Что рисуют священники

Море, закат, Билл Клинтон и княгиня Ольга

17 августа 2006 в 00:00, просмотров: 247

В галерее “На Солянке” проходит выставка необычных картин. Называется “Время Юшкевича”. Их автор, Валентин Серапионович Юшкевич, двадцать пять лет служил панихиды в Скорбященской церкви на Калитниковском кладбище. А под конец жизни взял в руки кисть и раскрутил время вспять: трогательно, почти по-детски, начал творить красочную реальность на вечную тематику.


Впервые 76 работ священника собраны из трех частных коллекций и занимают три зала галереи. Раньше их можно было увидеть только в замкнутом кругу ценителей наива. Аура его “Времени” — самых радужных оттенков, и необычайно одухотворенное мировосприятие.

Контраст — мрачное детство Юшкевича: “Родился 24 августа 1936 г. в семье крестьян... В возрасте трех лет лишился отца — умер от несчастного случая. Все заботы о семье легли на мать... Двухгодичное пребывание в немецком плену со своей матерью и сестрой... Около двух тысяч пленных живут в картонных бараках... Холод от зимних морозов. Смерть сестры Александры — подорвалась на мине. Но Бог судил пожить еще мне, пережить голод и невзгоды...”

Читаешь автобиографию, и сердце щемит: какие уж тут художества! А рядом первые художественные опыты 44-летнего священника, нарисованные ярко, нежно и наивно. На них — умиротворенные лики святых, улыбка Марка Шагала, дивные животные с человеческими глазами, деревья, море, закат. Лодка тихо плывет прямо по закату, линия горизонта размыта. Очень самобытна галерея правителей, где смешались Билл Клинтон, египетский фараон, Иван Грозный и княгиня Ольга.

Вот и великая сила искусства, выведена на каллиграфе “Автобиография”: “Искусство всегда обновляло и укрепляло меня во всех жизненных трудностях. С кистью в руке я видел и вижу всю красоту досуга”. Красота спасет мир. Для автора нарисованных слов — это вовсе не избитая фраза, а ключ к пониманию всего сущего. Все — от далеких “Сопок Маньчжурии”, “Индонезии” до “Планеты Марс” — плод воображения художника, кроме среднерусских пейзажей и “Восхода солнца на Пасху”.

— Свет в живописи Юшкевича — прежде всего понимание, что тяжестью не вылечить язвы и трагедии, с которыми сталкиваешься ежедневно. Он, как человек, отдавший служению церкви полжизни, считал, что мир Бога есть в каждом из нас. В этом особенность его работ — абсолютно на каждой картине есть солнце. Вспомните Бродского: “Вифлеемская звезда — Взгляд отца — взгляд Бога”, — говорит куратор выставки Евгений Гендельман.

— Впечатляют библейские сюжеты. А можно ли считать эти работы иконами? — обращаюсь к куратору.

— Да, это — иконы, написанные вне канона. Юшкевич даже получил разрешение от Патриархии на занятия живописью. Посмотрите, какой страх в глазах у “Спаса Нерукотворного”, страх, выраженный гораздо больше, чем на традиционных иконах. Но стоит приблизиться на шаг — и в глазах Иисуса уже не страх, а страдание и грусть.




    Партнеры