Южный — самый нужный

Наш спецкор Елена Шпиз передает с US Open-2006

2 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 274

...Южный играл на 12-м корте. Трибун там фактически нет — и приходилось подпрыгивать и протискиваться сквозь прильнувшую к бортику толпу, чтобы увидеть его игру с чилийцем Массу хотя бы фрагментами. Когда я подошла, шел третий сет. Миша проигрывал — 0:3. “Ну все”, — грустно заметил Александр Метревели. Как вдруг Миша начал отыгрывать гейм за геймом. В точности как в том финале Кубка Дэвиса, когда назло всеобщему пессимизму взял и вырвал у Поля Анри-Матье решающее очко!

И Южный в итоге сравнял счет по сетам — 2:2. Но тут у Миши начало сводить ногу. Он еле перемещался по корту. И, несмотря на это, уверенно победил в пятом сете — и вышел в третий круг.

Борис Собкин: “На тренировках Миша обыгрывает Федерера”

Накануне я встретила Мишиного тренера Бориса Собкина. Они уже 14 лет работают вместе. Многие считают, что их сотрудничество себя исчерпало, что Южному нужен новый тренер. Другие — наоборот: “Да вы что, Собкин — великий специалист, он один способен вытащить из Миши все, на что тот способен!” В общем, болезненная тема…

— Я прекрасно знаю: многие считают, что нам нужно разойтись, — признался Борис Львович. — Ну и пусть считают, я к этому философски отношусь. Знаю одно: от Миши я никогда не откажусь!

— Но вы ведь прекрасный тренер, на таких в мире дефицит. Неужели вам никогда не хотелось взять новых молодых учеников, у которых реальные перспективы?

— Но ведь Миша тоже молодой — ему всего 24, между прочим... Конечно, я думал о том, о чем вы говорите. Но знаете, это только в первое время талантливый ученик резко набирает обороты. Конечно, я мог бы получить от этого моральное удовлетворение. Все бы говорили: “У, Собкин — зверь! Как парня-то поднял!” Но потом ведь этот резкий рост прекратится, и эйфория быстро закончится.

— Однако вы бы могли большие деньги зарабатывать. Богатые родители не поскупились бы на такого тренера...

— Но не все ведь определяется деньгами. К тому же я и так не бедствую, Миша очень неплохо мне платит. Но дело даже не в этом. Дело в человеческих отношениях, в привязанности. Мы оба довольно сложные люди, но привыкли друг к другу. К тому же на Мишу столько всего свалилось за последнее время. Столько несчастий пришлось пережить, начиная со смерти отца...

Вот меня обижает, когда Южного называют середнячком. Не согласен. Середняк — это что-то серое. А Миша — заметный игрок, его в Туре очень уважают, многие боятся с ним играть... Вы ведь не знаете, что он на тренировках все время обыгрывает Федерера. И Роджер больше не хочет играть с ним перед турнирами, говорит, это понижает ему тонус. Другое дело: да, какие вещи Миша способен творить на тренировках, а вот на турнирах его на это не хватает.

...А после победы над Массу я поговорила уже с самим Южным.

— Скажи, игра не напомнила тебе финал Кубка Дэвиса?

— Конечно, напомнила. Это второй матч за всю мою карьеру, который я выиграл с 0:2!

— В разговоре с твоим тренером я затронула, наверное, не самый простой вопрос: не слишком ли долго вы работаете вместе? А у тебя нет чувства, что ваше сотрудничество себя исчерпало?

— Когда мы почувствуем, что такой момент настал, мы сразу расстанемся, — улыбнулся Миша. — А пока мы нужны друг другу и расходиться не собираемся.

— Борис Львович сказал, что у вас совместная мечта есть на будущее, когда тебе надоест в Туре мучиться: создание теннисной академии...

Видели бы вы, как у Южного загорелись глаза!

— Да, конечно, есть такая мечта — мы с Борисом Львовичем очень хотим создать такую академию. И она не будет похожа ни на одну другую. Но только в российских условиях все это очень сложно.

Папа Уильямс и блондинка Люся

В стане российских теннисных звезд, слава Богу, все хорошо. Только поражение Насти Мыскиной в первом круге расстроило. А остальные примы — уже в третьем круге. И, кстати, на этом этапе двое из них встретятся между собой: Дементьева и Звонарева. Маша Шарапова, кажется, даже не заметила свою соперницу по второму кругу, как будто и не играла вечером накануне. Кстати, в четверг днем она вышла на корт уже в другом наряде — нежно-голубом. Видно, у нее на каждое время суток теннисное платье приготовлено.

И еще интересная новость: грозный папочка сестренок Уильямс вроде как выбрал себе в очередные жены некую блондинку — украинку Люсю. Правда, на теннисе (во всяком случае, пока) появляется без нее. И каждый раз уезжает на огромном красном “Шевроле” с тонированными стеклами…

Андре Агасси: “Такое и в молодости не получалось...”

А нас еще ждал невероятный вечерний спектакль. 3 часа 50 минут бились легендарный Андре Агасси и Маркус Багдатис во втором круге US Open. Если бы Андре проиграл, этот матч стал бы для него последним. Он сам так сказал. И больше 20 тысяч зрителей болели за него до часа ночи. У Багдатиса за это время трижды сводило ногу. Был момент в пятом сете, когда он упал от боли, но взять медицинский перерыв уже не мог: успел использовать его раньше. Доктор помогать ему тоже не имел права...

— Надо же, 15 лет разницы, а судороги у молодого… — заметила Анна Дмитриева. (Представьте, мне посчастливилось наблюдать с ней эту игру из комментаторской кабины НТВ+, которая находилась на высоте 20-го этажа!)

И все-таки нельзя было не восхищаться киприотом, который, проиграв два первых сета и уступая 0:4 в третьем, умудрился довести дело до пятой партии. А потом, несмотря на судороги, умудрялся бегать и вытаскивать сложнейшие мячи...

— Как вы чувствуете себя? — спросили Агасси еще перед началом US Open.

— Плохо, — честно ответил человек-легенда. — Потому и ухожу…

Но не так сразу. Потому что ветеран Агасси все-таки выиграл у молодого Багдатиса — и публика приветствовала его стоя. А расстроенного киприота удержал у сетки сам Джон Макинрой, который выбежал на корт, чтобы взять послематчевые интервью.

— Ты проявил настоящий героизм — упал от боли, но нашел в себе силы вернуться в игру, — подбадривал он Багдатиса.

— Я-то вернулся, — грустно улыбнулся Маркус. — Но лучшим все-таки оказался Андре…

— А мне сейчас так хорошо и спокойно, — растрогался Агасси. — Потому что в этой игре мне удавались такие вещи, которые даже в молодости не получались...

— Ну а физически как ты себя чувствуешь? — спросил его Джон Макинрой. — Как ты вообще все это выдержал?

— Тяжело! У меня было всего два дня, чтобы прийти в себя после первого круга. И как я теперь буду восстанавливаться к следующей игре — не представляю...




    Партнеры