Долг шельму метит

Набрав кредитов, россияне провоцируют новый финансовый кризис

28 августа 2006 в 00:00, просмотров: 475

Нынешний август оказался богат на события для банковского сообщества. Чего только не было — от заявлений налоговиков о желании получать информацию о заемщиках из бюро кредитных историй до баталий вокруг подготовки закона о банкротстве граждан, не отдающих кредиты. Впрочем, станет ли ссуда рискованным предприятием, будет ясно уже к концу года. А вот намерение самих граждан давать “взаймы” банку по-прежнему не приносит россиянам ощутимых прибылей. Несмотря на прогнозы о снижении инфляции в августе, доходность по вкладам в итоге огорчит большинство россиян.

Кредитно-банковская лихорадка

Похоже, россияне накупили в кредит столько чайников и телевизоров, что в ближайшее время это может стать серьезной проблемой для российских банков. По крайней мере государство не на шутку встревожилось высокими процентами невозврата по экспресс-кредитованию и решило ввести институт банкротства физлиц. По словам директора Департамента финансовой политики Министерства финансов Алексея Саватюгина, угрожающие тут не столько абсолютные цифры, сколько общая тенденция. Ведь потребительские кредиты, которые выдают банки, растут примерно по 5% в месяц, а просроченные долги за такой же период — аж на 9%. Получается, что рост просроченных долгов превышает общий прирост сектора потребительского кредитования.

При этом надо учитывать, что реальные цифры могут быть гораздо больше. Ведь банкиры зачастую уменьшают количество просроченных кредитов. Некоторые эксперты считают, что они составляют около 10% совокупного розничного кредитного портфеля (в некоторых банках даже около 20%), а не 2,6%, как официально. А это 140—150 млрд. рублей! По подсчетам одного из специализированных агентств, размер “плохих долгов” за первое полугодие вырос на 40% и в некоторых банках уже достиг 28% от суммы всех выданных кредитов. А общая сумма невозвратов российской банковской системы превысила 33 млрд. рублей. Искажение статистики происходит из-за того, что в случае признания банком долга заемщика проблемным он должен будет увеличить страховой резерв на величину этого долга. То есть отвлечь из оборота средства и тем самым пойти на снижение собственной ликвидности. К тому же некоторые торговые точки просто списывают экспресс-кредиты. Ведь бегать и искать человека, не расплатившегося за миксер, себе дороже.

Банки во многом сами виноваты в таком разгуле. Ведь потребкредит они согласны выдать лишь на основании паспорта, без оформления залога и представления справки о доходах. К тому же на банкиров давят многие торговые сети, заинтересованные в том, чтобы продать как можно больше товара. Они хотят, чтобы процедура была как можно проще и быстрее. Справедливости ради следует отметить, что сами кредитные организации не особо и сопротивляются, поскольку игра стоит свеч. Ну не заплатит кто-то за купленную пароварку, зато остальные принесут сверхдоход. Ведь риск невозврата банкиры уже заложили в процентные ставки. И неудивительно, что стоимость такого кредита иногда взлетает до 70% годовых.

Впрочем, россиян такие правила игры, похоже, устраивают. А как отдавать долг? Как говорила героиня “Унесенных ветром”, “об этом я подумаю завтра”. Похоже, что кредитно-банковской лихорадкой заболели все. Наступила пора задуматься о лекарстве.

Попробуй отними

На сегодня привлечь к ответу злостного неплательщика не так просто. В этом случае банк сначала долго ему звонит и настойчиво, до хрипоты напоминает в трубку: должок! Если это не приносит результата, приходится обращаться в суд. Даже если все заканчивается благополучно для банка, то на этом большая часть историй только начинается. Служба судебных приставов возбуждает производство и разузнает, каким имуществом владеет человек. После чего начинают процедуру его взыскания. Вот тут-то и возникают проблемы. Если при ипотечном или автокредитовании у банка есть залог (тот же купленный автомобиль или квартира), то в случае потребкредита нет. К примеру, выясняется, что у “бедняги” ничего нет или же все записано на кого-то другого.

Но в общем банкиры не очень любят связываться с судами. Волокиты не оберешься. Согласно Гражданскому кодексу человека нельзя выкинуть из квартиры, если у него нет другого жилья. Так что банку придется переселять его в социальный жилой фонд. Получить долги за счет размена или продажи недвижимости заемщика, если они не находятся в залоге у банка, тоже нельзя. К тому же суды, как правило, принимают сторону “несчастного” гражданина, а не “богатого” банкира. И должник может, к примеру, заявить, что, когда недвижимость попадала в залог, не были учтены интересы детей и т.д. “Отобранную” машину кредитной организации продавать также невыгодно. Ведь банк из вырученных денег гасит свой же кредит и должен еще вернуть остаток неплательщику. Получается не банк, а ломбард какой-то. Нельзя забирать имущество, если оно необходимо должнику для ведения его профессиональной деятельности — например, компьютер или принтер. Под конфискацию не подпадают и предметы домашнего обихода. В общем, подобный перечень до сих пор толком не определен и под него можно подвести все что угодно.

Так что банки заинтересованы решить все без шума и пыли. Ведь для них главное — получить с вас свои деньги. Да и не нужно им, чтобы на балансе висела просроченная задолженность и портила нарисованный для Центробанка идиллический пейзаж. Услуги коллекторских агентств, которые официально занимаются “выбиванием” долгов, также стоят очень дорого. Порой некоторые из них требуют до 80—90% от стоимости кредита. И многие банки, попадая в неприятную ситуацию, скорее согласятся пойти навстречу должнику. Вариантов может быть несколько: от частичной реструктуризации задолженности до увеличения срока кредита с целью уменьшения регулярных платежей.

А вот если гражданин попался совсем несознательный, приходится применять вышеописанную “тяжелую артиллерию”. Правда, пока с переменным успехом. Впрочем, Минэкономразвития РФ разработало законопроект о банкротстве физических лиц. Сейчас же эту процедуру можно применить лишь к организациям. Власти утверждают, что нововведение выгодно как банкам, так и заемщикам. Но и здесь все не так просто.

Явка с повинной

Банкиры, которые вроде бы должны быть заинтересованы в принятии такого закона, насторожились. Согласно проекту, если физическое лицо не в состоянии расплатиться по долгам, оно обращается в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом (это может сделать и сам банк). То есть получает судебную защиту от кредиторов, которые не смогут теперь осуществить единовременное изъятие имущества для погашения задолженности. Заемщик как бы говорит: рад бы платить, но не все и не сразу. Если банкиры не соглашаются, то суд, исходя из обоснования гражданина, может принять решение сам.

В любом случае вместе с кредитором человек должен составить реабилитационный план выплаты задолженности на срок от 3 до 5 лет. То есть на протяжении оговоренного срока гражданин спокойно сможет спать на своем диване, а люди в рабочей одежде не вынесут из квартиры ничего, вплоть до сервизов и компакт-дисков. Помимо этого по решению суда человек сможет получить отсрочку по уплате штрафов и процентов, а часть долга суд ему может и вовсе списать (верхняя планка до 25—30%). К тому же возбуждение дела о банкротстве — это всего лишь начало судебной процедуры. Только если заемщик понимает, что расплатиться он не сможет даже “в рассрочку”, он вынужден согласиться на то, что будет признан банкротом. После такого признания дело о банкротстве завершается. И лишь затем вводится конкурсное производство и распродается имущество. Даже если денег от продажи всего разрешенного имущества не хватит для погашения всех долгов, гражданин выйдет из банкротства свободным от обязательств.

По разработанному законопроекту продать станет можно почти все. За исключением одной незаложенной квартиры и “предметов обычной домашней обстановки и обихода”, перечень которых будет строго определен (например, одежда, обувь). К примеру, сейчас в перечень имущества должника, подлежащего аресту по суду, не попадает его земельный участок. Так что он может спокойненько жить в своем трехэтажном коттедже на 10 га земли.

Для возбуждения дела о банкротстве гражданина по первоначальному варианту законопроекта было достаточно, чтобы он не вернул свыше 10 тыс. руб. долга в течение трех месяцев. Правда, в АРБ говорят, что основанием заявления должника о своем банкротстве является либо несоответствие его обязательств объему имеющегося у него имущества, либо неисполнение им в течение определенного срока этих обязательств. Но абсолютных цифр не существует. Впрочем, в АРБ боятся, что закон может привести к злоупотреблениям. Ведь МЭРТ планирует сделать две эти причины “альтернативными”. А банкиры хотят, чтобы банкротство было возможно только при их одновременном наличии. То есть, если человеку нечем отдавать долг — это одно. А вот если он просто не хочет его отдавать, при этом имея три дома и пять машин, — это совсем другое. Что тогда? Пусть платит.

Впрочем, если человек хочет и дальше занимать у банков, лучше клеймо банкрота не получать. Ведь информация попадет в бюро кредитных историй. К тому же проектом закона предусмотрен в случае банкротства запрет в течение определенного времени заниматься предпринимательской деятельностью в форме ПБОЮЛ, выступать учредителем юридических лиц. На Западе же законы в отношении экс-банкротов еще строже.

Ставки больше, чем долг

В сентябре ряд аналитиков ожидает изменение ставок по кредитам в связи с тем, что ведущий из банков с государственным участием повысил ставки по валютным кредитам в зависимости от их вида на 1,8—5,5 процентных пункта. В итоге они стали на 0,5% годовых выше, чем по рублевым (последние он немного понизил). Коммерческие банки, как правило, ориентируются в своей процентной политике только на ставку рефинансирования Центробанка, но волей-неволей должны реагировать и на “телодвижения” этой кредитной организации, контролирующей более 60% средств частных вкладчиков.

Так что теперь произошло уравнивание расходов россиян на обслуживание кредитов, чего, пожалуй, еще никогда не было в нашей истории. Ранее в размер ставки были заложены риски девальвации “деревянного”. В результате в последние годы ставки по “зеленым” кредитам были ниже рублевых на 2—3—5%. Но со временем это стало неактуально. К тому же постоянное укрепление рубля в последнее время приводило к тому, что привлекательность долларовых кредитов для заемщиков росла все больше. Занимаешь одну сумму — отдаешь из-за удешевления бакса меньше. Поди плохо? И сегодня гражданам выгоднее занимать в валюте.

Официально решение о повышении ставок по валютным кредитам было принято банком “в связи с улучшением стабильности национальной валюты, переходом к свободной конвертируемости рубля”. Неофициальных версий по банковскому рынку ходит много. Возможно, что у банка просто не стало хватать “зелени”, так как спрос именно на кредиты в валюте рос очень быстро. Не докупать же для этого доллары! Кто-то видит “политическую” подоплеку. Доллар нынче у российских властей непопулярен, и данное решение не что иное, как продолжение политики “дедолларизации” отечественной экономики. По мнению некоторых аналитиков, делая рублевые депозиты и кредиты более привлекательными, банк оказывает поддержку правительственному курсу на макроэкономическую стабилизацию, а также дополнительно страхует национальную валюту от рисков, связанных с введением конвертируемости.

Правдоподобной выглядит версия и о том, что такой шаг вызван беспокойством государства ростом рублевой денежной массы и оно таким образом “стерилизует” ее через систему потребительских и ипотечных кредитов. Особенно это станет важно с началом осени, когда россияне начнут массово выходить из отпусков и тратить свои зарплаты. К тому же дадут о себе знать всяческие социальные выплаты, намеченные на этот период. Не говоря уже о будущем годе с его раздутыми расходами. Так что аналитики не очень верят в бравурные заявления правительства о том, что инфляция составит в 2006 году 9—9,1%.

Однако большинство экспертов уверены, что коммерческие банки, конечно, коррекцию проведут, но вряд ли начнут слепо “копировать опыт”. Тем более те из них, у кого есть доступ к дешевым валютным ресурсам. В первую очередь это касается “дочек” крупных иностранных банков, которые и выдают, и принимают средства в валюте. Одна из таких компаний, наоборот, недавно подняла проценты по долларовым депозитам на 0,25—1% и по вкладам в евро на 1,1—2,9%.

Аналитики считают, что банки вскоре включатся в конкурентную борьбу за “валютных клиентов”. Так что ждать обвала ставок не следует. Если сильно задерешь проценты по кредитам — заемщики побегут к соседу. Что же касается предположения, что вслед за снижением рублевых кредитных ставок последует и уменьшение процентов по рублевым депозитам, то ожидать этого вряд ли стоит. Ведь и так проценты ниже годовой инфляции. Куда еще понижать? Так можно растерять всю клиентуру. А в этом ни один, даже самый маленький, банчок не заинтересован.


Долги наши тяжкие

В 2006 году объем кредитов, выданных банками населению и организациям, по информации Росстата, вырос по сравнению с прошлым годом на 11,5%, составив почти 7 трлн. рублей, из которых на долю граждан пришлось 1,4 трлн. рублей.

По информации Ассоциации российских банков, доля просроченной задолженности физических лиц по кредитам на сегодняшний день не превышает 2,6% от общего объема потребительского кредитования (к примеру, в Восточной Европе 4—5%) и составляет 36 млрд. рублей, причем у пяти крупнейших банков России этот показатель минимален — 0,8%. По автомобильным кредитам невозвраты составляют менее 1%, по недвижимости — менее 0,1%. Самый высокий процент невозврата по экспресс-кредитованию, он выше 10%. Мошенников среди заемщиков немного — около 15% от суммарного невозврата. “Это не те цифры, которые могли бы вселять беспокойство”, — уверен глава АРБ Гарегин Тосунян. По его словам, у каждой кредитной организации разработана своя методика обеспечения возврата: как правило, риск покрывается процентной ставкой.


А как у них

В Великобритании человек после банкротства не может иметь счет в банке в течение срока от года до трех лет, не может быть учредителем или директором фирмы и даже избираться в британский парламент!

В США сам человек также вправе объявить себя через суд банкротом, как, впрочем, и его кредиторы. В случае признания заемщика банкротом все его имущество распродается, а сам он может загреметь в тюрьму на срок от нескольких месяцев до 20 лет. Но это в том случае, если докажут, что он сознательно и “злонамеренно” набрал долгов больше своего дохода. Но не всегда все так “кровожадно”. В прошлом году в Америке многие попали под “амнистию”. Тогда действовала статья, по которой гражданин США мог рассчитывать на списание значительной части долгов, объявив себя банкротом. Чем и воспользовались более 65% финансово неаккуратных “янки”.


Америка защищает банкиров, Европа — клиентов

Выдача кредитных справок в США и ЕС регулируется двумя основными законами. В США это Акт о точности кредитной отчетности (АТКО), который был принят в 1970 году (в 1996 году его серьезно “подправили” с учетом 25-летнего опыта работы). Для ЕС это Директива Совета европарламента от 1995 года “О защите граждан в связи с обработкой персональных данных и о свободном передвижении таких данных” (иначе ее называют “Директива о приватности”). Если американцы больше защищают коммерческие интересы, то европейцы — частную жизнь. В евросистеме разглашение данных о заемщике для сторонней организации невозможно без согласия гражданина. В американской граждане сами должны предпринимать усилия, чтобы ограничить распространение информации о себе. Поэтому кредитные истории американцев зачастую используются торговыми компаниями для своих маркетинговых программ.


Доллар — друг человека, а рубль — помощник

Если вы хотите занять в валюте, то сейчас для этого самое время. Банкиры пока еще думают, как им реагировать и менять тарифную политику. Главное — не попасть на “мухлевщиков”. Найдите кредитную программу, где процентная ставка фиксируется на весь срок действия займа. В отличие от договора вклада многие банки в кредитном договоре прописывают изменение ставки в одностороннем порядке. Так что слишком “хорошие условия” должны побудить вас еще внимательнее прочитать “мелкий шрифт” на бумагах, которые вы подписываете в банке.

Но в целом тенденция заключается в том, что занимать в рублях станет выгоднее. Если, конечно, вы, например, не делаете первоначальный взнос на покупку жилья. Оформляется ипотека в основном в долларах. Зачем же “обменивать” деньги и терять проценты?


Какую инфляцию обещают чиновники

Минэкономразвития РФ прогнозирует динамику инфляции в России в августе—декабре 2006 года аналогичную показателям 2005 года. В августе ожидается дефляция на уровне 0,11% (в августе 2005 года дефляция составила 0,1%). В сентябре — на уровне 0,28% (0,3%), в октябре — 0,53% (0,6%), в ноябре — 0,69% (0,7%), в декабре — 0,74% (0,8%). Таким образом, по итогам 2006 года инфляция в РФ, по прогнозам МЭРТ, может составить 9—9,1%. В 2005 году инфляция в РФ равнялась 10,9%.


Как таяли деньги

Согласно данным центра макроэкономических исследований компании “БДО Юникон”, к началу августа покупательная способность годовых вкладов в долларах упала на 9,25%. Только за июль они обесценились на 0,89—1,16%. По другим валютам тоже показатели неутешительные. В среднем по 15 ведущим российским банкам за июль 2006 года доходность годовых рублевых вкладов выросла всего на 0,1%. Доходность вкладов сроком до года была отрицательной и составила от минус 0,31% до минус 0,26%. Вклады в евро, размещенные на год, показали положительную доходность в 0,22%. Депозиты в евро на более короткий период показали отрицательную доходность — от минус 0,04% до минус 0,03% в зависимости от срока вложения.

По итогам первого полугодия 2006 года реальная рублевая доходность всех годовых банковских депозитов осталась отрицательной. В наилучшем положении оказались владельцы годовых рублевых вкладов, покупательная способность которых за январь—июнь снизилась всего на 1,4%, в то время как вклады в евро и долларах потеряли 3,5 и 8,56% соответственно.

Те, кто хранил сбережения наличными, столкнулись с заметным обесцениванием накоплений. Покупательная способность “зеленых” наличных сбережений за июль 2006 года снизилась на 1,45%, наличных сбережений в евро — на 0,31%. Всего за январь—июль 2006 года наличные сбережения в долларах обесценились на 12,73%, в евро — на 6,73%.




Партнеры