Танец “Гадких лебедей”

Ученик Тарковского экранизировал Стругацких

14 августа 2006 в 00:00, просмотров: 541

Сегодня мы представляем третий фильм из “Великолепной семерки “МК” — главной программы IV фестиваля отечественного кино “Московская премьера”, одним из учредителей которого является наша газета.

“Гадкие лебеди” Константина Лопушанского — картина особая, уникальная для нашего экрана. Фантастика для умных. Такой, можно сказать, “Антидозор” — ночной ли, дневной... “Гадкие лебеди” — экранизация Стругацких учеником Тарковского. Картину поддерживает Михаил Горбачев. Экс-президент СССР первый раз в жизни пришел на съемочную площадку именно “Гадких лебедей”, так дорога ему эта постановка кумиров интеллигенции времен застоя.


Лопушанский, как ученик Тарковского, практику проходил на “Сталкере”. Так же как и легендарному мастеру, молодому режиссеру оказалась близка фантастика под маской реальности. Это он воплотил в своей знаменитой антиутопии “Письма мертвого человека” — о том, как человечество переживало в бункере ядерную войну. Ролан Быков сыграл главную роль, которую признали одной из лучших в карьере актера. А Лопушанский проснулся знаменитым и получил ряд серьезных кинопремий. С тех пор тема самоистребления человечества по-прежнему волнует режиссера. Об экранизации “Гадких лебедей” режиссер задумывался, еще работая над “Письмами мертвого человека”. Повесть, написанная Стругацкими в 66-м году, до конца 80-х ходила в самиздатовских рукописях. А в свет вышла в 1989 году вставным произведением в “Хромой судьбе” — романе о советском литераторе Феликсе Сорокине. На жизнь писателя режиссер решил не отвлекаться, а приступить к главному. Как гласит слоган к фильму: “Будущее у порога, открой дверь…”

“Гадкие лебеди” — история о том, как знаменитый писатель Банев (Григорий Гладий) едет в городок, в котором начались необъяснимые явления. Сначала исчезли кошки. Потом пошел беспрерывный дождь и появились мокрецы — загадочные существа: то ли мутанты, то ли пришельцы. Они стали учителями в местном интернате для одаренных детей. Высшие инстанции забеспокоились: ведь кто управляет детьми, тот управляет миром. Тогда чиновники издали директиву об уничтожении мокрецов, а если дети не захотят уехать, что ж... Банев вошел в комиссию по расследованию аномалии, чтобы спасти дочь — воспитанницу того самого интерната.

Борис Стругацкий одобрил сценарий Лопушанского и сказал: “Чем дальше вы уйдете от литературного первоисточника, тем лучше получится кино”. Лопушанский смело пошел предложенным путем. Образ главного героя Банева Стругацкие “списали” с Владимира Высоцкого, поэтому в книге он — импульсивный, брутальный гуляка-поэт, писатель. Режиссер сделал его задумчивым писателем. Кроме того, Лопушанский придумал совсем другой финал.

— Мы старались уйти от временной привязки сюжета и акцентировать внимание на общечеловеческих темах. Таких, как отцы и дети, проблемы экологии, ну и, конечно же, отношение к зарождению новых цивилизаций: уничтожать или принимать их, — сказал в разговоре с корр. “МК” композитор Андрей Сигле, он же продюсер картины, получивший на недавнем “Кинотавре” приз за музыку к “Гадким лебедям”.

Зато мрачный, затопляемый дождями город получился точно таким, как его описали Стругацкие. Лопушанский принципиально не стал прибегать ко всемогущим компьютерным спецэффектам или затапливать какой-либо район Санкт-Петербурга. Усилиями художников-декораторов в Кронштадте на мелководье Финского залива выстроили декорации города. С вечным дождем помогали поливальные машины. А съемки, длившиеся более двух с половиной месяцев, проводили ночью. Естественная тьма как нельзя лучше подчеркнула время “Ч”, наступающее для человечества. А Андрей Сигле написал совершенно необычную музыку, для которой он использовал тибетскую флейту и железные листы, имитирующие звучание тибетских колоколов. Так что музыка стала неким действующим лицом картины, этакая высшая форма существования разума.

— Гадкие лебеди — первый фильм, к которому я написал музыку заранее, — признался Сигле. — Ее мы, по совету Лопушанского, транслировали на съемочной площадке, чтобы задать настрой актерам. На роли Лопушанский утвердил не кочующих по сериалам исполнителей, а ярких легендарных личностей. Банев — Григорий Гладий — лучший ученик театрального гуру Анатолия Васильева, вот уже 15 лет процветающий в Канаде. Големба — интеллектуал Леонид Мозговой, блестяще сыгравший Ленина и Гитлера у Сокурова. Диана — Лаура Пицхелаури — молодая питерская театральная актриса, которая впервые снялась в кино. А главного злодея — Павла Сумака — сыграл певец Алексей Кортнев.


P.S. Для того чтобы попасть на наш фестиваль, нужно всего лишь вырезать купон, который мы опубликуем уже в среду, 16 августа, и обменять его на пригласительный билет “Московской премьеры”. Обмен состоится 20 августа, в воскресенье, с 12.00 до 22.00, в Парке искусств “Музеон” (около здания ЦДХ, метро “Парк культуры” или “Октябрьская”). Оформив там же подписку на “МК” на 1-е полугодие 2007 года по специальной, льготной цене, вместе с подписным абонементом вы получите уже не один билет, а полный комплект билетов (!) на одну из программ фестиваля: “Наше новое детское кино”, “Арт-линия”, “Премьера после премьеры”, “Великолепная семерка “МК”. Афиши на все фильмы — скоро в “МК”. Акция обмена будет сопровождаться большой музыкальной программой кинохитов — “Золотому веку отечественного кино посвящается”.

Организаторы фестиваля: “Московский комсомолец” вместе с Комитетом по культуре города Москвы и продюсерским центром “Кинопроцесс” при поддержке правительства Москвы и Федерального агентства по культуре и кинематографии.

Все о “Московской премьере” на сайте www.mk.ru




Партнеры