Доживем до платины

Чета Кувшиниковых прожила рука об руку 70 лет

30 августа 2006 в 00:00, просмотров: 303

“Раз уж выходишь замуж, так живи”, — единственное, что сказала мать Лидии Ивановне, отправляя ее в 1936 году под венец. И все. Лидия была самой младшей из одиннадцати детей. К ее свадьбе приданое кончилось, остался старый сундук и самые важные слова. Прошло семьдесят лет, а Лидия Ивановна с мужем Василием Афанасьевичем так и живут. Встречают каждый новый день по-стариковски: с неспешными хлопотами и заботами. А тут вот такая напасть — платиновая свадьба!

Когда я приехала в дом Кувшиниковых на центральной улице деревни Саурово, Лидия Ивановна отчаянно ругала внучку, пытающуюся надеть на нее фату:

— Сейчас же убери эту глупость! Вон у Фаинки скоро юбилей, ей отдай!

Дочь Фаина, у которой приближается 25-я годовщина свадьбы, к одеянию внимания тоже не проявляла. Не было ни у нее, ни у матери ни фаты, ни колец, ни тем более подвенечного платья. Но была жизнь — обычная человеческая. С горестями и радостями, но без одиночества. Одиночество в этой семье не в чести.

Пока съезжались гости, юбиляры подсчитывали точное количество потомков: дочь, сын, четверо внуков, восемь правнуков и пока что одна праправнучка. Не так уж и много, если пересчитать количество детей на родителей.

Дом уже гудел от приехавших, но это были далеко еще не все самые ближайшие родственники. Всех и не ожидали: юбилей пришелся на понедельник. Внуки на работе, правнуки тоже на работе или готовятся к школе. К торжественному мероприятию в деревенском клубе привезли двухлетнюю праправнучку. Ей-то фата и досталась — как развлечение.

То, что свадьба совпала с великим церковным праздником — Успения Пресвятой Богородицы, может, чистая случайность, а может, и нет. Молодожены расписывались по советскому обычаю в сельсовете. Венчаться не стали.

— Какое венчание?! Я же коммунист, — искренне удивляется Василий Афанасьевич. — А вот детей всех крестили. Кто ж нам запретит?! — так же искренне удивляется партиец. У внука Александра свой приход в Павловском Посаде. Я спросила, почему он их теперь не обвенчал, и получила простой ответ: “А зачем?”. Ну и действительно незачем. За плечами и так семьдесят совместно прожитых лет. Беспрерывно поругиваясь, юбиляры вспоминали свою жизнь.

Такая долгая, она не могла быть легкой. Через год после свадьбы Василий Афанасьевич уехал в военную школу курсантом, потом попал на Халхин-Гол. Вернулся тяжело раненный. Полгода лечился и уехал опять. Лидия Ивановна ждала мужа и целый день работала. Дома слушалась свекровь и тоже работала. Семья у мужа оказалась большая — восемь братьев и сестер. Свою дочь на руки некогда было взять. Перед войной Василий Афанасьевич списался домой, а в 41-м опять ушел…

Лидия Ивановна опять работала и ждала. Муж вернулся в орденах и с костылями — перенес еще два тяжелых ранения. Долго лечился, а потом пошел в совхоз. Дослужился до зампредседателя. Купил свой собственный дом, посадил вместе с женой сад. Был очень уважаемым человеком в своей и еще восьми подведомственных ему деревнях. Его и сейчас в Саурове все уважают. Рассказывают, как курил “Беломор”, как измерял вес стогов сена шагами.

Постоянно подходят местные с требованием сфотографировать юбиляров с друзьями. Получается, что снимать придется всю деревню: ведь близкие друзья уже давно все умерли. Бывали и не только друзья. В деревне слухи растут, как лопух в огороде. Чуть зазеваешься — и уже не выкосишь. На каверзный вопрос Василий Афанасьевич озорно улыбается и горячо рассказывает про “ничего не было”, Лидия Ивановна философски вздыхает: все на своих плечах вынесла, все прощала. Я невольно кошусь на озорную улыбку. “Так ничего ж не знала!” — восклицает муж. Тема закрыта.

Кто в доме хозяин, Василий Афанасьевич знает точно — жена. Хозяйка поддакивает: все, что он говорил, то и делала. Вот и поди разбери. Каков он, рецепт счастья, дружно отвечают: уважение. Все проходит, всякое бывает, но коль есть уважение, и у проблемы решение найдется. Вот так и живут вместе уже семьдесят лет, не отвлекаясь на мелочи и забывая глупые обиды.






Партнеры