Слезы питерских крестов

Найдена 17-я ценность из списка похищенных экспонатов Эрмитажа

14 августа 2006 в 00:00, просмотров: 283

В деле о краже века антиквары продолжают оформлять явки “с повинной”. Стремно попадать под статью. Не тот случай, когда “концы в воду”. Так, вчера директор одной из питерских комиссионок собственноручно вручил сотрудникам уголовного розыска крест-мощехранительницу, украденный из Эрмитажа и приобретенный комиссионкой у вора за 20 тысяч рублей (оценка экспертов — раз в 15 больше).


А днем ранее Михаил Швыдкой (руководитель Роскультуры) подписал “внутренний приказ”, в котором, как и предсказал “МК”, фигурирует выговор г-ну Пиотровскому. Поскольку сегодня Швыдкой отбыл в Санкт-Петербург на заседание президиума Союза музеев России, для “МК” ситуацию комментирует его пресс-секретарь Наталья Уварова:

— Удивляет поспешность с вынесением выговора Пиотровскому. Ведь следствие еще не закончено.

— Поймите главное: карательные меры не есть наша функция. Наше дело — постоянная, непрекращающаяся проверка музейных фондов. Ведь именно в результате ноябрьской проверки были выявлены хищения в Эрмитаже. Так и появился внутренний приказ, главное в котором — отнюдь не выговор “за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей” (как административная мера), а четко установленные сроки, в которые все ошибки должны быть исправлены по пунктам.

Что ж, вероятно, Михаил Ефимович нашел самую мягкую форму “пожурить” всеми уважаемого Пиотровского. Ведь остальные фигуранты (Завадские, Соболев, Шепель) идут по уголовке, и директору никак не удалось бы избежать порицания.

А в Питере тем временем начальник “антикварного отдела” УВД Владислав Кириллов рассказал про находку 17-й (из 221 пропавшей) вещи. Это пока первый случай, когда похищенная реликвия возвращается открыто. Молодые бизнесмены, владеющие антикварным магазином, опознали в одной из вещиц, сданной в магазин еще год назад, музейный экспонат. После чего один из владельцев магазина — Александр Ерофеев — позвонил на радио и сообщил: “В нашем магазине есть крест. Это №10 из похищенного в Эрмитаже. Хотели бы передать его милиции, но в присутствии журналистов”. СМИ потребовались для подстраховки: бизнесмены боялись, что милиция не поверит в чистоту их намерений и приплетет их к делу:

— Желая вернуть Эрмитажу пропавшее, мы не стали имитировать “подброс”, а решили открыто передать похищенную вещь, но при участии журналистов, так как определенные опасения “лишних вопросов” у нас были.

Итак, это золоченый чеканный полый крест-мощехранительница с накладным распятием и двумя клеймами: гербом Петербурга и датой “1760”, весом 632 грамма. По данным залогового билета — официального документа о сделке, изобличающего, кстати, и покупателя, — его принес для продажи Николай Завадский-старший (муж Ларисы — ныне покойной хранительницы Эрмитажа) и выручил за него 20 тысяч 2 рубля 80 копеек. На кресте нет никаких музейных пометок, свидетельствующих о том, что вещь из Эрмитажа. Только клейма производителя да нацарапанные чем-то острым буквы и цифры, свидетельствующие о том, что до того, как попасть в Эрмитаж, мощевик мог находиться в скупке.

В субботу крест был передан в антикварный отдел ГУВД, там же бизнесмены — Александр Ерофеев и Александр Прохоров — дали официальные свидетельские показания. По словам владельцев магазина, вещи им неоднократно приносила и сама Лариса Завадская. Например, она пыталась сдать серебряную посуду. Однако сделки тогда не состоялись: Завадская не могла договориться с оценщиком о цене. А похищенный крест был продан магазину Николаем Завадским ровно год назад — 12 августа. В отличие от супруги он не привередничал и сдал вещицу за 20 тысяч рублей.

Сдавая экспонаты в ломбард и магазины, Завадские говорили, что это вещи, принадлежащие их знакомым. Они якобы серьезно пострадали в автокатастрофе, и теперь нужно собрать деньги на лечение.

Кстати, крест был продан год назад, когда в Эрмитаже уже началась проверка. Значит ли это, что экспонаты крали и в это время? Или просто сбывали похищенное ранее? А следствие сейчас выясняет роль четвертого задержанного — преподавателя СПбГУ Ивана Соболева, работавшего вместе с Николаем Завадским.






Партнеры