Дольше жизни длится бой

Фронтовик помешал бывшему вице-премьеру

23 августа 2006 в 00:00, просмотров: 599

Ветеран войны Анатолий Игоревич Красовский подделал справку о своей инвалидности и благодаря этому отсудил долю в отцовском наследстве — одну треть дома и треть участка в дачном поселке Жаворонки. К такому сенсационному выводу пришла Фемида в ходе разбирательства многолетней междоусобной тяжбы. Второй стороной в ней выступает сосед Красовского по участку — бывший министр финансов, бывший руководитель Министерства по налогам и сборам и бывший вице-премьер РФ Борис Федоров. Возможно, именно это обстоятельство и подвигло судейских на скандальное решение.

О начальной стадии конфликта мы рассказывали три года назад в публикации “10 безумных лет устроил пенсионеру бывший министр финансов” (“МК” от 15.03.2003 г.). Напомним суть событий.

Лишь бы не было войны

Недостроенный дом на участке 50 соток купил в 1953 году отец А.И.Красовского — тоже фронтовик, полковник медслужбы Игорь Антонович. Дом отец и сын достраивали вместе. В нем Красовский-старший и жил потом со своей второй женой, пока не умер в 1977 году. Дачу он завещал жене. Но по тогдашним законам Красовский-младший мог претендовать на долю в наследстве, поскольку был инвалидом. Претендовать, однако, не стал: по этическим мотивам судиться с мачехой Красовский не захотел.

В 1998 году мачеха умерла, оставив неожиданное завещание: дом и участок она отписала… Фонду мира. Составлена бумага была, наверное, еще во времена СССР, когда ядерная угроза наводила на советских граждан форменный ужас и провоцировала их на борьбу за мир самыми немыслимыми способами. Знала бы старушка, какой накал страстей вызовет ее чудачество…

Фонд мира, впрочем, от подарка отказался, и земля вместе с домом отошла государству. Тогда-то Анатолий Игоревич и подал иск о восстановлении своего права на наследство. Суд иск частично удовлетворил: было решено, что Красовский имеет право на треть дома (18 кв. м) и треть участка — 17 соток. Случилось это весной 1999 года. Вскоре ветеран с помощью дочери и зятя выкупил и остальные 2/3 дома.

А две трети участка — 33 сотки — купил у муниципалитета Борис Федоров. Маститый политик поселился в Жаворонках и прикупал к своему наделу соседние земли. Предлагал он продать участок и Красовскому. Но ветеран отказался. С тех пор между соседями разгорелась “холодная война” почище, чем между СССР и мировым империализмом.

Первым делом Федоров возвел трехметровый забор по периметру выпирающей на его территорию части дома Красовского, а это, заметим, большая часть дома. Потом пошли суды. Бывший министр оспаривал законность продажи 2/3 дома. А фронтовик просил перенарезать первоначальный отцовский участок таким образом, чтобы весь дом оказался на его 17 сотках. Технически сделать это проще простого: один забор двигаешь наружу, другой — внутрь участка.

Когда мы расставались с героями этой истории в марте 2003 года, стало известно, что против Красовского затевается еще одно разбирательство. Руководитель межрегиональной инспекции Министерства по налогам и сборам РФ В.Н.Ковалев обратился с надзорной жалобой в Мособлсуд. В ней говорилось, что на момент смерти отца Анатолий Красовский не был инвалидом. А значит, права на наследство не имел. Инвалидность он получил только в 1989 году. Доказательством чему служила справка из соцзащиты района Дорогомилово, где был прописан Красовский. То есть ветерана, по сути, обвинили в мошенничестве.

Держи вора!

За три года много воды, как говорится, утекло. На “нейтральной полосе” между стенами дома Красовских и забором Федорова уже выросли деревца. Анатолий Игоревич трагически погиб в сентябре 2003-го: гостил у родственников под Калугой, пошел в лес за грибами и пропал. Труп нашли много дней спустя. А обвинение в мошенничестве над ветераном так и висит.

— Теперь мы боремся не только за семейную дачу, но и за доброе имя отца, — говорит дочь Алла Четверикова.

…Итак, Мособлсуд старое решение отменил, и в конце марта 2003 года в Одинцове состоялось повторное рассмотрение дела о наследстве. И суд снова подтвердил свой вердикт: Красовский имеет право на долю в наследстве отца.

Казалось бы, все, точка. Ведь даже если очень важному человеку очень хочется добиться решения в свою пользу, дело нельзя мусолить до бесконечности. Есть же, в конце концов, срок давности. Только вновь открывшиеся существенные обстоятельства дают право на новое рассмотрение. А какие могут быть новые обстоятельства в этом дважды изученном деле?..

Тем не менее представитель Одинцовской ИМНС Хорошев подал в Мособлсуд кассацию, суть которой сводилась к тому, что наследнику неправильно определили долю в наследстве и, кроме того, напутали с правовым статусом земли. Дескать, из 50 соток мачехе Красовского двенадцать принадлежали на праве собственности, а остальные 38 — на праве пожизненного наследуемого владения. Стало быть, и Красовскому должны были передать часть от 12 соток в собственность и часть от 38 соток — в пожизненное владение. А ему все 17 соток зарегистрировали в праве собственности.

Можно восхищаться изощренностью работавших против Красовского юристов, сумевших отыскать такую тонкую закавыку. Заметим только, что если и была тут оплошность, то допустил ее явно не Красовский. Ему-то было безразлично — собственность или владение. Продавать участок, для чего только и нужно право собственности, ветеран и так не собирался.

Как бы то ни было, старое дело опять достали из архива. И не зря: третьей “осечки” не случилось. Одинцовский суд не ограничился устранением проблем с сотками — копнул глубже. На этот раз представленная Ковалевым справка “сработала”: 23 мая 2005 года Красовского лишили права на наследство. Свидетельства на 17 соток и треть дома аннулировали.

Браво, “самый гуманный в мире”! Спустя столько лет удалось-таки изобличить мошенника! Пусть и посмертно.

Есть только одна проблема: справки из соцзащиты Дорогомилова, на которую ссылался г-н Ковалев и на которой держится пересмотр дела, ни Красовский, ни его представители ни разу не видели! В пухлом судебном томе есть вырезки из фронтовых газет, в которых рассказывается о фельдшере Красовском, выносившем с поля боя раненых. Есть справка из госпиталя, где он лечился после тяжелого ранения, вследствие которого был комиссован. Есть справки об инвалидности разных годов. А вот справки, представленной Ковалевым, нет!

— Она была фальшивой, — уверены наследники Красовского. — Как только она сыграла свою роль, ее из дела изъяли, чтобы вывести из-под удара тех, кто фальшивку изготовил.

Трудно найти другое объяснение. Ведь иначе придется признать, что мы имеем дело с медицинским феноменом: инвалидность вследствие ранений у Красовского была и в 1945-м, и в 1991-м. И в 1952-м, и в 2003-м. А в 1977-м вдруг неожиданно “рассосалась”.

Этот безумный, безумный мир

Странного в этой истории еще немало. Начать хотя бы с того, что чиновник такого высокого ранга (Ковалев, напомним, руководитель налоговой инспекции целого федерального округа) вмешивается в рядовое дело о наследстве, да еще трехлетней давности.

Впрочем, это хоть и странно, но объяснимо. В своей книге “10 безумных лет” Борис Федоров пишет, что, став руководителем МНС РФ, он привлек в качестве своего нового зама замминистра финансов В.Ковалева. Ну и, видимо, несколько лет спустя этот В.Ковалев не смог отказать бывшему патрону. А вот как оказалась у Ковалева справка из соцзащиты Дорогомилова, совершенно непонятно. И вообще — неужели у чиновника такого ранга нет других забот, кроме как отбирать 17 соток у ветерана войны?

Когда с подобным вопросом Красовский обратился к шефу Ковалева — министру МНС РФ Букаеву, он получил любопытный ответ, подписанный замминистра Шульгиным: “Согласно полученным от руководителя Межрегиональной инспекции МНС по ЦФО В.Н.Ковалева объяснениям Межрегиональная инспекция МНС по ЦФО в судебном процессе по вышеуказанному иску участие не принимала”.

Ну не странно ли? А как же та надзорная жалоба в Мособлсуд, с которой все и закрутилось? Что это? Чиновник врет своему начальству? Или не глядя подписывает все, что ему подсунут? Помнится, сам Федоров в бытность вице-премьером тоже как-то неудачно поставил однажды визу, после чего его имя долго склоняли в связи со знаменитым “алмазным делом”…

Приходится изворачиваться и налоговикам более низкого звена. В том же ответе замминистра Шульгина есть ссылка на письмо начальницы одинцовской налоговой инспекции г-жи Вайнер. О том, что районная инспекция “не опротестовывала решение Одинцовского суда, а также не направляла в суд исковое заявление, каким-либо образом связанное с правом собственности на часть дома и земельного участка Красовского А.И.”. Как же так? А кассационная жалоба г-на Хорошева, действовавшего по доверенности Одинцовской ИМНС? Эту доверенность Вайнер сама ему и выписала. Неужели ввела в заблуждение начальство? Или бес попутал? Или запамятовала? С памятью, кстати, у г-жи Вайнер, судя по ее ответам следователю прокуратуры, неважно: “Кто его (Хорошева. — С.Ф.) мне рекомендовал, я не помню. Почему доверенность выдана именно ему, я тоже вспомнить не могу”. Хотя случай, когда интересы налоговой инспекции, где есть свой юротдел, представляет сторонний адвокат, — из ряда вон выходящий.

Столько вранья, нелепостей, несостыковок… Чиновники пачкаются в этом сомнительном деле и выставляют себя в глупом виде. И ради чего все? Чтобы согнать с несчастных соток ветерана и его наследников, передать землю в госсобственность, после чего ее в честной борьбе на аукционе выкупит небедный политик, который и так уже себя прекрасно чувствует в своем поместье?

Кто-нибудь остановит этот абсурд? Сегодня свои надежды наследники Красовского связывают с новым прокурором Юрием Чайкой. Алла Четверикова готовит на его имя обращение, в котором просит привлечь к ответственности чиновников за ложь и фальсификацию документов.

— Или пусть привлекут меня за клевету, — говорит Четверикова.

Что ж, вполне достойная постановка вопроса. А то ведь пока оклеветанным остается умерший три года назад ветеран войны, орденоносец А.И.Красовский.




    Партнеры