Cергей Капица: У пропасти на краю

Вместо того чтобы поднимать людей, телевидение их опускает до площадного уровня

24 августа 2006 в 00:00, просмотров: 438

Сергей Петрович Капица — один из самых значительных и уважаемых людей на нашем телевидении. Его суждения о жизни и нынешнем ТВ могут показаться старомодными. Впрочем, Капица никогда и не стремился быть современным, не подстраивался под время. Просто у человека наболело. Вот и все.


— Я хочу сказать, что рейтинг — лишь метод управления СМИ. А по сути, на нашем ТВ сейчас огромное количество безыдейных и безнравственных программ, которые загоняют страну в тупик.

— Это серьезное утверждение. В таком случае приведите примеры.

— Вряд ли стоит делать дополнительную рекламу этим программам в вашей многотиражной газете. Вместо того чтобы поднимать людей, телевидение их опускает до площадного уровня. Раньше, к примеру, Малый и Художественный театры давали образцы, на которые следовало равняться. Теперь нигде таких эталонов нет.

— Да, теперь если пойти в театр, неизвестно, на что напорешься: на матерную брань, раздевание… Но вам скажут — если это органично, то никаких запретов.

— Защищать можно все что угодно. Наше красноречие здесь безгранично. Но если все время по ТВ мы слышим тюремную лексику, то куда от нее деваться?

— Вам не нравятся программы о криминале?

— Мне не нравится то, что они занимают в эфире столь громадный объем, который совершенно несвойствен интересам обычного человека. Отсюда происходит кризис сознания. Что ж тогда за общество мы строим?!

— Но если у нас говорят, что в России половина народа сидела, а другая половина ее охраняла, то этот тюремный сленг падает на благодатную почву.

— Не знаю, почему так говорят. В моем окружении сидел один процент. Вот тогда пусть подобных передач будет столько же.

— Но это же всемирный мейнстрим. В Голливуде 80 процентов фильмов — как раз те самые насилие и жестокость.

— У нас совсем другие проблемы. Население наше вымирает в прямом смысле слова. Через 50 лет в России оно уменьшится наполовину. Вот о чем нужно думать.

— Тогда ушлые продюсеры вам на это скажут: о’кей, криминала мы будем ставить в эфир меньше, зато все заполним эротикой. И тогда народ начнет рожать со страшной силой.

— Любой нормальный психолог скажет, что чем больше люди говорят о сексе, тем больше у них сексуальных проблем. Есть старый анекдот: идут солдаты через поле, а там лежат камни. Сержант спрашивает: “Иванов, о чем ты думаешь, глядя на эти камни?” “О доме”. — “Молодец, Иванов, вернешься из армии, строителем станешь. Петров, а ты о чем думаешь?” — “О корове”. — “Молодец, Петров, крестьянином будешь. Сидоров, ну а ты о чем думаешь?” — “О бабах”. “Почему?” — “А я всегда о них думаю”.

— Выходит, если у нас на ТВ сплошь криминал и эротика, переходящая в порнографию, то по такой “картинке” можно сделать вывод о сегодняшнем состоянии общества?

— Об этом я и говорю. Понимаем ли мы то, что стоим на краю пропасти? Недавно я был на конференции по проблемам Интернета. А ведь это абсолютно свободное средство массовой информации. Там люди пишут все, что душе угодно. Если почитать Интернет, то мы получим настоящий слепок общественного сознания. Но это будет не слишком красивое зрелище.

— Вы предлагаете восстановить цензуру?

— Дело не в цензуре, а в ответственности. Цензура — переложение ответственности на неких цензоров. Но когда интеллигенция в начале 90-х требовала свободы, то не понимала, что вместе с ней должна прийти ответственность.

— Но есть еще природа человека. А ответственность пусть базируется на законах, которые каждый обязан выполнять.

— Закон — лишь фиксация. Но до того, как выйдут законы, в обществе должна быть мораль. Главная проблема в том, что на сегодня техническая оснащенность средств связи обогнала нашу возможность управления ими. Вот зачем в СССР были созданы сотни и сотни тысяч боеголовок ядерного оружия, хотя всем известно, что для уничтожения всего мира вполне достаточно просто тысячи? И ведь оружие, пусть не ядерное, применяется везде абсолютно непропорционально. У нас это происходит в Чечне. Но точно так же происходит в Ираке, в Ливане…

— Считается, что природа человека порочна и массовая культура лишь угождает ей. Это и понимается как свобода, потому что любой запрет все равно будет хуже.

— Под воздействием СМИ, которые, по сути, оглупляют людей, общество начинает деградировать. Оно просто разлагается. Вот о чем нужно думать.

— Получается, весь мир сошел с ума?

— Да. И если об этом не говорить, мы придем к катастрофе.

— А как достучаться до топ-менеджеров ТВ? Они ведь вам скажут: если мы будем показывать только программы на социально-научные темы, то не заработаем прибыль, потому что народ смотреть это не будет, а ведь нам нужно вкладывать большие деньги в развитие телевидения.

— Нет ничего выше того, что называется “человеческая совесть”. И о ней нужно думать всегда. А все потому, что с 91-го года общественная мораль дискредитируется все больше и больше. И когда я на заседаниях телеакадемии говорил, что нам необходима ответственность, коллеги меня чуть ли не освистали.

— А они думали про вас — что ваши моральные понятия устарели.

— Может быть, только когда я много лет назад говорил, что общество оказалось не приспособлено к техническому прогрессу, мне тоже не верили. Но ведь так и случилось.




    Партнеры