В деле деда нарисовались внуки

К краже архива Чернихова причастны его потомки?

10 августа 2006 в 00:00, просмотров: 366

История с кражей уникального архива архитектора-авангардиста Чернихова повторяется, как и в Эрмитаже, — по одному сценарию. Появляются все новые и новые подробности, а в число подозреваемых попадают даже родственники. Во всяком случае, есть информация, что к похищениям причастна внучка архитектора. Так это или нет, попытался выяснить “МК”.


Мы связались с председателем Фонда Якова Чернихова — его внуком Андреем, тоже архитектором. Это он первым заметил, что с рисунками знаменитого деда происходит что-то неладное. Сначала от своих друзей Яков узнал, будто раритеты всплыли на аукционе Christie`s. Но эксперты сообщили, что рисунки якобы имели подтверждение “из семьи” по другой линии — от внучки архитектора.

Один из сыновей Якова Чернихова, Дмитрий, в свое время продал целую коробку рисунков отца, чтобы издать книгу “Яков Чернихов. Документы и архивы”. Труд этот вышел в Италии в 2000 году. Но на аукцион часть подлинных рисунков попала от дочери Дмитрия, Екатерины.

Андрей Чернихов улетал в командировку, и мы поймали его, как говорится, у трапа самолета. Голос у него был грустный.

— Скажите, Екатерина, по сути, ваша родственница, имела доступ к архивам?

— Екатерина Чернихова является наследницей той части архива, что находится в их семье. Документы попали к ней после смерти деда.

— По информации из федерального агентства по архивам, бывало, что вы брали рисунки для экспозиций и не возвращали. Соответствует ли это действительности?

— Теоретически такую версию исключать нельзя. С другой стороны, я знаю, что Козлов (руководитель федерального архивного агентства. — “МК”) намекает в своих интервью — работы выдавались в наш фонд, где осуществлялась их оцифровка. Но это защита чести мундира его ведомства, не более того. У нас существует соглашение с РГАЛИ, согласно которому мы занимаемся описанием и оцифровкой архива — государство не способно таким образом обрабатывать свои архивы. И какое-то время документы хранились в фонде, в сейфах. Мне уже сообщили в Росохранкультуре, кто внутри РГАЛИ помогал преступнику, кто осуществлял это снаружи.

— Что вы собираетесь предпринять?

— На данный момент известно, что украдено 700 работ. Еще две недели назад мы собрали совместную группу с РГАЛИ, которую я возглавляю как эксперт. Уже оцифрована тысяча работ, из которых 700 оказались подменой. Мы делаем паспорт на каждую единицу хранения. Эта работа ведется уже две недели и будет идти еще в течение десяти дней. Это позволит обнаружить, что осталось, и выявить точно, что украдено.

— Последний вопрос — собираетесь ли вы судиться с РГАЛИ?

— Я что, сумасшедший?




    Партнеры