Cкромное обаяние генералиссимуса

Куда утечет “Холодная речка”?

4 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 332

Спрос на сталинскую натуру находится в крутом пике.

Так, судьба известной южной резиденции Иосифа Сталина “Холодная речка”, почти проданной парламентом Абхазии за $10 млн., решается уже больше года. Все это время “свято место” активно привлекало к себе туристов. Сегодня в домик ценой в половину бюджета Абхазии доступ “заказан”. Корреспондент “МК” успела проникнуть на дачу “отца народов”.

Вид на море кремлевского горца

Асфальтовая дорога в тени реликтовых сосен и эвкалиптов петляет по склону прямо на вершину горы, где находится бывшая госдача Иосифа Сталина. От моря до дачи кремлевского горца 350 метров. Полчаса ходу, и передо мной — двухэтажный металлический ангар — КПП защитного цвета и парочка молодцов в камуфляже. Ребята просят их не фотографировать, не называть фамилий. А для журналиста “МК” в виде исключения проводят экскурсию по сталинским тропам.

Ворота открываются. Вот она — территория с секретом: действующий государственный объект “Холодная речка”. Собственно дачный домик зодчего коммунизма снаружи смотрится по-спартански сурово. Сдержанный зеленый фасад обрамляют большие окна террасы. Слева от здания — анфилада из белого камня на манер античной, как персональная набережная. Вид — изумительный. Перед домом разбит палисадник.

— Раньше на его месте был лимонарий. Есть даже лимон, сохранившийся со сталинских времен. Иосиф Виссарионович лично высаживал цитрусовые и ухаживал за посадками, — указывает на кустарник экскурсовод в камуфляже. — Плоды рвать строго воспрещается, дерево охраняется законом.

Лучше бы он этого не говорил — запретный плод сладок. Улучив минутку, срываю трофей на память.

По дороге нам встречается небольшой прудик.

— Я слышала, сюда запускали форель, а Сталин и Берия ее ловили. Это правда?

— Нет, конечно. Хотя тут много легенд ходит. Говорят, что и форель, и лягушачьи лапки для французских делегаций хранились в цистернах.

Действительно, слева от ворот два внушительных резервуара вмонтированы в полутораметровый парапет. Строительство дачи, как рассказали “военные экскурсоводы”, было долгим. Серпантин и тайные ходы вручную прорубали в скалах солдаты и офицеры НКВД с 1932 года. Посадили лес и сад, насыпали землю, выровняли участок размером 60 га под строительство дома по проекту личного архитектора Сталина Мирона Мержанова. Через два года вождь впервые посещает новую госдачу. Спускается по специально проложенным 870 ступенькам, проходит под автомобильной дорогой и ж/д дорогой к морю.

К 39-му уже все корпуса были отстроены, разбит райский уголок: великолепный розарий в окружении пальм, цветущих магнолий, экзотических агав.

Место расположения будущей дачи Иосиф Виссарионович выбирал лично. На любимой дачке и в зной веяло прохладой Холодной речки, температура которой не превышает семи градусов, — эдакий арктический оазис среди субтропиков. А по ту сторону реки для охраны и обслуги вождя был построен поселок с одноименным названием.

С берега моря дачу не видно, лишь деревянный остов зеленеет сквозь выгоревшую сосновую делянку — в 96-м году на даче случился пожар, уничтоживший до основания домик для гостей. Да и море само по себе не интересовало Сталина. Известно, “отец народов” купался очень редко — боялся утонуть. Да и, как утверждают местные аксакалы, настоящие горцы не любят купаться.

А под каждым кустом — чекист с ружьем

— И часто Сталин бывал на даче?

— “Холодная речка” — единственная дача на территории Черноморского побережья (всего от Сочи до Сухума их семь), где Сталин останавливался в сентябре. И даже отлучаясь во время отпуска по государственным делам, неизменно возвращался, — сообщает солдат.

Во время отсутствия Сталина в лесу постоянно дежурил полк НКВД. А вверху, на макушке леса, располагалась рота артиллерии.

Из записок сталинского телохранителя Алексея Рыбина “Рядом со Сталиным”.

“Поехали на “Холодную дачу”... Кругом горы. На склонах абхазцы выращивали табак и другие ценные культуры. Днем вокруг истошно кричали ишаки, а ночью противно выли шакалы. Стоя на посту, я многно раз видел ползающих змей. Даже приготовил дубинку, но убить ни одной так и не удалось”.

— Что было с дачей во время войны?

— В 1941-м была законсервирована. А с 1946-го Сталин снова стал ездить на “Холодную речку”. В ванные комнаты завезли трофейную сантехнику. Ванны эти имеют свойство термоса — в течение суток сохраняют нужную температуру в любую погоду. Несмотря на то что Сталин в море плавать не любил, он предпочитал все же морскую воду и еще регулярно принимал сероводородные ванны — лечил полиартрит.

Гвоздь программы — сталинский гвоздь

Сталинская приемная. Похоже, посетителям здесь было не очень уютно, хотя это — самое просторное помещение. Наборный паркет: красное дерево чередуется с черным... Двери будто утоплены в лакированные стенные панели, и ручек не видно. Жутковато в таком пространстве. Да еще на окнах гардины в багровых тонах.

А в углу — рояль 1896 года, привезенный для Сталина из Германии. За ним музицировали оперные дивы Вера Давыдова и Валерия Барсова, частенько сопровождающие его на отдыхе. Ре-ре-ми-до-ре — пытаюсь извлечь из клавиш мелодию, но инструмент порядочно расстроен. Над роялем — исторический гвоздь: он самолично вбит вождем для фуражки в стенку… из красного дерева. Кстати, кроме красного дерева во внутренней отделке дома использовано более сорока сортов ценной древесины: дуб, лиственница, орех, карельская береза, самшит.

Экономия должна быть гастрономной

После приемной сразу проникаем в столовую. Окна напоминают иллюминаторы, и такое ощущение, что плывешь на корабле. Рассказывают, что Сталин был простым в быту человеком. Мог сесть с охраной в черный “Роллс-Ройс”, собрать ребятню из поселка и поднять на дачу, чтобы в столовой накормить их, а затем в просмотровом зале смотреть комедию с Чарли Чаплином. В одиночестве предпочитал “Волгу-Волгу” и “Веселых ребят”.

— Возил ли Сталин с собой постоянную обслугу?

— Основной обслуживающий персонал перемещался вместе со Сталиным. Но на каждой даче была своя сестра-хозяйка и единый для всех комендант Афанасьев. Штат местной охраны экономок, поваров и горничных подчинялся начальнику личной охраны Сталина — Николаю Власику. Вся еда, одежда, мебель проходили через контроль МГБ. А в целях конспирации все дачи содержались в таком виде, будто вождь находится постоянно здесь. Обед для него и возможных гостей готовился ежедневно и принимался по акту, независимо, будет ли кто трапезничать.

Тихий сон Сталина

Особенность “Холодной речки” — отсутствие рабочего кабинета и сплошные спальни в доме генералиссимуса: три — на первом этаже и две — на втором. В спальнях — массивная мебель и две кровати, сделанные специально под его рост. Главнокомандующий спал на матрасе из морских водорослей и ногами любил упираться в грядушку. Вот и самая роскошная спальня, с прямым выходом на улицу.

— Если была любовница, то можно инкогнито привезти-увезти без свидетелей, — лукаво комментирует “экскурсовод”.

В каждой спальне есть пуф на ножках и рабочий столик, в каждой — кнопка вызова охраны. После того как хозяин ложился спать, у всех дверей располагались часовые. Никто не имел представления, стережет он пустую комнату или самого Сталина.

Сон Сталина охранялся старшим офицерским составом — от капитана до полковника. Караул объявлялся лишь за час до вступления и каждый раз состоял из бойцов удаленных друг от друга казарм. Вокруг зеленого дома выстраивались три кольца живого оцепления. Даже муха не долетела бы до москитной сетки окна спальни Иосифа Виссарионовича.

Бильярд “за стеклом” туалета

Из записок сталинского телохранителя Алексея Рыбина “Рядом со Сталиным”.

“По вечерам хозяин и гости сражались на бильярде. Проигравшие проползали на четвереньках под столом, по которому дубасили киями хохочущие победители... Сталину тоже приходилось оказываться под столом”.

Здесь все осталось в неприкосновенности: стол для русского бильярда, абажуры, чехлы для киев, счетная доска, треугольник. Правда, кии и шары из слоновой кости предусмотрительно убрали — после посещения туристов стали пропадать. А продать “многоуважаемый” стол тульского мастера Чемоданова отказались.

— А правда, что стол предлагали купить за $7 млн., а взамен установить копию?

— Ту сумму, которую вы называете, предлагали за рояль. За стол — в два раза меньше. И потом, как выносить-то? Он очень тяжелый, весит почти четыре тонны, состоит из трех мраморных плит — сверху цельная, снизу два куска. Думаю, сначала занесли стол, а потом начали строить стены.

Напротив бильярдного “уникума” еще одна игрушка вождя — туалет… за стеклянной дверью. Независимо от половой принадлежности все гости после банкета заходили сюда. У местных экскурсоводов существует две версии появления прозрачной двери в сталинской уборной. Первая — чтобы игроки были полностью уверены в положении шаров на столе. Вторая — садистская усмешка “в целях безопасности”: человека, сидящего на унитазе, другим не видно — унитаз в специальной нише, но ощущения того, что ты это делаешь прилюдно, ему хватает.

У-дачная сделка?

Продажа “Холодной речки” на фоне тлеющего грузино-абхазского конфликта тогда была политическим риском. По некоторым данным, счастливчиком был российский алюминиевый магнат Олег Дерипаска. “Сделка уже состоялась, но она пока не подкреплена финансово, деньги не перечислены!” — уклончиво заявлял премьер-министр республики Александр Анкваб, защищая право покупателя на конфиденциальность. Интересно, что антикварная недвижимость является “национальным достоянием”, а инвестору вменялось “заниматься его развитием”. Однако уже в мае, по некоторым сведениям, цена контракта увеличилась в 2 раза. 20 млн. долларов за сталинскую натуру олигарх платить отказался. Теперь дачу выставили на аукцион.

В отсутствие высоких гостей “объект” охраняется пятью офицерами государственной службы. Хотя покой товарища Сталина на даче при его жизни некогда берегли три тысячи офицеров НКВД. Сегодняшние охранники относятся не к министерству внутренних дел, а к аппарату президента непризнанной республики. До недавних пор им регулярно мешали нести службу сталинисты всех мастей и просто экскурсанты, мечтающие лицезреть воочию уникальный дом на вершине горы Арабика.

— Разрешите вопрос, — обращаюсь напоследок к военному экскурсоводу. — Вы так поднаторели в теме по долгу службы или к Сталину у вас личный интерес?

— Вообще-то я его… Он — грузин, я — абхаз.




Партнеры