Онегин по большому не виноват

“Опергруппа” Дмитрия Чернякова переписала классику

30 августа 2006 в 00:00, просмотров: 289

В главном театре страны открывается сезон. Сегодня в Большом проходит сбор труппы, а 1 сентября он даст премьеру — оперу “Евгений Онегин” в постановке режиссера Дмитрия Чернякова и дирижера Александра Ведерникова. Станет ли новый спектакль таким же скандальным, как “Дети Розенталя”? Создаст ли новые стандарты, которым станет следовать ГАБТ в прочтении русской классики? На эти и другие вопросы постановщики ответили журналистам. Впрочем, создатели спектакля не только не раскрыли своих тайн, а наоборот, тщательно наводили тень на плетень. Информацию о том, каким будет новый “Онегин”, корреспондент “МК” почерпнула из неофициальных источников.


“Евгений Онегин” — самая популярная опера русского репертуара. Музыкальные люди знают ее наизусть, немузыкальные — близко к тексту. Не так давно на сцене Большого появилась восстановленная “эталонная” постановка сороковых годов прошлого века. Зрелище было примерно такое, которое может являть собой поднятый из гроба труп. И только сомнительное обаяние и попсовый имидж Николая Баскова в роли Ленского были способны вдохнуть жизнь в результат эксгумации.

И вот, как поет Татьяна Ларина, — “Опять Онегин!” На этот раз модерновый, разрушающий стереотипы. В роли разрушителя — Дмитрий Черняков (“Тристан” и “Китеж” в Мариинке, “Похождение повесы” в Большом). Да и маэстро Ведерников, похоже, вознамерился уйти от штампов в прочтении партитуры.

Что будет на сцене? Как всегда у Чернякова — театр в театре: коробочка, ограничивающая сценическое пространство. Cодержимое коробочки не меняется: и в первом акте, и во втором сценография практически одна и та же. И это — концепция. Для Татьяны Лариной, а именно она становится главной героиней спектакля, жизнь после того, как она вышла замуж за Гремина, мало поменялась. Стала, пожалуй, только более респектабельной. Мечты не сбылись. Онегин, как оказалось, вовсе не орел — обломал Тане ее мечты о чем-то небанальном-нездешнем. Но уж, по крайней мере, преступником Онегин не был и Ленского не убивал — произошел несчастный случай, квалифицирующийся как неосторожное обращение с оружием.

Именно в сцене дуэли — наиболее нестандартный поворот. Впрочем, сие не единственное смелое решение режиссера Черникова. Кто-то немало удивится куплетам Трике, а кто-то будет тщетно ожидать появления на сцене крестьян. Не дождется.

Немало новшеств и в музыкальном решении: открытые купюры, отсутствие привычных фермат. Визуальная стилистика спектакля отсылает к эпохе модерна. В общем, и у фанатов классики, и у любителей экспериментов появится повод вступить в полемику на вечную тему: насколько вольно можно интерпретировать “наше все”?






Партнеры