Откуда придет новый дефолт?

Сегодня — 8 лет “черного августа”

17 августа 2006 в 00:00, просмотров: 370

Слова “август 1998-го” до сих пор вызывают дрожь у большинства россиян. Люди лишились бизнеса, сбережений, а главное — последних остатков доверия к властям. Сегодня чиновники много говорят о росте доходов, укреплении рубля, стабилизации и “энергетической сверхдержаве”. Однако все это мнимое изобилие, построенное лишь на дорогой нефти, в обозримом будущем может привести к не менее серьезным последствиям, чем восемь лет назад.


Конечно, дефолта, то есть отказа платить по долгам, не случится, поскольку долгов типа ГКО сейчас попросту нет. Однако какая разница, какое “красивое” название будет носить новый кризис — дефолт, стагнация или гиперинфляция? При Ельцине, когда были низкие цены на нефть, денег бюджету не хватало. Во многом по этой причине государство решило “занять на стороне” и придумало ГКО. Сегодня вроде денег девать некуда, Стабфонд пухнет. Но, как говорится, для наших властей что неурожай, что урожай — беда. По мнению экспертов, особенностью будущего кризиса станет так называемая “голландская болезнь” экономики, связанная именно с неумением толково распорядиться доходами от экспорта природных ресурсов.

Сегодня доля нашего сырьевого экспорта составляет более 80% от общего. Что дальше? Передел собственности на природные богатства и укрепление национальной валюты, которое приводит к вытеснению отечественных товаров импортными, вследствие чего падает рост российской промышленности. Наша экономика становится окончательно сырьевой и полностью зависит от цен на “черное золото”. Деньги на ее модернизацию власти тратить боятся, чтобы “не вызвать инфляцию”. Правда, скоро выборы. Так что россиянам сегодня что-то перепадает. Но надолго ли хватит нефтедолларов?

Сегодня в стране опять растет внутренний долг, только теперь не по ГКО, а по социальным расходам бюджета. За прошедшие годы пенсии в стране увеличились в три раза, а поступления в Пенсионный фонд — менее чем в два раза. В прошлом году его дефицит превысил 150 млрд. рублей, а к 2008 году, если ничего не делать, вырастет до 500 млрд.

Эх, если бы нефть не кончалась! Но российских подтвержденных запасов осталось только на 20 лет, а иракских или кувейтских — больше чем на 100. Ну если, не дай бог, обвал нефтяных цен? Тогда останутся опять одни обязательства. А чем платить? Теперь дефолт — по пенсиям и зарплатам? Стабфонд “распилят” в аврале за год, и ничего, кроме печатного станка в загашнике, у властей не останется. А это уже грозит гиперинфляцией, дополнительными нулями на купюрах и опять появлению нищих “миллионеров”.

В конце 70-х годов прошлого века в Мексике наблюдалась такая же эйфория от мировой нефтяной конъюнктуры. Так же рос ВВП, раздувались социальные программы. Но мировые цены упали: песо пришлось девальвировать, внешний долг резко увеличился с $57 млрд. в 1980 году до $159 млрд. в 1995-м, а одних только процентов за эти годы было выплачено $131 млрд.!

Печальна судьба автора “мексиканской модели” — президента страны с 1976 по 1982 год Портильо. Носимый в первые годы правления на руках, он был обвинен во всех смертных грехах и с позором бежал из страны. А когда он умер, положенных по статусу государственных похорон не было. Есть над чем задуматься.




Партнеры