Опознать и не обознаться

Специальный корреспондент “МК” Светлана Самоделова передает с места трагедии

26 августа 2006 в 00:00, просмотров: 299

24 августа для родственников пассажиров разбившегося “Ту-154” навсегда останется самым черным днем в жизни. До глубокой ночи они опознавали своих близких.


Чтобы не травмировать людей, первичную идентификацию тел решено было провести по фотографиям в гостиницах, где разместились родственники погибших. В “красный уголок” нашего отеля “Дружба” привезли компьютер. Но в очередь к нему никто не спешил. Измученные ожиданием люди всячески теперь оттягивали страшный момент опознания. Никто не хотел быть первым.

Сомнений, что “найдены не все тела”, уже нет. Утром родные погибших побывали на месте катастрофы. Квадрат с выжженной травой был поделен на участки. У каждого судмедэксперта с поисковиками был свой сектор. С земли и из-под земли специалисты извлекли все, что осталось от “Ту-154” и его пассажиров. В завершение операции была проведена контрольная проверка: работали кинологи с собаками.

Когда из-за двери, где проходит опознание, раздается плач, все знают: “нашли своих”. “Оттуда” выходят с пустыми глазами, не замечая зажатых в руках документов. Свидетельство о смерти украинского образца меняют на российское.

— Что осталось от Саши, — шепчет, держась за сердце, пожилая женщина. — 95 килограммов был, спортсмен, а теперь на снимке часть головы и плечевой сустав.

Теперь у несчастной и ее мужа одна дорога — в морг первой городской больницы, который, по словам очевидцев, поражает своей величиной. Донбасс — шахтерский край. Завалы и взрывы на шахтах здесь случаются с пугающей регулярностью.

Опознание длится до глубокой ночи. Каждая семья в обугленной плоти по часу-полтора пытается найти “свою кровиночку”.

Татьяна Юсько из поселка Юровка, что под Анапой, уже нашла всех своих погибших близких: дочь Наташу, 10-летнюю внучку Юлю, 5-летнего Вову и 4-месячную Машу. Они лежали рядышком. “Видно, обнялись перед смертью”, — замечает кто-то.

К утру 25 августа было известно о 52 опознанных. Но уже сейчас ясно, что одну треть тел опознать визуально не удастся. Для проведения молекулярной генетической экспертизы родственников погибших попросили сдать кровь из вены. Преимущество отдавали матерям погибших. По мнению специалистов, материнская кровь — идеальный генетический материал.

На процедуре забора крови, дабы исключить ошибку, присутствовали два судмедэксперта. На каждого погибшего была составлена специальная карта.

— В списках погибших девять полных семей. Среди них есть и те, у кого не осталось никого из близких родственников. Где эксперты будут брать в таком случае генетический материал? — спрашиваю специалиста Ростовского областного бюро судебно-медицинской экспертизы Игоря Петрова.

— Будем исследовать специальные клетки — эпителии. Для их забора мы попросили привезти личные вещи погибших. Подойдет рубашка, которую носил до отъезда погибший пассажир, его тапочки, детская пеленка, которую не успели постирать, расческа.

На проведение экспертизы потребуется от двух недель до двух месяцев. Проводить ее будут в Ростовском бюро, специалисты которого имеют большой опыт в подобных исследованиях. Туда же в специальные холодильные камеры доставят и неопознанные тела жертв катастрофы. Те, кто идентифицировал своих близких, отправятся со скорбным грузом на родину. Для этого предоставлен транспортный самолет “Ил-76” МЧС России.

Власти Санкт-Петербурга, федеральный бюджет и авиапредприятие “Пулково” выделят семьям погибших по 100 тысяч рублей. Руководство Кузбасса и Краснодарского края объявило, что выплатит родственникам жертв катастрофы по 500 тысяч рублей. Правительство Ямало-Ненецкого автономного округа выделит семьям погибших 1 миллион рублей.

В память о погибших на месте падения лайнера установили поклонный крест.






Партнеры