Возвращение Герды

Елена Проклова: “Я не подарок. На многие вещи просто не имела права...”

21 августа 2006 в 00:00, просмотров: 247

Милый ребенок со взрослым, волевым взглядом в фильме “Звонят, откройте дверь!”. Отважная Герда в “Снежной королеве”. Пять главных ролей в нашумевших фильмах к поступлению в Школу-студию МХАТ в 16 лет. Пронзительная “Единственная” на последнем курсе. Бешеная популярность, роли, поклонники, увлечения. И… трагичное исчезновение на долгих шесть лет.

А потом возвращение. Совершенно другой. Еще более жесткой, определившейся.

Сегодня Елена Проклова играет в театре, заседает в Общественной палате РФ и наставляет страждущих телезрителей в медицинском ток-шоу.

“Не пью таблеток, не колю уколов”

“Давайте заедем в какое-нибудь тихое кафе, — предложила мне актриса, когда мы встретились с ней в репетиционном зальчике, что в Малом Харитоньевском переулке. — У нас есть час до спектакля в Театре эстрады”.

По дороге не попалось ничего подходящего, и, оказавшись перед театром, мы решили общаться в машине.

— Вам, наверное, все же стоило перед спектаклем подкрепиться? — спросила я. Ответ обескуражил: “Я уже выпила сегодня чашечку кофе. Нет, вру. Еще зеленый чай. Все — без сахара. Осталось перед сном продержаться”.

— Я вылечилась от хронического пиелонефрита. Голоданием. Когда мне плохо, стоит поголодать — и все нормально. А если надо что-то вылечить, значит, я голодаю три недели.

— Интересно, где вы этой мудрости набрались?

— Лет с 20, когда я хроническим пиелонефритом и заболела. После рождения первого ребенка. И тогда я поняла, что должна сама собой заниматься. У меня огромное количество литературы еще с тех времен. Когда я много ездила, покупала разные книжечки. На Урале — уральские, в Туве — тувинские. Мне интересно было. И сегодня я имею две огромные библиотеки — по народной медицине и кулинарные рецепты.

К тому же мой второй супруг был народный целитель, и это мне дало, как я считаю, право участвовать в медицинской программе. Не как у Чехова: “Я сама доктор, у меня муж доктор”, а взаправду, когда человек погружен в проблему, знаком с горем людей не понаслышке. Мне себя преподносить не надо, делать себя не надо. Мне важнее эти люди, которые приходят, чем я сама. Очень этим увлекаюсь. Я абсолютный натуропат. Не пью никаких таблеток, не колю уколов. Наша медицина вышла из народной, обогащенной достижениями науки. Мне говорят: “Ты пишешь по три программы в день, наверное, падаешь без сил?” А я заканчиваю третью передачу и… летаю, забывая об усталости.

“Бог хотел меня остановить”

— Сегодня в вашей жизни уже сложился баланс между потерями и приобретениями?

— В том, что касается профессии, — мне судьба сыплет как из рога изобилия. Я никогда не отказываюсь от того, что она мне предлагает. Иногда это бывает тяжело, обременительно. Иногда в чем-то приходится себя ущемлять ради того, что я должна. Ведь судьба столько мне дает авансом! Работа, поездки, люди. Все мои родные живы и здоровы, слава Богу. Но, с другой стороны, судьба умеет меня и наказывать. За дурные стороны характера, жесткость. Единственное оправдание, что я жесткий человек не только к другим, но и к самой себе.

— С вами не всегда бывает легко?

— Со мной сложно — это точно. Я трудоголик и не терплю лени рядом с собой. Есть спокойные трудоголики. Они сами работают и никого не трогают. Я так не могу. И в семье я, видимо, деспот. Очень часто мне кажется, что я лучше знаю, что нужно для других. Такой требовательный человек. У нас дома все с характером, но они стараются меня не расстроить, сделать, что я прошу... В общем, не подарок я. На многие вещи просто не имела права. Знаете, когда за своим крылом ты не замечаешь, как кого-то задел, смахнул... Я думаю, что все мои неприятности с детьми, со здоровьем, еще чем-то — это все Господь Бог хотел меня остановить, а я: шашки наголо, правда-справедливость, наделала, конечно, дел. Одно время моя позиция была поводом для спора со старшей дочкой.

— Удалось преодолеть противоречия?

— Арина у меня минималист. Это — не хочу, то — не хочу. У нее свой внутренний мир. Она занимается компьютерным дизайном, очень любит свою работу, очень скромно живет и совершенно не собирается расширять круг ни своих интересов, ни своих действий. У нас был период взаимных обид, который миновал со знаком “плюс”. Мы научились не предъявлять друг другу претензий. Вот дочери младшей передалось много моего. Она окончила восьмой класс, а ей 11 лет. Попросилась пораньше в школу, потому что ей скучно жить на даче. Перескочила 3—4-й классы за один год. Полина абсолютно взрослая. Она потрясающе за мной следит. Я люблю брать ее с собой на фестивали. Она все принесет, узнает, расскажет. Незаменимый для меня человек. Ну а как могло быть иначе? Она ведь у меня такая долгожданная, такая выстраданная.

“Лежала с поднятыми ногами все девять месяцев”

— Полина, кажется, родилась в самый тяжелый период вашей жизни?

— До того как она появилась, у меня очень серьезные были проблемы. Гибель детей... Долгое время родить я не могла. Тот период, длиною в 6 лет, я скрывалась ото всех. Уехала за город и никому не оставила своих координат. Я сказала, что буду бороться до конца. Я считаю, человек обязан договариваться с судьбой.

— Договорились?

— Потрясающе, что моя судьба мне помогает. Каждый раз давая понять, что если я вложу максимальное количество сил, упорства и труда, она пойдет мне навстречу. Я лежала с поднятыми ногами все девять месяцев, зашитая. И 780 уколов в один только живот! Это, я вам доложу, не для слабонервных. Муж плакал, когда видел мой живот, а я стискивала зубы. И была уверена, что все получится. Потом сидела с дочкой до трех лет, занималась своим внутренним миром, отстраивала его заново. И не собиралась возвращаться в профессию. В сорок лет, после рождения второго ребенка, я получила второе образование на базе первого в архитектурном институте. Двухгодичные курсы дали мне новую профессию ландшафтного дизайнера. И возможность работать с мужем, обладателем той же профессии. У нас есть уже готовый проект, другой мы делаем — и это безумно интересно.

— А чем был вызван такой интерес к ландшафтам?

— Просто ничего не делать для моего характера невозможно. Когда мы переехали в дом, кусок поля надо было как-то оформить. Старшая дочь сказала: “Мам! Для твоего безумного характера лучше всего пойти учиться. Чем просто брать лопату и копать, позанимайся”. Я послушалась и не пожалела. Учиться в зрелом возрасте, когда тебя не загоняют на лекции, а ты сам на них бежишь, просто подарок. В 6 утра все сварить, ребенку оставить кашки, вынести малышку на улицу к няне гулять, сама на курсы, потом обратно. Летаешь! Я вот подумываю, может, еще какое-нибудь образование получить?

Неприятная история

— Новые увлечения смогли перевесить актерские амбиции?

— Ну почему? Я продолжаю играть в театре. Сейчас взяла четвертый спектакль. В новом для себя амплуа. Комедия положений. Ужасно переживаю. Но получаю такое удовольствие от работы! Театр компенсирует мне все.

— Даже кино? Вы исчезли с экранов, совершенно не снимаетесь…

— В том, что предлагается, сниматься не хочу. Во всех этих “мужских” фильмах со стрельбой и криминалом. В прошлом году со мной произошла очень неприятная история. Позвали сниматься в сериал. Мне понравился этот материал, и я согласилась. Утвердили на роль, и я специально раньше вернулась из отпуска. На меня уже были готовы костюмы. Когда я появилась, мне вдруг объявляют, что сниматься буду не я, а другая актриса. Я страшно расстроилась.

— В кино, наверное, всякое бывало?

— Такое со мной случилось впервые в жизни. Когда я увидела этот фильм, сразу успокоилась. И подумала: “Какое счастье, что я не снялась в нем!” От того, что я прочла в сценарии, в фильме не осталось и следа. А то, что получилось, я бы сыграть просто не смогла. Тот процесс съемок, который сегодня существует, мне настолько неинтересен! Все, что я слышу от своих партнеров по театру, — это про соковыжималку для зарабатывания денег. Когда целая серия снимается за один день, о каком творчестве может идти речь? Слава Богу, у меня нет сегодня в этом необходимости. Представляете, как мне везет? Я постоянно нахожусь в творческом состоянии. Мне нравится то, что я сегодня делаю. И на телевидении, и в театре.

“Муж ропщет, но это приятно”

— Заседания в Общественной палате тоже помогают поддерживать творческое состояние?

— Тоже. По этим “граблям” буду ходить всю жизнь. В нашей стране как ни в какой другой важно не быть пассивным человеком. Чего я и придерживаюсь, несмотря на дефицит времени.

— Муж, интересно, не ропщет по поводу постоянного отсутствия жены?

— Когда муж ропщет, что жены нет дома, это такое приятное роптанье. Гораздо лучше так, чем когда он говорит: “Что ты все время сидишь дома?” Они же такие, всегда недовольные. Лучше уж редко встречаться и роптать, как мы мало видим друг друга, чем наоборот. Я вот, живя с мужем больше 20 лет, уже с этим смирилась.

— Сколько времени вы отводите себе на сон? Два часа, три?

— Ну, пять. Мне хватает. Иногда у меня бывает, раз в месяц, я сплю сутки или даже больше. Недавно ездила во Францию на съемки игры “Большие гонки”, где была капитаном одной команды. Мы жили в Сан-Тропе. Съемки были ночью, где-то с 5 до 8 утра хватало времени выспаться, а потом пляж, компании, устрицы, брют — роскошный отдых. И вот там я двое суток проспала. Выходила на игру, покричала, поорала и… опять в номер спать. А потом мой режим восстановился, и даже роль, которую я сейчас репетирую в театре, успела выучить. Книги почитать. Прочла Юлю Вознесенскую “Путешествие после смерти”. Колоссально! Люблю, когда внутри все переворачивается так, что ты видишь мир через чужие глаза!





Партнеры