Шаланды, полные фекалий

Миллионеры экономят на воде и септиках

1 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 2390

Где провели отпуск? Как всегда, в Крыму или Турции? Неплохо. Но не круто. Нынче круто — это на собственной яхте по Средиземному морю. Стартануть из Мытищ и — через Волго-Дон, Босфор и прочие Дарданеллы — на Лазурный Берег! А там до Гибралтара — и обратно, в родное Подмосковье.

Яхта сегодня — такой же атрибут состоявшегося человека, как коттедж на Рублевке. В подмосковных яхт-клубах — шик, блеск, красота: омары в ресторанах, длинноногие красотки в шезлонгах, мачо в спайдерах и родстерах. “R’n’B” и “дольче вита” в одном флаконе. Вот только в туалет, пардон, ходят по старинке. Как крестьяне в окрестных деревнях двести и триста лет назад. Нормальной канализации нет практически нигде. Нечистоты стекают прямо в водохранилища. Бензин, солярка, машинное масло — туда же. Экологию элитарные яхтсмены держат за лженауку, на ней экономят.

Ровно год назад Росприроднадзор провел шумную проверку. Олег Митволь в сопровождении телекамер лично объехал десяток яхт-клубов и пригрозил очередным врагам экологии беспощадной войной. Нарушения свели в таблицу размером с полотенце и вывесили в Интернете. На днях мы решили поинтересоваться, что же сделано с тех пор. “Самому интересно”, — одобрил идею г-н Митволь и снарядил экспедицию по местам боевой славы. Кроме инспекторов Росприроднадзора и корр. “МК” в нее вошли представители Водного агентства, экологической милиции, Минтранса, Минэкологии и даже ОСВОДа — миссия еле поместилась в прогулочный катер.

Уплывающий берег

Пока идем в первую точку инспекции, есть время поразмышлять о терминах. Ведь в прошлой жизни понятие “яхт-клуб” означало место, где занимались парусным спортом. На тех лодках, что называют яхтами сейчас, парусов нет и в помине. Да и лодками их не назовешь. Это моторные суда, самые мощные из которых могут преодолевать по 3—4 тысячи миль без дозаправки. Соответственно, яхт-клубом называют теперь место стоянки и обслуживания этих кораблей. Яхтсмены старой закваски, чтобы провести водораздел, употребляют еще слово “марина”. И, иронизируя над “коллегами” из новой волны, говорят, что вся их любовь к яхтам сводится к тому, чтобы загрузиться в них на выходные и бухать, не отходя от причала. Благо комфорт в яхте, что в том коттедже: красное дерево, кожа, вся электроника — от плазмы до посудомоечной машины. Да и по цене такая дача на воде не уступит домику в деревне.

…Яхт-клуб “Галс” — классический пример “фазового перехода” старого яхт-клуба в новомодную марину. В советские времена здесь была ДЮСШ по парусному спорту. Была да сплыла. Сейчас предприятием заведует грефовское министерство, и клуб находится в стадии банкротства.

Понятно, что в государственных руках роскошная территория на берегу Клязьминского водохранилища в 7 км от МКАД никак не могла себя окупить. Наверное, можно было бы на крайний случай продать ее с аукциона и выручить для казны огромные деньги. Но такой способ плох тем, что неизвестен будущий владелец. То ли дело банкротство — процедура в высшей степени надежная и предсказуемая.

Впрочем, несмотря на переходный или, правильней сказать, уплывающий статус территории, охранник проявляет максимальную бдительность: пытается выставить высокую комиссию восвояси. Его не убеждают ни постановление о проведении проверки, ни присутствие сотрудника экологической милиции в звании майора, ни апелляции к разуму:

— Мы находимся в бечевнике — двадцатиметровой зоне, свободной для прохода всех желающих, — проводит ликбез по Водному кодексу инспектор Росприроднадзора Дмитрий Беланович.

Только обещание посодействовать лишению ретивого охранника личной лицензии делает свое дело, и комиссия приступает к своему — осмотру территории. Год назад хозяевам было предписано убрать из прибрежной защитной полосы (ПЗП) офис и ресторан. Как ни странно, ресторан убрали. Из уважения к закону или в рамках той же процедуры банкротства? В первое верится с трудом. Точка общепита теперь находится в ста метрах от старого места, на частной территории под названием “Галс-2”, примыкающей к пока еще государственному просто “Галсу”.

Завершив осмотр, члены комиссии записывают в акт нарушения: выгребная яма в ПЗП, отсутствие ливневой канализации, нахождение автотранспорта в 10 метрах от уреза воды…

Шестисотсильная Pagani Zonda, стоящая на самом берегу водохранилища, конечно, нарушение. Но какое она и флайбриджная яхта на заднем плане дают представление, к чему надо стремиться в жизни!..

Выгребной люкс

Катер мчит нас ко второму пункту проверки, и можно вернуться к разговору о ценах. Сами завсегдатаи яхт-клубов говорят так: “Если вы спрашиваете, сколько стоит яхта, значит, она вам не по карману”. Кто бы сомневался.

Достоинство яхт измеряется длиной. Чем длиннее, тем больше можно взять на борт всевозможной “начинки”, топлива и воды, тем больше запас хода. “Спартанские” 7—8-метровые стоят от 100—150 тыс. у.е., на них катаются по водохранилищу. 10—15-метровые обойдутся в полмиллиона и больше. Это уже лодки с роскошными каютами, и на них можно было бы совершать морские круизы, если бы по пути к морю у нас существовала соответствующая инфраструктура — заправки, сервисы и т.д., — как в Европе. Цены на яхты от 20 метров начинаются с двух миллионов, и потолка у них нет.

Сколько стоит 115-метровая “Пелорус” с вертолетной площадкой и маленькой подводной лодкой на борту, желающие могут спросить при случае у ее хозяина — Романа Абрамовича. Но эта посудина постоянно находится в Средиземном море, а что касается яхт, ввозимых в Россию, то, по словам директора яхт-клуба “Буревестник” Андрея Бойко, ежегодно их средняя длина увеличивается на два метра. На следующий год продавцы уже вовсю двигают на российский рынок яхты до 35 метров. Кстати, в “Буревестнике”, одном из самых респектабельных подмосковных яхт-клубов, — наша вторая остановка.

…На рейде покачивается под сотню белоснежных яхт-красавиц. При этом, кажется, нет и двух одинаковых. Хозяева клуба встречают цивилизованно: скрывать, дескать, нечего. Хотя по сравнению с прошлогодней проверкой практически ничего не сделано. Машины как стояли на стоянке в ПЗП, так и стоят. Ливневой канализации как не было, так и нет.

— Только бочку с отработанным маслом убрали от воды, — говорит один из проверяющих. — Да и то, судя по всему, прямо перед нашим визитом. А работающую на солярке котельную даже заглушить не успели.

Да и что, собственно, толку? Ведь котельную было предписано вообще убрать из ПЗП, вместе с закопанной рядом трехтонной емкостью для солярки.

Канализация, обслуживающая роскошный ресторан и несколько бревенчатых коттеджей, сработана по технологии тысячелетней давности: под люком открывается выгребная яма с характерной жижей на дне.

— Не выгребная, — поправляют экологи. — “Выгребная” подразумевает — герметичная, из которой машина-ассенизатор периодически откачивает содержимое. А тут ни о какой герметичности и речи нет.

Нечистоты, стало быть, с грунтовыми водами попадают в водохранилище. До которого всего-то метров 30—40. Да и сами постройки появились тут без государственной экологической экспертизы, т.е. незаконно.

Прошлогодний акт проверяющие могут смело копировать на ксероксе и вручать по новой. А хозяев, спокойно выслушивающих перечень нарушений, волнует только одно:

— Кто нас заказал?..

Как будто эта проверка им чем-то существенным угрожает…

Вчерашний дождь

Яхт-клуб — бизнес не пыльный и потому бурно развивающийся. Основная статья доходов — стоянка яхт. Плата зависит от длины судна и колеблется сейчас в районе 5 долларов за метр в сутки. Плюс сопутствующие виды деятельности — рестораны, гостиницы, продажа и прокат катеров и яхт. Почему же не хватает именно на экологию? Черт его знает. Наверное, хозяева просто не понимают, что рубят сук, на котором сидят. Когда Клязьма окончательно превратится в болото, вряд ли ведь найдутся желающие бороздить эти дурно пахнущие просторы.

…Морской клуб “Адмирал” кроме “паркинга” для яхт — еще и настоящий парк развлечений на европейский манер: бассейны, спортплощадки, кафе, бунгало — все выглядит на редкость цивильно. Главная фишка — отель в семипалубном теплоходе, стоящем на фундаменте у берега. Любопытно, разумеется, куда деваются из него отходы жизнедеятельности. Хозяева говорят, что скапливаются в трюме, откуда их регулярно забирает специальный корабль. Проверяющие понимающе кивают.

Первый прокол происходит на водозаборном узле. Будка над скважиной стильно оформлена под индейский вигвам, но внутри сотрудников клуба ждет конфуз: вода подается в обход счетчика…

Основная прошлогодняя претензия Росприроднадзора — отсутствие ливневой канализации. Надо отдать должное хозяевам: кое-что они попытались-таки сделать. А именно — разработали проект и даже соорудили на местности сеть водосборных лотков. Но все равно в своем нынешнем виде ливневка служит не для отвода сточных вод, а для отвода глаз.

— Что это? — дотошный Дмитрий Беланович, подняв люк колодца, показывает на струйку воды, стекающую из трубы. Труба уходит под газоном куда-то вглубь территории.

— Вчера был дождь, — объясняет сопровождающий. — Дождевая вода стекает.

Честно говоря, напор “вчерашней дождевой воды” сразу рождает подозрения в антинаучности такой гипотезы. А когда спустя несколько минут комиссия неожиданно снова возвращается к колодцу, гипотеза рушится полностью: вода течет мыльная, как из душа или пищеблока. Но откуда точно — хозяева так и не колются.

По утвержденному проекту стоки из этого колодца должны насосами подаваться в муниципальный коллектор, но на практике все устроено гораздо проще: в колодце есть еще и нижняя труба, которая выходит из него… на берег водохранилища. Недалеко от пляжа.

Все течет, ничего не меняется

Кроме прибыльности у яхт-клубов есть еще один большой плюс. Они — своеобразный пропуск в водоохранную зону и даже в ПЗП. Строить на берегу водохранилища коттеджи вам не разрешат (так, по крайней мере, считается), а учреждения спортивно-оздоровительного и рекреационного назначения — пожалуйста. И старый, и новый Водный кодекс это разрешают. Поэтому практически все появляющиеся сейчас около большой воды коттеджные поселки проектируются с яхт-клубами.

На вопрос, сколько всего в Подмосковье яхт-клубов, ни сотрудники Росприроднадзора, ни представитель Московско-Окского бассейнового водного управления ответить не смогли. В подмосковном ГИМСе (инспекция по маломерным судам) говорят о 139 стоянках плавательных средств. А вот в чем без колебаний сходятся чиновники из разных ведомств, так это в том, что на ближайших к Москве водохранилищах свободных берегов не останется уже лет через десять — все будет застроено.


СПРАВКА "МК"

За последние 2—3 года количество стоков, сбрасываемых с территорий водоохранных зон водохранилищ в источники питьевого водоснабжения г. Москвы, возросло на 20—25%. Анализ воды на содержание веществ, поступающих из септиков коттеджных поселков, показывает: даже на расстоянии 100—150 м от уреза воды вдоль коттеджной застройки содержание таких загрязнителей в 2—10 раз выше, чем в фарватере водохранилища.


Некоторые подмосковные реки уже сейчас по своему химсоставу мало отличаются от стоков в канализационных коллекторах. Кто-то скажет, что вклад яхт-клубов в это грязное дело несоизмерим с долей муниципальных и ведомственных очистных сооружений. Возможно, это так. Но если не удается заставить раскошелиться на нормальные системы очистки заведения для миллионеров, то что требовать с нищенствующих муниципалитетов и полудохлых колхозов? Поэтому попытки государства призвать хозяев яхт-клубов к цивилизованному ведению хозяйства — своеобразный “маячок” для общества: заставят богатых — значит, за экологию взялись всерьез и надолго.

Впрочем, пока эти потуги напоминают детскую игру в казаков-разбойников. Нарушителей ловят и… отпускают. Потом снова ловят и снова отпускают. Нельзя же считать серьезным наказанием суммарный штраф в 447500 рублей, который был наложен по итогам прошлогодней проверки десяти яхт-клубов. Аккурат плата за стоянку одной крутой яхты в течение сезона. Немудрено, что за год хозяева клубов палец о палец не ударили, чтобы устранить нарушения.

Сторона “казаков” во всем, как обычно, винит несовершенство законов. Действительно, законодательные новации последнего времени, мягко говоря, не свидетельствуют о том, что государство сильно обеспокоено экологическим кризисом: свободы в водоохранных зонах дозволяется все больше, а карающих мер за остающееся недозволенным — все меньше. Раньше, к примеру, инспектор Росприроднадзора мог сам вынести постановление о приостановлении хозяйственной деятельности предприятия-нарушителя. Теперь это может сделать только суд. А сколько у нас длятся суды по природоохранным вопросам, можно спросить у жителей Екатерининских Валов.

Кстати, неподалеку от знаменитого “несносного” поселка, на том же Истринском водохранилище, есть по-своему славный яхт-клуб “Мечта”. Природа его славы такова. Пользуясь спортивно-оздоровительным статусом, “яхтсмены” понастроили на берегу домов. Без нужных разрешений и согласований, т.е. самовольно. Казалось бы, снести, как положено по закону, — и делов-то. Но уголовное дело расследуется не первый год, и есть подозрения, не последний. И это чуть ли не единственное во всей области уголовное дело по яхт-клубам.

Так что, судя по всему, завсегдатаи и владельцы всех прочих клубов и марин по-прежнему могут спать спокойно. И спать, и справлять прочие естественные надобности.


СПРАВКА "МК"

В ходе проверок Росприроднадзором выявлены “факты практически неконтролируемой застройки водоохранных зон водохранилищ (ВЗВ)”. Клязьминское: обследовано 12,5 км береговой линии, старая (деревенская) застройка выявлена на протяжении 1,45 км (с выходом на урез воды — 0,2 км), новая (коттеджная) застройка, выходящая на урез воды, выявлена на протяжении 4,15 км (33,2% протяженности ВЗВ). Пироговское: обследовано 17,5 км береговой линии, старая застройка выявлена на протяжении 0,65 км, новая — 4,3 км (24,6%). Пестовское: обследовано 21 км береговой линии, старая застройка выявлена на протяжении 0,6 км, новая — 4,3 км (20,5%). Пяловское: обследовано 16,3 км береговой линии, старая застройка не выявлена, новая застройка выявлена на протяжении 11,5 км (70,6%). Истринское: обследовано 72 км береговой линии, новая застройка выявлена на протяжении 14,81 км (20,6%).


За 57 млн. фунтов Абрамович купил 115-метровую яхту Pelorus, ранее принадлежавшую шейху Саудовской Аравии Модхассану. Яхта оборудована пуленепробиваемым стеклом, системой обнаружения ракет, там есть две посадочные площадки для двух вертолетов, крытый бассейн, сауна, полы из дорогого дерева и комнаты для 22 гостей и 42 членов обслуживающего персонала. Этой яхте всего три года. Она считается одной из самых стильных яхт класса люкс. На яхте есть своя маленькая субмарина и специальные осветительные приборы против папарацци. Pelorus — пятая по размерам яхта в мире.




    Партнеры