Татьяна Данченко: головная боль мне не нужна

“Золотая” команда синхронисток между медалями живет с протянутой рукой

22 августа 2006 в 00:00, просмотров: 373

Пока наши пловцы продолжали добывать “золото” в венгерской воде, редакцию “МК” посетила тренер тех, кто в первые же стартовые дни примерил высшие награды чемпионата Европы по водным видам спорта на себя и передал ощущения другому: Татьяна Данченко, тренер сборной по синхронному плаванию, “водяная” мама двукратных олимпийских чемпионок Анастасии Ермаковой и Анастасии Давыдовой, а также новой, уже взошедшей звезды Натальи Ищенко. Татьяна ответила на наиболее острые вопросы читателей “МК” в режиме интернет-чата.


— Татьяна, поздравляем с безоговорочной победой на чемпионате Европы. Скажите честно, вы всем довольны? Это было трудно — выиграть везде. Или нет?

— Если рассматривать чемпионат Европы как этап подготовки к следующим стартам, а конечной целью, естественно, является Пекин, то я довольна всем. Конечно, устали — трудные соревнования. Но легко ведь ничего не дается, даже если твое мастерство уже отшлифовано до предела. Мы всегда с девочками стараемся выложиться по максимуму. Они молодцы, все сделали как надо. Я очень рада, что Наташа Ищенко выиграла свой первый чемпионат Европы. Потому что, когда уходит лидер, начинается передел мест. И вот этого момента я очень боялась и рада, что мы выиграли с хорошим отрывом и достаточно безболезненно.

— Но — болезненно для испанок.

— Да, они были недовольны. Они не протестовали, но тем не менее выясняли у судей, которые практически единогласно поставили Ищенко на первое место, почему у Наташи оценки выше. Причем с оценками за технику они были согласны, а большую артистичность им хотелось приписать себе.

— Как вы считаете, кроме специалистов кто-то еще разбирается в синхронном плавании или оценка многих идет на уровне одних эмоций?

— Не знаю… Мы общаемся в основном с родителями. А они — вы же понимаете, суперфанаты, которые и разбираются, и ошибочки видят, еще и совет дадут. О чем говорить, если некоторые мамы приводят своих дочек в бассейн аж в два года! Такая вот ненормальная тяга к синхронному плаванию. Правда, бывает и наоборот: приведут пятнадцатилетнюю барышню и искренне интересуются — что, разве уже поздно? Мы говорим: да вы что, в этом возрасте уже побеждать начинают, а не ныряют первый раз!

— Вы когда нырнули?

— Меня приволокла в секцию подруга по школе. Причем сама она потом благополучно ушла, а я вот осталась. И похоже, что навсегда. Когда я выступала, мы только-только начинали выходить в свет. Самыми большими достижениями для меня стало второе место в Союзе и первое место на первенстве Европы среди юниоров. Тогда мы впервые стали абсолютными чемпионками, 88-й год.

— Сегодня россиянки — лидеры, кто наиболее опасен из соперниц, с прикидкой на Пекин, конечно?

— Не люблю я прогнозы, но несомненные конкуренты — это испанки и японки. Почему в Пекине стоит опасаться только их? Потому что за два года в нашем виде невозможно стремительно скакнуть результатом. На данный момент только две страны могут с нами конкурировать. И друг с другом они будут выяснять отношения тоже очень жестко. У испанок сильна постановочная часть, у японок — техника.

— Неужели можно без отвращения сидеть в воде целый день?

— Да, у нас очень тяжелый вид спорта. По 8—10 часов тренировки в воде плюс сухая тренировка, зал. Может, кто-то и не верит в это, но когда идет основной прогон программы, то из-за недостатка кислорода частенько темнеет в глазах. Девочки порой доделывают программу на автопилоте. Да и отдых у нас очень короткий, вот сейчас я в Москве, Ася — в Сочи, Настя — в Турции, Наташа — в Калининграде, на все про все 6 дней, кто как хочет, так и отдыхает. Да, кстати, вот меня часто спрашивают: а как же их личная жизнь, небось особо оговариваете пункт о детях? Мы их не неволим и никаких подписок о “невыходе” замуж не берем. Каждый год подписываем стандартный договор, там ничего по поводу личной жизни не прописано. Девочки сами знают свою цель, идут к ней.

— Вам часто приходится отмечать победы. Есть традиции?

— Обычно отмечаем сразу на месте, в той стране, где выиграли. Бывает, из Кубка выпиваем. Бывает, в Москве продолжаем. Друзья не все всегда рядом.

— Любой турнир — это все же стресс. Как снимаете?

— Текилой.

— И много надо?

— Нет, не очень — граммов 200, не более.

— А почему вы даже за большие деньги не работаете с зарубежными спортсменками?

— Ну, может, это раньше была такая жизненная необходимость — подзаработать, чтобы детей прокормить. Сейчас этой необходимости нет. Сегодня благодаря президентской программе и тем богатым людям, которые создали фонд помощи олимпийцам, мы можем работать спокойно. И потом, я не считаю нужным растрачивать свои силы на соперников. Зачем мне эта головная боль? Чтобы потом самой же с ними и бороться? Cлабым странам я с удовольствием помогаю — просто из хорошего отношения.

— В мире уже развивается мужское синхронное плавание, как в России с ним дела обстоят?

— Никак. Потому что, сколько мы ни пишем, что объявляется набор мальчиков, что-то они к нам не идут.

— А вообще, мужчины есть в тренерском штабе?

— Да нет. Есть только музыкальный режиссер, доктор… Ну, может, это только пока?

— Говорят, вам с вашими звездами не хватает в Москве воды. Что это значит?

— Команда, которая не проигрывает ни одного соревнования начиная с 1998 года, золотая команда, живет с протянутой рукой: дайте воды! Почти весь год мы тренируемся в Раменском и живем в пансионате футбольного клуба “Сатурн”. Редко выезжаем в старенький бассейн лагеря “Орленок” в Туапсе. В Москве вся вода практически находится в руках арендаторов. И аренда воды — очень высока. Когда у нас будет свой центр? С бассейном, тренировочными залами, сауной, гостиницей с централизованным питанием? Неужели мы это еще не заслужили?




    Партнеры