Приключения итальянцев в деревне

“Грудастая русская баба гоняется за клиентами с веником”

2 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 1180

Деревенька в российской глубинке. По размытому дождем проселку тащится скрипучая телега. На телеге — загорелый мужик в рубашке поло. Завидев деревенского почтальона, он машет ему: “Чао, Вася!” — и расплывается в белозубой улыбке. “Чао, Марио”, — отвечает почтальон на велосипеде… Сцена для нашей глубинки все более привычная. В последние несколько лет отдых “а-ля рюс” в моде у иностранцев. Почему — узнал “Турклуб”.

“Битлз” на картошке

Один из популярных маршрутов — в деревню Кашино в районе Западной Двины. Здесь у местной жительницы Зои на постое время от времени живут гости, да не простые, а из дальних стран — преимущественно из Германии и Италии.

— Сначала было страшно: как это — иностранцы, и у меня?! Здесь же нет ни туалета, ни душа, ни горячей воды. Но после первых гостей я успокоилась. Все постояльцы — спокойные, тихие, особого внимания не требуют, зато в хозяйстве подмога...

Особенно поразил иностранцев деревянный клозет во дворе. Они долго удивлялись: “Зачем в таком месте нужно окно?” Еще их впечатлил скотный двор, который никто не убирает, и скотина, которую никто никогда не моет.

Общались заморские гости и хозяйка в первый день с переводчиком, а потом толмач уехал, и приезжие развлекали себя сами. Местные мужики показали им, как надо косить, и немцы старательно “сбривали” траву около дома. Другие попробовали доить корову.

— Очень старались, думала, все титьки корове оторвут, — жалуется хозяйка, — но ничего, справились. Еще все спрашивали, почему у нас под раковиной стоит ведро, а не проходит труба. И как мы спим на таких душных перинах и больших подушках...

Зато деревянная посуда и деревенская еда им очень понравились, особенно квас — его немцы даже с собой в дорогу взяли. Ели они все — и окрошку, и щи, и картошку с грибами. А боялись больше всего не медведей, а колорадских жуков — думали, что они ядовитые.

Общаться с местными туристы пытались по-английски, надеясь, что их поймут.

— Как увидят колорадских жуков — ту же кричат мне: “Зоя, Зоя! Битлз!” А я сначала думала: какие такие “Битлз”? Песни их, что ль, где играют? — смеется простодушная хозяйка.

За два года Зоя научилась профессионально разбираться в клиентах. Итальянцы, по словам нашей собеседницы, оказались очень жадными: “За каждую копейку удавятся, сувениры покупать не хотели, дорого, мед — тоже. А немцы — те, наоборот, душевные, на нас похожи. Выпьют — и давай песни петь...”

В общем, к удобствам во дворе и покосившимся серым избам иностранцы привыкают быстро. Скандалы возникают, только если в турфирме их не предупреждают обо всех деталях русской специфики. Все же 4 дня постоя стоят двести долларов...

Немец Штефан работает гидом в одной из тверских турфирм. Он сопровождает своих земляков в экотуры.

— Интерес к такому отдыху сейчас огромен: люди соскучились по дикой природе, натуральным продуктам. Самая большая проблема в этих турах — языковой барьер. Иностранцам хочется побольше спросить, узнать, поговорить с местными, а те только руками разводят.

Больше всего моим клиентам почему-то нравится дергать лук и ворошить сено. Только нужен постоянный присмотр: один вот в огороде вместо сорняков всю свеклу повырывал... А самый большой восторг — от обеда в поле под стогом сена. На моих глазах хозяйка принесла группе обед: картошку, сало, лук, молоко. Я такого аппетита никогда еще не видел!

Пармезан из Медного

В той же Тверской области, в деревне Медное, необязательно “сидеть на сале”. Там можно, живя на ферме, продегустировать 20 сортов итальянского сыра. Хозяин сыроварни, итальянец Пьетро, приехал сюда много лет назад, да так и остался. Почему? “Шерше ля фам!” — сказали бы французы. Голубоглазая красавица Жанна охмурила залетного гостя, тот выкупил закрытый молокозавод близ деревни, окружил его высоким забором, построил несколько домов — для себя и туристов — и сейчас каждый день принимает по автобусу гостей.

— Теперь деревня славится на всю округу 20 видами свежайшего итальянского сыра — здесь делают и твердый пармеджано, и мягкую моцареллу, и еще массу наименований сыров отменного качества. Их даже закупают столичные рестораны и магазины. Пьетро недавно освоил производство вяленой итальянской ветчины, открыл ресторанчик. Сейчас их хозяйство процветает, а все гостевые домики заняты.

И это не единственное хозяйство, возведенное руками приезжих иноземцев.

— Например, в деревне Домотканово живут выходцы из Кореи, — рассказывают сотрудники Тверского союза туриндустрии. — Трудолюбивые корейцы смекнули, какую выгоду можно поиметь с туристов, и поставили этот бизнес на поток. Одни пекут пироги, другие поставляют молоко, третьи поют. Здесь же в домике в форме ульев устроен Музей пчелы. Продают мед, устраивают дегустации. Каждую неделю сюда прибывает 3—4 автобуса, а в праздники — до 30. Иностранцы раскупают домашние творог, сметану, молоко, соленья. Так что своих запасов уже не хватает. Приходится просить жителей соседних деревень, чтобы привезли “продовольственную помощь”...

Баба Маня и кот-бегемот

Какой тур в Россию без русской бани! Но одно дело — какая-нибудь расписная сауна при гостинице, и совсем другое — парная в деревянном срубе, со свежими веничками и зелеными просторами вокруг.

— Все наши гости в восторге от этой русской забавы, — рассказывает менеджер турфирмы из Питера, организующей досуг для интуристов в русских деревнях. — Вот, к примеру, в деревне под Псковом есть огромная баня на 30 человек, куда всех иноземцев загоняют в чем мать родила, а там их парит веником грудастая хохотушка баба Маня — женщина еще в самом соку. Иностранцы бегают от нее по всей бане, а она за ними. Причем тоже голышом. Эта баня — просто бестселлер среди наших туристов. Все гости фотографируются на память с бабой Маней. Не знаем, чем именно — своей огромной грудью или чем-то еще она приманивает к нам клиентов, но те, уезжая, присылают после себя по 40 человек.

Баба Маня давно уже стала местной знаменитостью, а ее баня затмила все местные краеведческие музеи. Ее клиентов, преимущественно туристов из Великобритании, даже пытались переманить конкуренты — тоже завлекали британцев баней, водкой, но те своей любимице не изменили: как ездили, так и ездят под Псков…

Чем только ни завлекают интуриста в деревню! На Селигере все отдыхающие считают своим долгом посетить отдаленную деревеньку, чтобы увидеть кота весом 15 кг. Для пожилой хозяйки он настоящий кормилец — благодаря ему она имеет значительную прибавку к пенсии.

В одной из деревень мужик решил разводить баранов и организовал шоу “Золотое руно” — каждый турист может собственноручно постричь барана и забрать шерсть себе, как сувенир.

В поселке Тованово есть настоящая индюшачья ферма с Музеем индюка. Питаются гости... в специальных вигвамах, которые собираются за два часа до приезда группы.

Под Питером частный предприниматель открыл музей картошки и огород с ее редкими сортами. Тут же в избушке можно отведать драники, картофельную запеканку, вареники с картошкой и даже картофельный самогон.

В Ярославской области целые деревни дают мастер-классы по народным промыслам. Здесь можно научиться вышивать, плести, вырезать по дереву и даже ковать железо. Жители Углича создают частные музеи кукол, водки, чайников. В городе их уже более 30.

В карельских деревнях туристы участвуют в костюмированных шоу, рыбачат, учатся народным промыслам, готовят национальные блюда — пироги с клюквой, рыбой. Ездят сюда в основном карелы-эмигранты. Так они отдают дань своим предкам и приобщаются к истокам родной культуры.

Простор в четыре сотки

“Огромный участок земли в 4 сотки” — это цитата из книги японского писателя Мураками. В Стране восходящего солнца дачный надел — непозволительная роскошь. Поэтому японцы едут в Хабаровский край заниматься агротуризмом. Основные сельхозкультуры у местных жителей — картошка и капуста. Их-то и обрабатывают трудолюбивые гости. По словам туристов, российские огороды напоминают им о молодости и тяжелой работе. После работы каждый труженик получает чарку водки и бутерброд из черного хлеба с селедкой. День такого счастья стоит по японским меркам гроши — 300—400 рублей.

Специалисты пророчат экологическому туризму большое будущее. В Тверской области уже действует программа “Золотые пути России”, которая помогает жителям глубинки открыть собственную гостиницу, музей или хозяйство, чтобы привлечь клиентов.

— Экотуризм — это золотая жила, — считает руководитель программы Валерий Иванов. — Казалось бы, каждый домовладелец может теперь разбогатеть, превратить свою область во вторую Тоскану. Однако не все так гладко.

Не так-то просто убедить местных жителей, что туристы — их благо. У россиян другой образ мышления. Мы им говорим: “Возьмите деньги, только сделайте из своей избы гостиницу”. А они в ответ: “Деньги возьмем, а чужих не пустим…”

К тому же, чтобы открыть частный отель, необходимо платить с него налоги, то есть оформиться как частный предприниматель или оформить лицензию... Для местных это кажется непреодолимым препятствием. И это в деревнях между Москвой и Питером — что уж говорить про отдаленные окраины!

У одного из корреспондентов “МК” дача под Великими Луками — на границе Тверской и Псковской областей. И вот такая тенденция: с каждым годом в деревни перебирается все больше горожан-пенсионеров не слишком пожилого возраста. Поговоришь с такими — и выясняется, что у кого-то дочка живет в Англии, а у кого-то внук работает в Швейцарии. У таких людей где-то есть теплые квартиры, но они возвращаются к исконно деревенскому образу жизни: заводят пасеки, держат коров... Может, экотуризм в конце концов наладят горожане, которые поняли истинную цену аромата молодого меда и свежескошенного сена?






Партнеры