Игроки превращаются в мяч

Звезд бразильских сериалов поразили наши актеры

21 августа 2006 в 00:00, просмотров: 236

Океан, этот старый соблазнитель, уже с утра вылизывает мне ноги белой пеной и прикидывается тихим ангелом. Напрасно! Никакой он не ангел, что тихо пролетел, а сущий дьявол. Океан дьявольски красив и дьявольски опасен. Впрочем, как и сам Рио-де-Жанейро, который океан старательно омывает вот уже много веков.


Положа руку на сердце — в Рио культурная жизнь даже не пытается конкурировать с курортной. Разве можно соперничать с Копакабаной — знаменитым пляжем, лениво изогнувшимся вдоль города на три с половиной километра? Понимая тщетность усилий конкурировать, культура все же настойчиво заявляет о себе. Театры (их около 40) вовсю работают и даже выпускают премьеры. Одну из них представила самая знаменитая бразильская труппа современного танца Деборы Колкер. На сцене — никакой тебе самбы. На сцене — настоящий футбол.

В такой футбол не сыграет даже Роналдо

Спектакль называется “Динамо” и состоит из двух частей — “футбола” и “велоса”. Его Дебора специально подготовила к чемпионату мира, и, видимо, под его знаменем бразильцы рассчитывали в шестой раз стать чемпионами мира. Однако балетный “футбол” оказался круче футбола бразильской сборной, позорно проигравшей Германии.

Игра у г-жи Колкер идет в двух измерениях — стенной и сценической. Да-да, именно вертикальный задник, выкрашенный в синий цвет, расчерчен красным под футбольное поле — центр, штрафная линия… На стене — футболист, бритый и в черных семейных трусах. Благодаря тросу он как будто летает по полю и балетными движениями посылает пасы, красота и виртуозность которых не имеет ничего общего со спортивной игрой. На сцене в это время развивается своя футбольная история — тела пяти игроков сплетаются в один огромный мяч, и этот живой шар цвета флага Бразилии катится из кулисы в кулису. Оттуда в классическом прыжке с куражом начавшегося па-де-де вылетает танцовщица в белом трико и красных гетрах. Игра построена по законам классического балета — красивые переходы, отточенная техника, изумительная выучка двадцати танцоров. И при этом жесткий ритм и бешеный темп, как на настоящем футболе. Хореография Деборы Колкер получает удивительную особенность — из пластики она переходит в другую область искусства — инсталляцию. Особенно во второй части балета “велос”, когда танцовщики все на том же заднике выстраивают графику из собственных тел. Причем без страховки, а лишь держась за специальные приспособления на стене.

В финале сверху резко, как топор палача, падает огромный немецкий триколор, оставляя бразильцев в недоумении — то ли радоваться, то ли смеяться над своим позорным проигрышем на чемпионате мира.

— Напишите, что в культуре здесь сплошная коррупция! — возмущается светлоглазая немолодая блондинка, оказавшаяся бразильской журналисткой Беатрисой Стюарт. Толпа за ее спиной, собравшаяся у дверей театра, где играет МХТ своих “Старосветских фазендейрос” по Гоголю, одобрительно гудит. Билетов нет, хотя приглашенная публика стоит за билетами с трех часов дня, за шесть часов до начала спектакля, — на сто мест в три раза больше желающих. МХТ, безусловно, вносит свою мощную лепту и в развитие русских театральных сезонов — первых за всю историю, и в культурную жизнь Рио. Но об этом — дальше.

Рио красив, как дьявол

В Рио поражают фантастические ландшафты, где синее (океан и небо) сливается с зеленым на суше. Два часа от города — и ты уже на илеш Тропиканеш (Тропические острова) — 360 островов в океане, поросших диковинными лесами, где отнюдь не водится много диких обезьян. Где фантастическая роскошь небоскребов в сити уживается бок о бок с фантастической нищетой. Фавелы — кварталы, где живут бедняки, деклассированные элементы и наркобароны, — обложили город со всех сторон. Но при этом туризм очень качественный и недорогой — значительно дешевле, чем на курортах Европы.

Бразилия, как всякая страна третьего мира, поражает своими особенностями национального характера. При всей страстности, темпераменте и эротизме, что разлит в воздухе, нравы весьма пуританские. Например, на пляже категорически запрещено купаться топлес.

Или бомжи. Рассказывают, что когда местные власти задумали очистить город от бродяг, которые валяются целый день у входа в театры, магазины, больницы, то с ними обращались крайне вежливо, терпеливо объясняя суть распоряжения. Но полицейские были грубо посланы. Еще более поражает отношение к инвалидам. Для них введены квоты на работу в правительстве и, похоже, разрешено все, что запрещено повсюду. Крупнейшая газета “Глобо” на днях опубликовала такой случай: на водительские права в Рио сдавала инвалидка 70 лет с одной парализованной рукой. На повороте, не справившись с управлением, она выехала на тротуар и одного человека задавила насмерть, двух других покалечила. Несмотря на жертвы, инвалидке очень сочувствуют.

Рио опасен, как дьявол

Город красивый, жители его — открытые, но могут почикать.

— А вы знаете законы песка? — спрашивают туристов. Закон этот не писан, но если его придерживаться, есть шанс не стать легкой добычей местных бандитов, специализирующихся на ограблении, в основном иностранцев. Итак, если ты хочешь без напряжения передвигаться по городу и любоваться его красотами, надо:

— не носить с собой и на себе никаких украшений, часов, мобильных телефонов;

— не появляться на пляже с наступлением темноты;

— передвигаться по городу только в такси;

— и, наконец, носить при себе 30—40 реалов (15—20 долларов), чтобы откупиться, если к горлу приставят нож.

— Да не все так страшно. Мне кажется, что местные сами больше нагоняют страху, — говорит мне режиссер “Старосветских помещиков” Карбаускис. Он за пять дней облазил весь Рио. — В ГИТИС, когда я там учился, каждый год приезжали бразильцы, и их тоже пугали: в России — страшный бандитизм. И они боялись выходить из общежития. Но факт остается фактом — на иностранцев здесь идет охота, и уже пострадали техники и артисты, приезжавшие в Рио со спектаклем “Борис Годунов”. Среди бела дня в одном из тоннелей ребятам просто приставили нож и забрали деньги.

— Но ведь это наносит ущерб туризму. Как же вы здесь живете?

— Я 30 лет живу в Рио, и со мной ничего не случалось, — говорит Ирина Матвиенко, родившаяся еще в Харбине. — Просто я знаю, какие места лучше обходить стороной.

Местные жители, чей авторитет страдает от бандитизма, беспокоятся за туристов и с ходу предупреждают, ничего не говорят, а только показывают на глаза — “смотри” — и стараются помочь. Во всяком случае, когда мне нужно было вернуться в Рио из города Нитерой по морю на катере, то один чернокожий господин с портфелем, поняв, что я иностранка, отвел меня не на палубу, а в кабину капитана, а тот по рации вызвал такси прямо к причалу, да еще и матроса дал для сопровождения...

И снова о фазендейрос, то есть о “Старосветских помещиках”. На МХТ здесь не попасть. Спектакль, сделанный Карбаускисом на минимуме слов и без страстей, объясняющий, что такое любовь и не любовь, вызывает у публики восторг: не дождавшись, когда в финале вырубится свет, они вскакивают с мест, хлопают, кричат и свистят. Особенно “достается” прекрасному дуэту Александр Семчев — Полина Медведева, а также шести молодым актерам. На один из спектаклей пришла звезда бразильского сериала Рената Сораш (в России ее знают по сериалу “Хозяйка судьбы”).

— Я бы хотела собрать артистов, чтобы они объяснили, как они это делают, — растерянно говорила потрясенная звезда. Но разве можно объяснить — чтобы так играть, не надо сниматься в сериалах.




Партнеры