. Не хочу снимать этот фильм без него.

Одно время мы часто общались, перезванивались. Он очень внимательный и благодарный человек. У нас после “Копейки” начались дружеские отношения. Бывало, жил у меня в квартире… В последнее время мы редко виделись. Когда он приезжал в Москву, обязательно встречались. Звонил последний раз, когда я был в Питере с премьерой “Вдоха-выдоха”, — поздравил и извинился, что не приехал, потому что очень занят. Я советовал, чтобы он берег свое здоровье, не работал так много, так как был свидетелем одной очень страшной смерти — Володя Высоцкий умер так же.

Михаил Пореченков: “Он был как цельный кусок золота”

— О Краско сложно вспоминать, он был как цельный кусок золота, работал как дышал. Мы познакомились на съемках сериала “Агент национальной безопасности”. Андрюша появился во второй или третьей серии. Поздоровались, долго присматривались друг к другу. Потом поняли, что разговариваем на одном языке, смотрим одни фильмы... Стали очень близкими друзьями, были одной семьей. Моя жена Оля тоже с ним дружила. Наверное, в последнее время даже больше, чем я. Хотя мы и так шесть лет не расставались, пока снимались в “Агенте национальной безопасности”.

Сама жизнь была для него лучшей характеристикой. Он никогда не говорил “не могу”, а спрашивал: “Куда подъехать, что сделать?” И я знал все его проблемы, и по мере возможности мы ему помогали.

Андрей был очень щедрым человеком не только в плане подарков, а ко всем людям, которые его окружали. Нормальный был мужик. Без ролей не мог жить. Вроде веселый, с прекрасным чувством юмора, но такое ощущение, что всегда один. Андрей очень много читал — с книгами ходил постоянно.

Еще он всегда дарил себя: слава и востребованность не меняли его, он оставался честным, чистым человеком со стержнем внутри. Никакой звездной болезни, никакого снобизма. Просто он стал жечь себя со страшной силой очень большим объемом работы. Видимо, десять лет невостребованности привели к жадности в работе. За последний год он снялся в 15 фильмах и сериалах. Я поражался: “Андрюха, зачем?” Он: “Ты — по главным ролям, а я маленькими возьму!” Говорил, что из 365 дней в году готов работать 363, а два — на выходные. Ставил перед собой цели и всегда их достигал, притом будучи по натуре спокойным, медлительным и основательным человеком. “Куда, мол, бежишь, Мишаня? А я вот не тороплюсь”. Но потом оказывалось, что успевает больше меня. Каждое его появление в кадре было событием, глотком настоящего искусства.

Последний раз общались за неделю до смерти — он позвонил, и разговор получился какой-то странный, как будто прощался. Говорил разные теплые слова, но как-то не так, как обычно. Еще Андрей тогда сказал: “Миха, так хочется встретиться, сыграть вместе спектакль “Смерть Тарелкина”. Давай соберемся. Мне как-то не по себе. Грустно…” Я его стал утешать: мол, в Одессе на съемках “Ликвидации” Урсуляка встретимся. Но он сказал, что наши графики не совпадают, о чем он так жалеет.

Константин Хабенский: “Мы сыграем “Калигулу” в память о нем”

— Я познакомился с Андреем совершенно случайно, где-то в конце 90-х годов. Я тогда играл в Театре им. Ленсовета в спектакле “Войцек”. Андрей пришел к нам и после спектакля заглянул к кому-то из наших за кулисы, пообщаться и поздравить с хорошей постановкой. Слово за слово, мы начали общаться, подружились. Он был очень компанейским человеком. Мы часто созванивались. Когда популярность Андрея начала набирать обороты, он нисколько не изменился, ничего похожего на звездную болезнь не было. Он оставался прежним. Вот только видеться стали очень редко. С его смерти прошло вот уже больше месяца, но говорить о нем мне по-прежнему тяжело. До сих пор не верится, что его уже нет с нами. Мы решили сыграть наш антрепризный спектакль “Калигула” в память о нем. Там заняты: я, Пореченков, Андрей Зибров, Ира Ракшина, Олег Андреев. Пока не знаю, когда и где его покажем. Думаю, в афише будет сказано, что спектакль в память Андрюши. Средства передадим его родным. Еще думаем, как оформить могилу и поставить памятник

Сергей Гармаш: “Краско играл так, что не любить его было невозможно”

— Андрюша был очень светлым человеком. Он мог часто позвонить безо всякого повода: просто поговорить, узнать, как дела. Было невероятно по-человечески приятно, когда он искренне волновался за меня. Мы часто помогали друг другу. Встречались на съемках в Питере, Севастополе, Мурманске. По сюжету, в “72 метрах” его герой погиб, и у меня до сих пор ощущение, что картина осиротела. Он был центром нашей подводной команды. У него было потрясающее попадание в образ. Режиссер Владимир Хотиненко не раз говорил об этом. Краско играл так, что не любить его было невозможно. У него были трудности в жизни, но победителей не судят. Поскольку Андрей всегда был на высоте. У всех актеров случаются проколы, а Андрей в любой ситуации был одинаково органичен. Даже если сценарий оказывался не на должном уровне. Он в каждую роль привносил свой особый мир, от которого мы всегда ждали чего-то нового. Очень печально, что наши фильмы должны теперь дальше выходить без Краско. Потому что он являл собой абсолютно отдельную страницу кинематографа.

Лиза Башарова: “Он просил меня помочь разделить наследство между

женами”

— Когда Марат снимался у Лунгина в “Олигархе”, я часто приходила к мужу на площадку. Там увидела Андрея, который играл следователя. Но знакомство было шапочным. Общаться, дружить начали на фильме “72 метра”, куда утвердили их обоих. Краско знал, что я веду дела Марата, и предложил мне стать его пресс-агентом тоже... В последнее время они часто играли вместе с Маратом. Андрей приходил на пробы и говорил: “А еще есть замечательный актер Марат Башаров!”

На мой взгляд, он снимался слишком много. Чувствую свою вину перед ним, что потакала. Но на ерунду он сам бы никогда не согласился. В последнее время из-за его постоянной занятости виделись редко, больше общались по телефону. Последний раз мы встретились за две недели до его смерти. Он выглядел хорошо, но казался уставшим, хотя на здоровье никогда не жаловался. Поэтому я удивилась, когда он мне сказал: “Лизка, помоги разделить наследство между женами”. Я подумала, что он просто устал, пригласила в гости. Он очень хотел познакомиться с нашей дочкой — часто покупал ей подарки, передавая через нас. Но зайти все не получалось. Краско даже пошутил: мол, познакомиться будет время, когда замуж выйдет... Он производил впечатление доброго, надежного, спокойного человека и был именно таким на самом деле... До сих пор не верится, что он умер.






Партнеры