Лед тронулся. Умом

Как умирал “Спартак”: хроника гибели великого хоккейного клуба

15 августа 2006 в 00:00, просмотров: 379

А начиналось все еще весной… В начале мая перед московским “Спартаком” (с одной стороны — лишь десятой командой только что завершившегося чемпионата страны, а с другой, по признанию

Профессиональной хоккейной лиги, — “проблемным клубом”) было поставлено жесткое условие: если команда до 1 июня не погасит долги перед игроками по зарплате за два месяца и не подтвердит свой бюджет на сезон-2006/07 — “Спартака” в суперлиге не будет.


Тогда же руководитель Фонда поддержки клуба Игорь Шабдурасулов (этот фонд наряду с правительством Москвы семь лет был де-юре учредителем команды) заявил о том, что денег на содержание “Спартака” у него нет. И если никто не поможет команде (а правительство Москвы еще в декабре заявило о прекращении финансирования клуба) — “Спартак” сам откажется от участия в чемпионате и прекратит свое существование…

Болельщики красно-белых тут же пишут открытое письмо на имя мэра Москвы Юрия Лужкова с просьбой спасти команду. За день ими было собрано порядка тысячи подписей! Хозяева же клуба, заручившись поддержкой президента ФХР Владислава Третьяка, получают новую отсрочку — до 8 июня. А потом еще одну — до 20-го числа. И еще — до 1 июля…

Все это время “Спартак”, из-за проблем которого несколько раз переверстывался календарь чемпионата, искал деньги. Сначала шли разговоры о том, что вложить деньги в команду готовы “Роснефть” и “АСТ”. Затем на горизонте замаячило “Мосэнерго”. Но все это было на уровне слухов и домыслов. Единственное, что было известно достоверно — посредником в переговорах с будущими хозяевами клуба (твердо собиравшимися в целях экономии средств заявить команду не в суперлигу, а в высший дивизион) выступил экс-финансовый директор ПХЛ Вадим Мельков. Он же заявил о том, что “Спартак” приобретает группа физических лиц, возглавляющих крупные бизнес-структуры, которым небезразлична судьба клуба. С начала лета Мельков фактически исполнял функции кризисного управляющего “Спартака”, уполномоченного вести все переговоры от лица новых хозяев клуба…

Надежды спасти команду погибли в “Аэробусе”

Начался спасительный процесс юридического оформления сделки о передаче прав на команду новым хозяевам (имена которых до последнего было решено держать в секрете). 3 июля хоккеисты вышли из отпуска и в подмосковном Одинцове приступили к тренировкам под руководством Валерия Брагина. Все самое страшное, казалось, позади. И тут… Новоиспеченный гендиректор “Спартака” Мельков погиб в том самом аэробусе “А-310”, что летел из Москвы в Иркутск…

* * *

Без Мелькова дело окончательно застопорилось. Очень многое здесь строилось на личных отношениях (большинство из будущих партнеров “Спартака” были друзьями Мелькова по Афганистану, где он служил командиром разведбатальона), и в конце концов ни Шабдурасулову, ни руководителю ПХЛ Владимиру Шалаеву (близкому другу Мелькова) договориться с новыми хозяевами клуба не удалось. И хотя президент клуба легендарный Вячеслав Старшинов и передавал команде, что все договоренности остаются в силе (к тому времени долги по зарплате были погашены за месяц), но… Переговоры зашли в тупик. Связь с людьми, готовыми помочь “Спартаку”, оборвалась.

Клуб в экстренном порядке начал искать новых инвесторов. Увы, тщетно (так, ни бизнесмены, представляющие сеть супермаркетов, ни представители финансово-промышленного консорциума “Альфа-групп” не решились спонсировать команду). В данной ситуации вдруг изменилась и позиция правительства Москвы. Да, градоначальники признали за собой долг клубу за прошлый сезон (в размере полутора миллионов долларов), дав обещание его погасить, но при этом официально отказались от какой-либо другой помощи. Сама же команда в эти дни выступала на предсезонном Кубке президента Башкортостана в Уфе…

* * *

В итоге к исполкому ФХР, который состоялся 11 августа, “Спартак” так и не смог предоставить гарантии своего финансового благополучия. Не помогло ни заступничество Павла Крашенинникова (главы попечительского совета ФХР, председателя Правового комитета Госдумы РФ), ни вмешательство прославленного советского хоккеиста Бориса Майорова, вице-президента ФХР. 11 августа 2006 года “Спартак” был исключен из числа участников розыгрыша суперлиги. В тот же день на общем собрании руководства и игроков клуба было объявлено о решении расформировать команду мастеров (пока доподлинно известно только о сохранении хоккейной школы “Спартак” и юношеской команды, которая будет участвовать в первенстве Москвы). Хоккейный клуб “Спартак” (Москва) в год своего 60-летия приказал долго жить…


Роман ВАГИН

Борис МАЙОРОВ: “Гибель “СПАРТАКA” — моя личная трагедия”

Коренной спартаковец Борис Майоров — как всегда, резкий, но искренний — после исполкома ФХР морально вымотался абсолютно и, по голосу судя, явно был не рад очередному допросу на тему “Спартака”: “Я вообще-то только что щуку огромную поймал, и такая красота вокруг, а вы опять о больном…”

— Я понимаю, что внутреннюю ситуацию в клубе, наверное, может комментировать только президент “Спартака” Вячеслав Старшинов.

— Да какую еще внутреннюю! Гибнет московский хоккейный “Спартак” — это народная трагедия, об этом кричать надо!

— А попытки привлечь бюджетные средства были?

— Конечно, но московские власти пока не хотят вкладывать бюджетные средства в “Спартак”. Готовы помогать только нашей детской школе. Да только какой в этом смысл — если после окончания этой школы ребята непонятно куда должны будут уезжать, чтобы играть! Трагедия “Спартака” еще и в том, что у команды после развала Союза хозяина нет. ХК ЦСКА всегда может обратиться к армии, у “Динамо” за спиной ФСБ и МВД, а у “Спартака” ситуация патовая. Нонсенс: за клубом с легендарной историей — никого. Абсолютная пустота…

— Именно вы уговорили исполком Федерации хоккея России и лично Владислава Третьяка дать “Спартаку” еще один шанс. И в случае, если клуб к будущему году предоставит финансовые гарантии своей состоятельности, ему все-таки дадут возможность играть в высшей лиге чемпионата России в следующем сезоне.

— Вы героя-то из меня не делайте! Речь все-таки не о суперлиге, а только о высшей. И, по сути, я был всего лишь связующим звеном между “Спартаком” и ФХР. И могу вам сказать, что вопрос о сохранении команды в этом сезоне даже не обсуждался. Команды больше нет. На сегодня “Спартак” умер, и для меня это личная трагедия. Как и для всего нашего хоккея — это же просто всеобщее мнение такое, что в других городах по одной команде, а в Москве много: мол, одной больше, одной меньше… А на самом деле — это только начало общего распада.

— Когда вы были президентом “Спартака” — было иначе?

— Я находил какие-то варианты финансирования. Но в конечном итоге они все равно ни к чему не приводили: каждый раз люди приходили, вкладывали средства, но потом обязательно уходили в сторону. Потому что никому не хочется просто так выбрасывать деньги. Все хотят что-то получить взамен, а предложить-то нечего. Российский хоккей — вообще предприятие убыточное. И ни один бизнесмен просто так деньги вкладывать в него не будет. Другое дело, если бы эти вложения обеспечивали хотя бы льготное налогообложение. Тогда какая людям разница — в государственную казну или на развитие хоккея деньги отдавать.

— Просто рок какой-то навис над “Спартаком”: после гибели гендиректора Мелькова все окончательно потеряли надежду, что клуб выживет….

— Конечно, потому что он взялся финансировать “Спартак”. И люди, которые давали клубу деньги, — давали их не Старшинову, не Шабдурасулову, не мне, а исключительно Мелькову. Причем это была определенная сумма. И Мельков считал, что ее хватит только на то, чтобы обеспечить клубу выступление в высшей лиге. Но я убедил его, что и с 5—6 миллионами долларов в год можно играть в суперлиге. Вадим Алексеевич сомневался, потому что тогда зарплаты игрокам пришлось бы снизить в несколько раз. Но в конце концов все-таки согласился, что “Спартак” должен играть только в суперлиге — и никак иначе.

— А игроки были готовы потерять большую часть доходов ради того, чтобы играть в суперлиге?

— Так никто никого не держал. Кто согласился — остался, кто не хотел — ушел. И вообще — не по уровню мастерства у многих запросы! Я уже говорил вам, что наш хоккей убыточен, а зарплаты неадекватны. Если претензии у игроков обоснованные, то пусть объяснят, что же мы тогда с 1993 года чемпионами мира никак не можем стать?

— Однако теперь клуб остался должен игрокам зарплату за несколько месяцев?

— Конечно, долги огромные.

— Когда Мелькова не стало, инвесторы сразу отказали клубу в помощи?

— Тут же. Извинились, сказали: “Вадим Алексеевич — это одно, а больше мы ни с кем дел иметь не будем”. И после смерти Мелькова за дело активно взялся близкий ему Шалаев, и много делал. Устраивал встречи, выступал в защиту “Спартака”. Но, по сути, ему все пришлось начинать с нуля.

— А за счет чего “Спартак” собирается предоставить ФХР финансовые гарантии своей состоятельности?

— У клуба для этого есть всего год. За это время трудно будет найти такого человека, как Мельков.

— Что в этой ситуации намерен делать Шабдурасулов — как президент фонда поддержки “Спартака” и один из учредителей?

— Шабдурасулов несколько лет 5—6 миллионов долларов в год вносил — это 50 процентов бюджета клуба. Год назад он сказал: “Больше не могу!”

— Вспоминается, через какие черные времена пришлось пройти футбольному “Спартаку” — однако сейчас все более-менее наладилось. Хочется верить, и у хоккейного “Спартака” будет так же…

— На самом деле я обращался непосредственно к президенту ФК “Спартак” Федуну — предложил ему объединить футбольный и хоккейный бренд. Он сказал, что подумает, но ответа пока никакого не дал.

— В голове не укладывается, что такой клуб, как “Спартак”, остался без инвесторов…

— Это настоящая катастрофа, трагедия! Команда, которая существовала 60 лет, умерла. На сегодняшний момент это так… И, как назло, стоило снова заговорить об этом — рыба тут же клевать перестала...

Владислав ТРЕТЬЯК: “Для “СПАРТАКА” я сделал все, что мог”

— Больше ждать и тянуть время, надеясь, что народный клуб выберется из ямы, было уже просто невозможно, — признается президент ФХР, легендарный Владислав Третьяк. — Больше откладывать это решение возможности не оставалось. И я, и Федерация хоккея России сделали все, чтобы сохранить “Спартак” в суперлиге. Но пока, увы, это оказалось невозможно. И в лучшем случае — но опять же, если “Спартак” предоставит гарантии своей финансовой состоятельности — команда сможет участвовать в чемпионате России в будущем сезоне. Но не в супер-, а только в высшей лиге…

* * *

Еще в том сезоне были тревожные слухи, что “Спартак” разваливается и у него огромные задолженности по зарплатам.

— Владиславу Третьяку пришлось почти год держать оборону, на него вылилась волна критики, потому что федерация постоянно задерживала публикации игрового календаря, — рассказал “МК” пресс-атташе ФХР Владимир Герасимов. — Но Третьяк все равно давал возможность спартаковским менеджерам эти проблемы решать. Хотя это шло абсолютно вразрез с интересами других клубов и ФХР. И до последнего он хотел верить, что клуб выберется из ямы. Но с потерей Мелькова эти надежды рухнули. И тогда клуб попросил Владислава Александровича о помощи — чтобы сохранить команду на плаву в этом году. И Третьяк поехал на разговор с инвестором. Однако инвестор сразу сказал, что в ближайшие два месяца он не сможет дать ответ — а за это время ФХР обязана была принять окончательный календарь. Так что в этом сезоне “Спартаку” пришлось сняться с соревнований, как это ни тяжело для всех.

ХК “Спартак” (Москва)

Основан в 1946 году. Чемпион СССР 1962, 1967, 1969 и 1976 гг., серебряный призер — 1948, 1965, 1966, 1968, 1973, 1979, 1981—1984, 1991 гг., бронзовый призер — 1947, 1963, 1964, 1972, 1975, 1979, 1980 и 1986 гг. Обладатель Кубка СССР 1970 и 1971 гг. Третий призер открытого чемпионата СНГ 1992 г.

Самые известные воспитанники “Спартака”: Виктор Зингер, Виктор Блинов, Евгений и Борис Майоровы, Вячеслав Старшинов, Александр Якушев, Евгений Зимин, Владимир Шадрин, Виктор Шалимов, Сергей Шепелев, Александр Кожевников, Виктор Тюменев, Николай Борщевский, Виталий Прохоров, Игорь Болдин, Илья Ковальчук…

Последний матч: 06.08.2006. Уфа. Предсезонный Кубок президента Башкортостана. “Спартак” — “Трактор” — 2:2.




Партнеры