Панславянское сестринство

Волчья страсть сплела Варвару и Руслану

1 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 916

“Вот — две нормальные амазонки, полны сил и энергии”, — зажигательно хохочет Руслана, внутренний вечный двигатель которой, кажется, не глохнет никогда. Хотя только с корабля на бал — на долгую и нудную ночную съемку после долгого и утомительного перелета. Рядом — Варвара. Она не после перелета, а прямо из своей уютной квартиры в центре, не утомленная и отдохнувшая, но в отличие от реактивной подруги слегка меланхолична и степенна. Одна — брюнетка, другая — блондинка. Красота! Именно этой фишкой когда-то всех сразили наповал Агнета и Анифрид из АВВА.


“Девочки! А может, вам теперь дуэтом, да опять — на “Евровидение”? — спрашиваю их. — Глядишь, войдете в историю не хуже “Аббы”…” — “Хороша ложка к обеду, — парирует Варвара, — Это пройденный этап”. В ее голосе — легкая грусть, что понятно. Если для Русланы “пройденный этап” — это триумф на “Евросонге-2004”, то для нашей Варвары — несбывшаяся мечта, которая, как локоток, была совсем близко…

Две поп-фолк-дивы, которых за последние годы сравнивали друг с другом все кому не лень, словно в ответ на это придумали вдруг удивительный трюк — совместный дуэт “Два Пути”, который вчера ночью был отснят на студии в “Останкино” и грозит обернуться сенсацией во время премьеры на грядущем конкурсе “Пять звезд” в Сочи.

Уже когда они сошлись вместе на почве совместного дуэта, обнаружилось, что обе в своем творчестве, не зная об этом, использовали один и тот же символ — волков. Руслана — в клипе “Дикие танцы”, а Варвара еще в 2002 в заглавном номере альбома “Ближе”. Для любителей мистических штучек — настоящее раздолье для разговоров о персте судьбы.

“Музыка цепанула сразу”, — признается Руслана, которая и предложила Варваре спеть дуэтом, а композитор Артем Орлов, автор последних хитов Варвары, сочинил музыку. Совместными усилиями Артура А’Кима и Александра Ксенофонтова, мужа и продюсера Русланы, сочинили русско-украинский текст. “В украинской и русской музыке так много общего”, — резюмируют певицы.

— Сейчас певицы с Украины прямо табунами на Русь потянулись. И все — дуэтами, да с нашими соловьями. Но ты как-то подзадержалась, Руслана…

Руслана: Нас не ждали, а мы приперлись. Ха-ха-ха. Мы на самом деле этот дуэт просто целый год делали. Работали не спеша, но с чувством. А другие за это время просто гапаком да на скаку…

— Дуэты у нас на эстраде стали уже каким-то банальным штампом…

Варвара: Дуэты всегда в моде. Если они, конечно, хорошие. В этом есть элемент творческой эксклюзивности. Вспомни хотя бы Тину Тернер с Эросом Рамазотти или Фредди Меркьюри с Монтсеррат Кабалье — и так далее. Другое дело, что в России в последнее время это стало неким повальным увлечением на эстраде, и всевозможных дуэтов сейчас не перечесть. Но мы совершенно не хотели вписываться или не вписываться в какую-то тенденцию. У нас вообще все получилось абсолютно случайно и возникло на почве нашей общей страсти к “Евровидению”.

Руслана: Я люблю очень Варвару. В Киеве на “Евровидении” в прошлом году я ж везде тусовалась, и мы буквально наткнулись друг на друга. Я с балканской вечеринки примчалась на русскую вечеринку, а она уже убегала, в машину садилась, я ее увидела, спрашиваю мужа: “Саша, это Варвара?”. И так обрадовалась. Вот мы и познакомились. Я очень давно этого хотела, потому как считаю, что Варвара делает настоящую русскую музыку. Не фальшивую стилизацию, а именно настоящую, современную, но фольклорную по духу. Это то, что близко и мне. Я вообще считаю, что пора уже все свое славянское мощно поднимать. Варвара как раз и делает это важное дело.

— Что-то я слышал о твоем панславянском проекте, где ты хочешь собрать певцов из славянских стран и петь с ними. Это — часть проекта?

Руслана: Меня, конечно, проклянут поклонники r’n’b, но этот r’n’b уже так опутал весь мир. Пусть отдохнут, пусть славянской музыке немного места оставят. О глобальном проекте пока, конечно, нельзя говорить. Это — такая абстрактная мысль, но, если бы можно было все это поднять, то было бы здорово. А то странно — у нас так популярны все эти ирано-иракские какие-то, арабские, турецкие, пакистанские напевы, все эти “пандажабы”, “араши”… А свое сугубое в загоне пребывает, в музыкальном гетто каком-то. Зачем эти ремейки “шикадамов”? Кому это надо? Вон, посмотри, как латиносы себя подняли! По всему миру! И нам так надо! Любая этническая музыка — это хорошо. Но мы-то — славяне, должны свое продвигать, а не чужое.

— В Варваре ты нашла единомышленницу?

Руслана: Мне очень комфортно с Варварой. Она как человек мне очень нравится.

Варвара: Это — обоюдно. Я когда смотрела “Евровидение” в Стамбуле, то сразу сказала: если Руслана не выиграет, то значит, там все куплено.

— И рвала на себе волосы, что тебя не послали? Ты же намного раньше замутила эти поп-фолковые штучки?

Варвара: Ха-ха. Ну, не рвала я ничего, хотя было обидно.

— А на следующий год это бы уже выглядело беспомощным плевком в мощную спину Русланы?

Варвара: Помню, помню. Это ты так злобненько накрапал у себя в “ЗД”. А другие говорили, что из-за недальновидности наш шоу-бизнес профукал и Варвару, и свой шанс на “Евровидении”. Но тогда я была очень рада победе Русланы. Она же вышла и просто перевернула весь формат “Евровидения”.

Руслана: Да, мы тогда весь Стамбул поили. Так зажигали! Жалко, что ее не было с нами…

Варвара: А теперь я рада, что мы вместе записали песню, потому что для нас обеих, как мне кажется, это не просто песня, это своего рода мессидж, наше совместное музыкальное послание, наше творческое заявление для наших стран и наших людей.

Руслана: И, кстати, если бы меня тогда в Стамбуле не поддержала российская делегация, то все могло бы повернуться не так счастливо для меня. Я эту поддержку очень чувствовала и никогда об этом не забываю.

— Удачи вам, амазонки…



    Партнеры