Фантастика для умных

Михаил Горбачев: “Гадкие лебеди” — нам предупреждение!”

1 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 269

На наш фестиваль пришел первый президент, который навсегда останется единственным. Президент СССР Михаил Горбачев приехал в Дом кино, чтобы посмотреть фильм — участник главной конкурсной программы IV фестиваля отечественного кино “Московская премьера”. В этот день в “Великолепной семерке “МК” мы представляли картину Константина Лопушанского “Гадкие лебеди”, снятую по повести братьев Стругацких.

Михаил Сергеевич, исходя из правил этикета больших людей, приехал минут за пятнадцать до начала фильма — поддержать съемочную группу, с народом пообщаться.


Люди обступили человека-легенду, и он вел себя с ними не как символ, а как человек — со всеми, кто просил, сфотографировался, от камер в мобильниках не отклонялся, всем улыбался и автографы раздавал. Фильм посмотрел и вышел в фойе, прямо сказать, ошеломленный. Когда корр. “МК” подошел к нему спросить о впечатлениях, Михаил Сергеевич сказал:

— Подождите. Я так ошарашен, что не могу сразу, как вы, журналисты, все переварить и что-то говорить. Давайте попозже.

После того как Горбачев перевел дух, походив по фойе Большого зала Дома кино, он таки дал интервью “МК”:

— Ну как же, вы — моя любимая газета. Раз вам так срочно, давайте поговорим.

— Михаил Сергеевич, глядя сейчас кино, вы не вспоминали свой актерский опыт — когда вы снимались у Вима Вендерса в “Небе над Берлином”?

— Ну нет... У меня вообще потрясение вызвал этот фильм, и я ни о чем другом думать не мог — погрузился, конечно... Я воспринимаю этот фильм как предупреждение — и музыка, и все остальное сделано так, что!.. Вы знаете, немало же есть людей, которых не прошибешь, вы извините, но тут, я думаю, все поймут — даже дети. Как раз в этом правдивость философская и глубина этого фильма, я думаю.

— Вы поклонник творчества Стругацких. Поэтому вы решили поддержать фильм “Гадкие лебеди”?

— Да. Но не только поэтому. Мы с Константином (Лопушанским, режиссером. — Авт.) давно сошлись — еще в годы перестройки, когда он “Письма мертвого человека” снял. С тех пор регулярных таких отношений, конечно, нет, но все же... Я понял, что это линия моего друга Тарковского.

— Вашего друга?

— Ну да. Не скажу что в доску, но близкого мне по духу.

— Я знаю, вы приходили на съемочную площадку “Гадких лебедей”.

— Да, в первый съемочный день, на студии мы были. Очень интересно было. Мне все показали, рассказали.

Тут он извинился — служба его протокола показывала на часы, и Михаил Сергеевич удалился.

Но и во время показа в зале происходили удивительные вещи.

— Ну что же вы стоите? Помогите человеку! — в зал заспешили несколько милиционеров. Нет, это не хулиганская драка и не вандализм. Так переволновался один из зрителей на показе фильма Константина Лопушанского “Гадкие лебеди”: человеку стало плохо от апокалиптической картины мира, созданной режиссером — учеником Тарковского. “Гадкие лебеди” — один из самых ожидаемых фильмов фестиваля, и далеко не все желающие могли попасть в зал: на ступеньки во имя безопасности в этот раз решили не пускать.

Еще студентом Лопушанский проходил практику на “Сталкере”. О чем он нам сам и рассказал после фильма:

— Знаете, я учился во ВГИКе у Эмиля Лотяну. А Тарковский читал у нас лекции по кинорежиссуре и потом смотрел наши студенческие работы, после чего пригласил четырех студентов к себе на практику. Мастера обычно ревностно относятся к коллегам и не пускают. Меня Лотяну отпустил, поскольку был великодушной натуры человек, редкий мастер, — и с тех пор я у Тарковского на площадке дневал и ночевал. И стал его учеником.

Со Стругацкими Лопушанского тоже многое с тех пор связывает. Свой культовый фильм времен перестройки “Письма мертвого человека” с потрясающим Роланом Быковым в главной роли он снимал при участии Бориса Стругацкого. И спустя двадцать лет он в полной мере обратился к задуманному: продолжил тему о самоистреблении человека и экранизировал “Гадких лебедей”.

Это история о том, как, изучая аномальные явления, в один отделенный городок приехала группа ученых, к которым присоединился писатель Банев (Григорий Гладий), чтобы встретиться с дочерью. Оказалось, что в школе, где учится девочка, преподают Мокрецы — странные существа в черных капюшонах. Банев поговорил с ними и понял, что для человечества скоро наступит час Х... Впрочем, мы не раз уже подробно рассказывали на страницах нашей газеты об этом фильме-явлении в отечественном кинематографе.

— Думаю, нам удалось сделать все, что мы хотели, несмотря на сложности производства фильма, — делился своими мыслями о сделанном режиссер. — Выходившие из зала зрители были глубоко взволнованы и говорили мне такие слова, что неудобно повторять.

— Вы снимали для поклонников Стругацких?

— Нет. Картина для тех, кто любит настоящее искусство. А оно многообразно. “Гадкие лебеди” — жанровое произведение и доступно самым разным зрителям.

— Приятно, что здесь собралась интеллигентная публика, интересующаяся искусством, а не блокбастерами, — вступил в разговор замечательный актер с мировым именем, сыгравший прежде всех злодеев у Сокурова: Гитлера в “Молохе”, Ленина в “Тельце”, — Леонид Мозговой. У Лопушанского он снялся в роли ученого-философа, друга Банева.

Создатели фильма не ошиблись: публика собралась очень интересная. И некоторые поделились своими мнениями.

Режиссер Геннадий Полока:

— Константин Лопушанский остался верен себе, своему авторскому кинематографу, что в наше сложное время — о чем я сам прекрасно знаю — очень непросто. Он — человек мужественный и держится своего направления, своей режиссерской судьбы.

— Думал, что получится затянуто — тема такая, — заявил журналист и писатель Дмитрий Быков. — Но нет, смотрел на одном дыхании, и эта картина из тех, что останется жить во мне. Лопушанский — сам по себе режиссер лирический, а повесть очень жесткая и по сюжету динамичная. Я восхищен тем, как он подчинился материалу и подчинил материл — снял поразительно своевременную картину. Он сумел так элегантно вывернуть наизнанку Стругацких, что мне понятен трепет Бориса Стругацкого, до сих пор не видевшего картину. В книге все точно наоборот. Но в итоге фильм получился гораздо страшнее и убедительнее и в чем-то конгениален произведению.

— Произведения Стругацких — очень сложные для экранизации, — поддержал разговор киновед Давид Шнейдеров, ведущий программы “Синемания”. — Тем не менее картина получилась достойная. Главное, честно сделанная — нет конъюнктуры, от которой страдает большинство наших современных картин. “Лебеди” — одна из самых достойных картин, которые я видел за последнее время.


Организаторы фестиваля: Комитет по культуре города Москвы, редакция газеты “Московский комсомолец” и продюсерский центр “Кинопроцесс” при поддержке правительства Москвы, Федерального агентства по культуре и кинематографии и Федерации киноклубов России и участии Национального коллекционного центра художественных изделий.

Генеральный продюсер фестиваля — главный редактор журнала “Кинопроцесс” Вячеслав Шмыров.

Президент “Московской премьеры” — народный артист СССР Алексей Баталов.

Информационная поддержка — радиостанция “Эхо Москвы”.

Все о “Московской премьере”: www.mk.ru/cinema




Партнеры