Марсиане всех стран, объединяйтесь!

Российскую экспедицию к Красной планете может возглавить иранский депутат

28 августа 2006 в 00:00, просмотров: 264

Лозунг, вынесенный в заголовок, наверняка подошел бы уникальнейшему 700-дневному эксперименту по имитации полета на Красную планету, который готовится в стенах столичного ГНЦ “Институт медико-биологических проблем РАН”. “Взлет” назначен на конец 2007 года, и организаторы уже пачками принимают заявки от добровольцев изо всех уголков планеты.

Корреспондент “МК” оказался первым, кого познакомили с претендентами на “полет”.


Удивительно, но даже у таких разных людей, как пенсионер из села Гусиха Астраханской области и представитель парламента Ирана, может быть общая, взлелеянная с детства мечта — слетать на Марс. Ну хотя бы понарошку! Российский эксперимент с международным участием под эгидой Роскосмоса и Российской академии наук “Марс-500” оказался как нельзя кстати.

— Мы объявили о наборе добровольцев месяц назад, — говорит главный менеджер эксперимента, кандидат медицинских наук Марк Белаковский, — и уже получили более 90 (!) заявок из 19 стран мира.

Марк Самуилович выкладывает передо мной целый талмуд. Вот письмо от 28-летнего Владимира. “Место жительства — Санкт-Петербург, приехал в Москву на учебу в МАТИ, по вечерам подрабатываю официантом в одном фешенебельном ресторане. Но главная моя мечта — космос, а именно полет на Марс!”

“Я работаю в обсерватории. Сколько же можно наблюдать за этими планетами, надо же когда-нибудь и “слетать”, — пишет 50-летняя дама из Карачаево-Черкесии. Затем подряд идет около 20 заявок от представителей наиболее востребованных на борту “марсианского корабля” профессий: “Игорь, окончил Московский авиационный институт, моя специальность — системы жизнедеятельности в замкнутых объектах”, “Станислав из Томска, 30 лет. Работаю в области информационных технологий. Стажировался в Англии, США”, и так далее — 40-летний магистр по инженерному менеджменту из Австралии, два инженера из Белоруссии, 30-летний программист из Аргентины, биолог из Италии, бакалавр из Индии, бразильский пилот, хирург из Сочи.

— Мы изначально не отказываем никому, — поясняет Белаковский. — Вдруг окажется, что все заявленные врачи и инженеры “проколются” на медицинском отборе и психологии. А девушка- менеджер из питерского бутика или пенсионер из села Гусиха, который “постоянно поддерживает себя в спортивной форме”, наоборот, окажутся годными к длительному путешествию.

Да, Гусиха — это круто! Еще в списках потенциальных “пилотов” на Марс есть 54-летний электрик, токарь и слесарь в одном лице из украинской средней школы. Дядечка хвастается сделанным собственными руками мини-трактором и мельницей: “Может быть, на Марсе понадобятся мои самоделки?” А недавно на сайт ИМБП пришло письмо из Тегерана от 26-летнего иранского парламентера. Он закончил физический факультет местного вуза, увлекается астрономией. Даже красавица жена и маленький сынишка готовы отпустить его в далекую Россию ради редкого эксперимента.

Одно время ходили слухи, что женщинам на Марс путь будет заказан. Однако в ИМБП опровергли этот домысел.

— Может, у нас вообще будет чисто женский экипаж, — сообщил нам Белаковский. — На сегодня у нас есть 9 “марсианок” прекрасного пола, а ведь прием заявок продлится до 31 декабря! Впрочем, может быть и смешанный вариант. В списках значится одна супружеская пара, вот бы еще три подобралось — получился бы идеальный экипаж.

— А что, если у них там, прямо на “борту”, пардон, пойдут дети?

— Дети уже пошли и без них, — огорошил Марк Самуилович. — Хотя мы и принимаем добровольцев от 25 лет, есть две заявки от 17–летних пареньков. Один из Ставрополья, второй — опять-таки из Ирана, учится в школе для выдающихся талантов.

Не так давно многие наши артисты пытались слетать на МКС, среди них Ольга Кабо, Владимир Стеклов, Валерий Леонтьев. На Марс готовятся “полететь” только Кучма и Набоков. Да и эти — всего лишь однофамильцы знаменитостей.

* * *

Ради чего же идут все эти люди на такое мучение — 520, а то и все 700 суток жить в замкнутом объекте, без свежего воздуха, без Солнца, питаясь консервами и сублимированными продуктами?

— Вы знаете, мотивация у каждого может быть разной, — считает сотрудница пресс-службы ИМБП Лариса Чевелева. — Для одних длительное пребывание в модуле, имитирующем марсианский корабль, может быть вызвано профессиональным интересом. Например, психолог мог бы написать там диссертацию о взаимодействии людей из разных стран в замкнутом пространстве. Для других — великолепная возможность отоспаться, освободившись от “мирских” забот, для третьих — шанс познакомиться с интересными людьми. Некоторые же добровольцы рассматривают эксперименты такого рода как новую точку отсчета в своей карьере. А есть и такие, кто решается на эксперимент ради… качественного медицинского обследования.

Чевелева привела несколько примеров карьерного роста бывших добровольцев из эксперимента “Сфинкс”, который проходил в 1999 году и предусматривал безвылазное нахождение в модуле в течение 8 месяцев. Например, сотрудник института Дмитрий Саенко сразу после завершения “Сфинкса” был приглашен на работу в Японское космическое агентство. Иммунолог Евгений, сидя в “бочке”, написал научную работу, и его пригласили в очень перспективную фирму по выпуску биотехнологической продукции.

А представляют ли новички, что их ожидает в эксперименте, который продлится как минимум 17—18 месяцев? Постараемся как можно более подробно описать условия проживания добровольцев и программу марсианского “полета”.


“Корабль”

Замкнутый объем, представляющий собой 5 соединенных между собой блоков объемом 550 кубометров. Сюда входит и “марсианский” купол — помещение, имитирующее поверхность Красной планеты.

Основные этапы эксперимента:

• “полет” по трассе Земля — Марс — 250 суток;

• пребывание на “поверхности Марса” 3 членов экипажа — до 30 суток (перед “посадкой” они будут находиться до 30 суток в условиях антиортостатической гипокинезии, то есть лежать под уклоном в 45 градусов вниз головой);

• “полет” по трассе Марс — Земля — 240 суток.

Работа

Программой предусмотрена 7-дневная неделя с двумя выходными днями. Деятельность экипажа будет включать штатные операции (медицинский контроль здоровья, физические тренировки, контроль и обслуживание систем). Также планируется моделирование нештатных и аварийных ситуаций. К примеру, отказ бортовых систем и оборудования.

Питание и связь

Для питания членов экипажа будут использованы рационы, идентичные тем, что используются на МКС. Курение и употребление алкогольных напитков не допускается. Способ обмена информацией между экипажем и центром управления экспериментом, а также с родственниками — только посредством электронной почты.

Требования к испытателям-добровольцам

К участию в эксперименте в качестве испытателей-добровольцев приглашаются практически здоровые лица, удовлетворяющие следующим требованиям:

1. Возраст — 25 — 50 лет.

2. Образование — высшее.

3. Профессиональные требования: практикующий врач, владеющий методами неотложной медицинской помощи, врач-исследователь, владеющий навыками клинической лабораторной диагностики, биолог, инженер — специалист по системам жизнеобеспечения, инженер — специалист по вычислительной технике, инженер — специалист по электронике, инженер-механик.

4. Языковая подготовка — знание русского и английского языков на уровне, обеспечивающем профессиональное и бытовое общение.

Зарплата

Каждый участник ежемесячно получает основной “оклад” (по словам организаторов, он выше средней зарплаты по Москве) плюс бонусы за объем работы, ее сложность и качество.

БЫЛА БЫ ТОЛЬКО БОЧКА
Предыдущий эксперимент едва не сорвался из-за секс-скандала

Жизнь, даже в таком строгом эксперименте, как имитация марсианского полета, вносит свои коррективы. Случаются в “бочках” и легкие романтические увлечения, и громкие потасовки с рукоприкладством. О том, какие перипетии пришлось пережить участникам в эксперименте “Сфинкс” в 1999 году, рассказывает его участница — ведущий инженер ИМБП Татьяна Агапцева. Кстати, она собирается принять участие и в новом испытании.


— Татьяна Николаевна, какие функции были на вас возложены в эксперименте?

— Я была командиром экипажа посещения, состоящего из трех человек. В мои обязанности входило следить, чтобы подчиненные вовремя выполняли все медицинские тесты, соблюдали режим дня.

— Как все члены “Сфинкса” располагались в модуле, состоящем, насколько я помню, из трех отсеков?

— В первой “бочке” 8 месяцев жил экипаж из четырех человек — трое россиян и их командир–немец. В среднем отсеке, кают-компании, размещался смешанный международный экипаж: канадка французского происхождения, русский, японец и австриец (они “летали” 4 месяца). Ну а мы “гостили” всего 7 дней и размещались в отсеке, который, по сути, представлял собой ванную комнату. Днем все в ней мылись, ну а ночью мы втроем ночевали.

— Кстати, о гигиене. Неудобства, наверное, были жуткие?

— Как ни странно, все было очень просто. Я была единственной женщиной среди десяти мужчин. Если мне надо было помыться, я вывешивала на двери в санитарно-гигиенический узел красный “флаг”, и никто туда уже не заходил. Флагом служил рваный целлофановый пакет красного цвета...

— Я знаю, что за участниками, даже во время принятия душа, наблюдала видеокамера...

— Все об этом знали и, когда мылись, прикрывали объектив колпачком, хотя это было запрещено. Больше всех бастовала против видеосъемки канадка. Особенно ее раздражало, когда ее снимали во время физических тренировок. “Я не хочу, чтобы меня видели с каплями пота на лбу”, — говорила она.

— Насколько я помню, из-за этой канадки на “борту” произошел конфликт. Расскажите, в чем была причина.

— Все отмечали Новый, 2000 год, сидели за столом. Ну наши, как всегда, хорошо его отметили, и один из ребят поцеловал единственную в экипаже даму. Причем сразу в губы! Что тут началось! Канадка сразу сочла это за сексуальное домогательство, европейцы ее поддержали. В общем, страсти улеглись не скоро. Но еще больший скандал разразился после потасовки двух наших ребят из основного экипажа. Один что-то не так сказал, второй обиделся, ну и дал ему в глаз. Это привело международный коллектив — канадку, немца, японца и австрийца — в шоковое состояние. Они, видимо, решили, что им тоже угрожает опасность и... объявили нашим “холодную войну”. Каким образом? Они просто изолировались от отсека, в котором жили наши “космонавты”. В результате нашим был перекрыт доступ в душ, и им пришлось “мыться” влажными салфетками. К счастью, мой экипаж к тому времени уже покинул “космическую станцию”.

— А были случаи, что люди не выдерживали и выходили из эксперимента?

— Да, японец покинул станцию раньше срока, никому не объяснив причины. Видимо, не выдержал психологической нагрузки. Хотя из всех он казался мне самым простым в общении. Чутко реагировал на русский юмор, а как здорово пел наши песни!

— В новом эксперименте будет возможность самоустраниться в случае чего?

— Наверное, нет. Все-таки тогда мы как бы летали на МКС, а в этот раз будет смоделирован полет на Марс. А там не может быть никаких отлучек по первому требованию. Куда, в бездну, что ли? Впрочем, вопрос этот до конца не решен. Последнее слово будет за биоэтической комиссией. Если она сочтет нужным, выход из эксперимента придется разрешить.

— Как относился к вашему участию в исследовании ваш муж? Ревновал сильно?

— Еще как! Долго отговаривал, но я вырвалась. Особенно тяжело ему было, когда он узнал, что я буду одна среди 10 мужчин и спать с ними в одном отсеке “многослойным бутербродом”. Это как в купе поезда, в котором вместо двух размещалось по три полки вдоль одной стены. Но я благоверного всегда успокаивала: с десятью гораздо безопаснее, чем с одним. Ко мне никто никогда не приставал. Я просто была, как королева: один за меня мыл посуду, другой убирался, третий помогал настраивать научную аппаратуру. Единственное, что напрягало, — они не давали мне спать по ночам.

— Что же они делали?

— В карты играли и песни орали как безумные под гитару: “Гвантанамера-а!” Бр-р-р. На всю жизнь ее возненавидела.

— А вы как командир экипажа не могли на них прикрикнуть?

— Не могла, потому что характер мягкий. Да они меня и днем-то не слушались. Особенно один журналист. Бужу-бужу его по утрам, а он нагло отвернется к стенке и храпит.

— Вы гордились собой, когда вышли из “бочки”, выдержав все эти испытания?

— Не очень. И все потому, что поправилась в “бочке” на 2 килограмма. Запасы вкусненького там знаете какие! Печенье, сникерсы разные. Ну, самой собой, я и не устояла.

— Может быть, изменили взгляд на жизнь?

— Особо в моем сознании ничего не перевернулось. Только некоторых своих коллег узнала получше. Они значительно выросли в моих глазах.




Партнеры