Топорная работа

Компьютерщики подались в богатыри земли русской

23 августа 2006 в 00:00, просмотров: 295

Бой барабанов, звук трубы, приветственный звон мечей и хулы в адрес противника оглашали в минувшие выходные поляну под Хотьковом. Витязи в шлемах и кольчугах двинулись строй на строй. Лязг оружия, первые убитые и раненые. Это не галлюцинация, вызванная жарой, и не съемки фильма о битвах варягов с печенегами. В Сергиево-Посадском районе прошел фестиваль средневековой культуры “Городецкое Гульбище”.

Убитые были, конечно, понарошку, а вот раненые — самые настоящие. Рубились парни не на шутку, со всей силы, хорошо, мечи не заточенные. Показали наступление клином, или, как называли его викинги, — свиным рылом, и стенка на стенку. Вес полного обмундирования переваливает за двадцать кг, один только шлем с бармицей тянет на пять, на 2 килограмма — меч, а боевая кольчуга весит до 13 кг. Начинаются поединки один на один. Так все и происходило на Руси тысячу лет назад. На поляне раскинуты шатры: несколько палок и натянутое на них небеленое полотно, внутри сено и шкуры зверей. Вход в одно из жилищ украшает коровий череп и вырезанные деревянные морды. “Это чтобы злых духов отгонять, — поясняют обитатели. — Сон здесь крепок и спокоен”.

На плече одного из воинов красуется непонятная татуировка.

— Я принадлежу к клубу исторической реконструкции “Вран”, — объяснил он. — Это по-древнеирландски — ворон. Рисунок полностью скопирован с изображения XII века.

Мастер-класс по метанию топора — держать руку надо прямо, не подкручивая кистью оружие. Раз! — и хрупкая барышня вонзает топор в разрисованный щит. Рядом паренек вырезает из полена ложку. Девушки вышивают рушники, плетут тесьму. Вся одежда копирует костюмы прошлого тысячелетия. За образец взяты экспонаты музеев.

— Я учусь на учителя истории и английского языка, — рассказывает один из организаторов фестиваля, Тимофей. — Движение “историческая реконструкция” было связано поначалу с ролевыми играми, толкиенизмом. Оно постепенно выкристаллизовалось в движение людей, занимающихся воссозданием истории и экспериментальной археологией. А раннее средневековье — романтика, не испорченная ложной моралью.

Пальцы Тимофея украшены кольцами — дружинный атрибут. Клубный перстень с изображением барса — личный воинский перстень. На другом заговор: “Я приношу удачу”, третье гласит: “Жди беды с севера”. В руках конусообразный стеклянный стакан, его прототип был создан во Франции в том же Х веке, на Руси тогда стекла не было. Наборный пояс с серебряными пластинами — показатель статуса человека.

На костре, на специальных железных сковородках, пекут оладушки, тесто наливают деревянной ложкой из корыта. Подает их компьютерщик — среди древнерусских богатырей таковых оказалось немало.

Организаторы планируют построить на месте воскресного гульбища крепость “Городец”, настоящий древнерусский город, который будет жить постоянно. То, что он пустовать не будет, доказала массовость первого же фестиваля. В нем участвовало около 40 объединений раннесредневековой исторической реконструкции из 10 городов России и СНГ. В общей сложности на хотьковскую поляну съехались порядка 500 человек.

Мирную жизнь нарушают варяги.

— Во время столкновений, рубки, — потирает плечо “викинг” Олег, — лезвия на оружии зазубриваются при ударе. Эти зазубрины после какого-нибудь сильного касательного удара могут разрезать кожу. Но опытные бойцы уже имеют специальные стеганые рубашки, которые защищают.

Среди участников есть и те, кто профессионально занимается историей и археологией, и бизнесмены, увлеченные “историческим туризмом”.

— К участникам мы предъявляли самые строгие требования в отношении исторической достоверности реквизита, костюма, внешнего вида, предметов быта и вооружения, — рассказывает пресс-секретарь фестиваля Сергей Полстяной. — Но зато мы предлагаем молодежи уникальную возможность погрузиться в атмосферу Древней Руси, прикоснуться к живой истории нашей Родины, ощутить себя ее неотъемлемой частью. За два дня нас посетили 10 тысяч.

Женщины встречают победителей обедом. Похлебка хоть и готовится на костре, но рецепт у нее вполне современный.

— Здесь мясо, овощи, — рассказывает участница фестиваля Юля, секретарь в “мирной” жизни, — но есть и картофель, которого в то время, конечно, не было.

Как в древности, словно из небытия, проступают очертания шатров, звучит старинная музыка. Звенит молот о наковальню, гончар раскручивает свой круг. И организаторы обещают, что так будет каждый год.




Партнеры