Потир из Эрмитажа оказался проклятым

Чаша проходила по делу о сатанинской секте

21 августа 2006 в 00:00, просмотров: 1488

След к похитителям ценностей из Эрмитажа протянулся от церковной чаши — потира. Антиквар Максим Шепель, которого подозревали в участии в “краже века”, но потом отпустили, горько жалеет, что когда-то взял этот потир в руки. За предметом, значащимся в списке похищенного под номером 60, похоже, тянется проклятый след — как рассказал “МК” источник в правоохранительных органах, прежде чем оказаться в Эрмитаже, чаша проходила по жуткому секретному делу, которое находится в закрытых архивах КГБ в Санкт-Петербурге. Потир использовала в своих кровавых обрядах сатанинская секта, за которой тридцать лет охотились советские спецслужбы.

— В свое время я имел доступ к делу о секте “Голубая звезда”, расследование которого заняло у работников КГБ почти тридцать лет — с 22-го по 50-й, — рассказывает наш источник в питерских правоохранительных органах. — И когда увидел фотографию потира — не поверил своим глазам. Пришлось снова поднимать архивные данные: потир был конфискован в качестве вещдока в 1949 году. А в Эрмитаж поступил в 50-м. Фотографии и описание, приложенные к документам того жуткого дела, оказались идентичны современным!

— В церкви потиры используют для причащения: сначала наливают вино, которое претворяется в кровь Христову, — продолжает наш собеседник. — Как чаша попала в руки к поклонникам дьявола, неизвестно, однако они использовали потир для сбора настоящей крови… На счету секты числилось девять смертей. Семь девушек и двое юношей принесли в жертву в разных городах России: в Ленинграде, Москве, Новгороде, Владимире...

Все ритуалы имели одинаковый почерк: жертву привязывали к перевернутому распятию вниз головой и перерезали ей горло. В некоторых случаях это сопровождалось половым надругательством, а заканчивалось оргией всех членов общины.

— Секта включала в себя несколько сотен человек по России, — говорит источник. — У них была своя иерархия: члены ее поклонялись Луне как темному началу. Основателей “Голубой звезды” задержали еще до войны — в 38-м году. Всех обвиняемых в ритуальных убийствах расстреляли, других членов общины сослали в лагеря. Но чаша была изъята гораздо позже, когда в Санкт-Петербурге была обнаружена новая ветвь секты. Еще одно совершенное после войны ритуальное убийство было раскрыто. При этом изъяли часть оккультных вещдоков, в том числе и этот потир, который сначала попал в Ленинградский музей этнографии, а потом уже в Эрмитаж...

* * *

Между тем на историческом факультете СПбГУ началась акция в поддержку задержанного преподавателя Ивана Соболева, которого подозревают в организации “кражи века”: работники института собирают подписи и дают о нем весьма лестные отзывы в прессу. А между тем, по нашим данным, следователи устроили Соболеву очную ставку с его бывшим приятелем и коллегой Николаем Завадским-старшим.

— Николай вел себя корректно, а вот Соболев позволял себе выкрикивать: “Сам наворовал — сам и отвечай!” — говорит адвокат Завадского Людмила Михайлова. — Он устроил моему подзащитному такой прессинг, что Завадский во время этой встречи начал извиняться и заявил, что он чуть ли не оговорил Ивана. Но потом для протокола снова подтвердил свои начальные показания о соучастии Ивана Геннадьевича. И Соболев уже дал показания, что в 94-м году он действительно сбыл через своего знакомого две иконы, переданные ему Николаем Генриховичем. Правда, по его словам, понятия не имел, что предметы были украдены из Эрмитажа. А третью полученную икону он сдать не успел — вернул из-за возникшей между коллегами ссоры. После чего пути “исторических” преподавателей разошлись...

Стали известны интересные подробности из прошлого покойной хранительницы русского отдела Ларисы Завадской.

— Около 29 лет назад, когда Лариса только начинала работать в Эрмитаже, она оказалась замешана в криминальном деле, — говорит начальник антикварного отдела МВД Санкт-Петербурга Владислав Кириллов. — Тогда она еще не была замужем, а ухаживания Николая Генриховича не принимала. Вместо этого крутила бурный роман с мужчиной, ради которого порой совершала эксцентричные поступки: например, могла уйти с важного собрания в музее. И вот однажды они с этим человеком забрались на дачу общих знакомых, а уходя, прихватили с собой некоторые чужие вещи. Когда все это открылось, родственники Завадской, чтобы избежать разбирательства, упрятали ее на время в психиатрическую больницу №3 Скворцова-Степанова Санкт-Петербурга. После выхода из которой Ларису как подменили: она стала тихой, услужливой и безотказной на работе, вышла за Николая… Но если человек уже имеет за плечами воровской опыт, то второй раз преступить закон уже проще...

Суд отклонил жалобу адвоката Максима Шепеля о незаконном задержании. А таинственное молчание антиквара, который сейчас находится на лечении в городской больнице №2 Санкт-Петербурга, явно затянулось. Когда репортер “МК” сфотографировал его в коридоре офтальмологического отделения, тот уже общался со своей тещей. Если бы причиной травмы глаза была разборка в камере, наверное, пострадавшему было бы выгодно публично обвинять тюремное начальство. Так что, скорее всего, здесь имеет место банальное членовредительство.




Партнеры