Флибустьеры против мародеров

Что кроется за борьбой с пиратами в российском Интернете

4 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 266

“На легальную продукцию нужно снижать цены — тогда и контрафакта не будет”.

Владимир ПУТИН, Президент РФ, — на заседании с членами правительства 3 апреля 2006 г.


Меломаны всех стран, любители недорогой МР3-музыки, объединяйтесь! Черные дни наступили. Западные акулы наступают по всем фронтам. 1 сентября, не без их активного в свое время лоббирования, вступили в силу поправки в российский Закон “Об авторском праве и смежных правах”. Теперь придется считать каждую копейку или уходить в пиратское подполье. Недорогой качественной музыке приходит конец. Жертвами борьбы с так называемыми пиратами падут в первую очередь кошельки простых россиян.

Зона особого внимания

Борьба с пиратами стала очередной идеей-фикс в современной России. Чуть ли не каждый день по телевизору показывают бульдозеры, которые с хрустом и лязгом крушат очередную порцию изъятого контрафакта. Журналисты пишут, камеры снимают, опера строчат отчеты о достигнутых успехах. А пиратов хоть и становится меньше, но не намного. Одним словом, как заявляли в свое время партизаны гестаповцам: “Всех не перевешаете”. Хотя определенные сдвиги в уничтожении контрафакта в России как понятия имеются.


СПРАВКА "МК"

По данным Международной федерации производителей фонограмм (IFPI), Россия входит в число десяти стран, где борьба с пиратством должна стать первоочередной задачей. Кроме нас в черном списке — Бразилия, Индонезия, Китай, Мексика, Пакистан, Парагвай, Украина и Испания. При этом по доле контрафакта во всей аудиопродукции мы лишь на пятом месте. На четвертом — Украина, а пьедестал антипочета занимают Парагвай, Китай и Индонезия. Как недавно заявил глава Росохранкультуры Борис Боярсков, “сейчас на рынке аудио- и видеозаписей, по нашим оценкам, около 60% контрафактной продукции. Но три года назад было все 90%”.


Не следует думать, что контрафакт является частью только нашей жизни. Он успешно существует во всем мире уже не один век. Но лишь последние десятилетия борьба с ним приобрела такие ожесточенные формы. И причина этого обострения совершенно очевидна — деньги. Как подсчитали в той же IFPI (запомните эту организацию, она встретится нам еще не раз. — “МК”), в 2004 году в мире было продано 1,2 миллиарда пиратских компакт-дисков на общую сумму 4,6 миллиарда долларов. Контрафактная аудиопродукция занимала 34% от общего мирового рынка. Главные потери от пиратов несут американские продюсеры, исполнители и производители фонограмм. Так стоит ли удивляться, что именно из-за океана дирижируют борьбой и с российскими пиратами. И именно оттуда доносятся главные претензии.

Американская сторона уже не первый раз упрекает нашу страну в рекордно высоких уровнях пиратства и несоблюдении требований ВТО в противовес многочисленным заявлениям авторитетных российских специалистов. По оценкам американских экспертов, по вине Китая и России убытки американских правообладателей вследствие нелегального копирования материалов, защищенных авторским правом, составили в 2005 г. $4 млрд. По данным МАИС (Международного альянса интеллектуальной собственности), потери американских правообладателей в прошлом году в результате действий российских пиратов достигли $1,750 млрд., а за последние пять лет — более чем $6,5 млрд. С другой стороны, согласно исследованию, сделанному по заказу BSA (антипиратского альянса, созданного для лоббирования интересов разработчиков софта, прежде всего Microsoft), Россия вошла в тройку стран, где уровень пиратства за последний год снизился самым значительным образом.

Но если раньше основной упор приходился на рынок аудио- и видеозаписей, то сейчас фронт борьбы переместился в Интернет. Точнее, в ту его часть, которая занята распространением музыки через Сеть. Как считает IFPI, свыше 95% всех музыкальных треков, распространяемых в российском Интернете, являются пиратскими. А рынок-то, на зарубежный взгляд, перспективный, просто лакомый кусочек в 1,5 млрд. долларов ежегодного объема. Но для того чтобы его завоевать и потом поделить бабло в междусобойчике, надо в первую очередь выдавить с него российских конкурентов. Фактически Россия осталась единственным куском, не поделенным между ведущими мировыми мейджорами, давно разобравшими остальной мир по частям. Ну не учли они в свое время, что СССР может развалиться. А когда очухались — у нас уже были свои мощные интернет-ресурсы, с которыми либо надо считаться, либо давить всеми возможными способами.

Боливар не вынесет двоих

Главное требование мировых музыкальных монополистов — ввести на территории России такой же музыкальный оброк, как и в США. Если российские продавцы соглашаются на цену в один доллар, то все обвинения в пиратстве скорее всего будут сняты. При этом западные крупные звукозаписывающие компании (мейджоры) не хотят понять, что никто в России музыку по неадекватно высоким ценам покупать не будет. Не случайно те же кинокомпании в свое время пошли на уступки, понимая, что дифференцированный подход принесет больше прибыли, чем тупая политика на единые цены. Мы с американцами живем на очень разные зарплаты.

“Нет денег для покупки — слушайте радио. Можно еще написать Лужкову, чтобы снизил аренду, или правительству — чтобы повысило зарплату”, — заявил недавно глава московского представительства Международной федерации звукозаписывающей промышленности (IFPI) Игорь Пожитков. Этим IFPI фактически признает: их цель — это показательная порка России и демонстрация предельной неуступчивости для других участников рынка.

Придуманный иностранными компаниями способ выдавливания российских компаний с музыкального интернет-рынка выглядит довольно просто и отнюдь не нов. Сначала вся музыка в нашей Сети объявляется пиратской. Затем иностранный бизнес вводит в России свой музыкальный оброк — тот самый доллар без цента за каждую музыкальную композицию. Несогласные с такой ценой будут объявляться пиратами и руками наших милиционеров из антипиратского управления “К” МВД России — вытесняться из Сети. (По такой же схеме боролись и с видеопиратами, пока не развилась отечественная киноиндустрия и не навела хотя бы относительный порядок.)

При этом похоже, что ни с какими пиратами иностранцы в действительности бороться не намерены. Их не интересуют уличные лотки и бесплатные интернет-сайты. И уровень не тот, и взять особо нечего. Сегодня западных интернет-монополистов интересуют не мелкие сайты, а только крупный и абсолютно легальный российский бизнес по продаже музыки через Интернет. А чтобы госструктуры не возражали и закрывали глаза на откровенную монополизацию и захват российского музыкального пространства в Интернете, через представителей администрации США им объясняют, что пока не будут наказаны местные интернет-продавцы — Россию не примут в ВТО.

Как считает председатель Ассоциации по проблемам интеллектуальной собственности (АПИС) Андрей Лещиков, все обвинения со стороны международных организаций в нарушении российскими участниками рынка авторских прав зарубежных исполнителей несостоятельны: “Совершенно непонятно, на чем основаны требования западных корпораций закрыть некоторые ресурсы. Если их деятельность соответствует российскому законодательству, если в российском суде не доказано обратное, какие могут быть вопросы? Мы выступаем за то, чтобы интересы правообладателей, в том числе и зарубежных, на территории России соблюдались на основе российского законодательства. Они же хотят играть по своим правилам”.

События последнего года показывают, что мировые монстры не собираются отступать и постепенно захватывают наш рынок. С разницей в неделю два ведущих сотовых оператора заключили договоры с Warner Music (входящим в IFPI) на продажу музыкального контента через собственные интернет-сайты по ценам в 2—3 доллара за одну композицию.

Кто это купит в России? Вы? Сосед? Или — втихую от вас — ваш ребенок? А вы потом схватитесь за голову, увидев счет…

За что платить дяде Сэму?

И тут наступает момент истины. Пресловутой борьбы западников с пиратством в России просто не существует. Иностранцы прекрасно знают: все легальные продажи музыки через российский Интернет не имеют никакого отношения к пиратству. Каждая продажа идет с обязательным отчислением денег обладателям авторских прав. То есть музыкантам, исполнителям, другим правообладателям.

— Судиться я ни с кем не собираюсь. Я спокойно отношусь к распространению музыки в Интернете, — непоколебим известный автор-исполнитель и композитор Сергей Никитин. Столь же убедителен лидер рок-группы “СерьГа” Сергей Галанин: “Если кто-то не может найти нашу музыку на носителях, добро пожаловать в Интернет, я — за”.

Иностранные исполнители так же, как и российские, получают от РОМС и ФАИР напоминания о причитающихся выплатах. Однако обязательства перед IFPI не позволяют многим иностранцам получать деньги из России. Таким образом, ссылки IFPI на защиту авторских прав — это настоящее лицемерие. Они просто не хотят, чтобы российские деньги доходили до авторов песен и музыки. Это значило бы признать легальность российского интернет-рынка и проиграть затеянную войну. А наши организации не могут получить даже номера счетов, чтобы перечислить деньги. На все запросы в ответ — тишина. Можно назвать это лицемерием или двойными стандартами, но суть явления от названия не меняется. Двойной стандарт есть и в другом аспекте проблемы. Представители IFPI утверждают, что действующие цены на музыку в русском Интернете (Рунете) являются грабительскими по отношению к владельцам авторских прав. Но при этом выдают лицензии на продажу музыки в китайском Интернете по ценам, которые аналогичны нашим нынешним. Для России же предлагается установить расценки на музыку в Интернете по ценам музыки на CD, несмотря на то что в Сети нет расходов ни на производство диска, ни на его упаковку и тем более на доставку его потребителю.

Заключив договоры с организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе (к примеру, РОМС), музыкальные провайдеры могут свободно заниматься своей деятельностью. Последнее постановление Пленума Верховного Суда РФ №15 от 19 июня 2006 года полностью подтвердило правомочность их позиции. И после вступления в силу изменений в Закон “Об авторском праве и смежных правах”, как бы западные монополисты ни пытались утверждать обратное, сохраняется право обществ по коллективному управлению представлять интересы даже тех авторов, которые не заключили напрямую договора с ними.

Кстати, возникает еще один вопрос. Не до конца известно, имеют ли перечисленные западные и международные структуры право представлять исполнителей в суде. Записано ли где-то их право подавать от лица правообладателей иски в России? Есть ли конкретные сроки этих договоров и на какие конкретно произведения они заключены? Никому из российских представителей так и не удалось посмотреть эти документы.

Кто кричит “Держи вора!”?

Иностранные “защитники” авторских прав в лице IFPI на самом деле сами являются нарушителями законов, которые пользуются связями в правительственных структурах. Представители звукозаписывающей индустрии не раз попадались как нарушители отраслевого и гражданского законодательства или как банальные взяточники.

Поняв, что в США потихоньку начали разбираться в политике ценового грабежа, музыкальные рэкетиры решили попытать счастья в России, где, по их мнению, законодатели и силовые ведомства отличаются большей податливостью. Иначе трудно объяснить слова одного из сотрудников милицейского управления, который на официальной пресс-конференции заявил, что деньги на проведение антипиратской операции давала IFPI. Мы-то по неразумению всегда думали, что правоохранительные органы проводят операции на государственные деньги, а не на финансовые средства иностранных конкурентов. Или в нашем законодательстве что-то изменилось?

Кстати, к хозяевам западных интернет-магазинов тоже впору применять название бразильского сериала “Богатые тоже плачут”. К примеру, директор компании Apple — владельца крупнейшего в мире музыкального интернет-магазина iTunes Music Store — Стив Джобс в начале года обвинил входящие в IFPI студии в “жадности”, из-за которой музыка в Сети стоит слишком дорого. По его словам, ни одна из четырех крупнейших студий не намерена снижать цену в 99 центов, из-за чего пользователи цифровых плееров iPod просто вынуждены поддерживать пиратов. Падение продаж из-за неадекватной цены и чрезмерной защиты музыки уже подтверждается статистикой. И те западные интернет-магазины, которые согласились с монополистической диктатурой, стремительно теряют доходы, исключение составляет лишь магазин iTunes.

И все же — как бороться с пиратами?

Законы рынка, как бы ни кричать об особом пути того или иного государства, одинаково действуют в любой точке земного шара. И наиболее эффективные рецепты борьбы с пиратством тоже являются тождественными. К примеру, во время встречи кинематографистов в Доме приемов правительства первый вице-премьер Дмитрий Медведев в ответ на жалобы на пиратов привел простой пример. Одна известная компания, работающая на российском рынке, рассказал он, понизила цены на свои лицензионные диски до 150 рублей. В результате “пиратские” продажи ее продукции упали больше чем наполовину, а официальные прибыли возросли. Как заключил Медведев, надо искать “баланс между приемлемой для потребителя ценой и жесткими мерами по защите интеллектуальной собственности”. Но вот баланс никому из западных монополистов не нужен. Они спят и грезят о том, как нищие россияне начнут по копеечке складывать им золотые горы. Хотя самый лучший рецепт борьбы с пиратами, как доказала практика, — тот, который вынесен в эпиграф.

Возникает вопрос: а если наши компании повысят цены, как этого хотят мейджоры, они успокоятся и признают российские компании? Или при заключении договоров с Россией будут выдвинуты какие-то особые условия?

Западные компании забывают: даже после введения поправок легальные сайты в России не отменяются. Ужесточаются только условия борьбы. А наши музыкальные интернет-сайты готовы поднять отчисления авторам даже до 70%. Разве так поступают пираты? Но ведь и мы с вами — за прозрачность отношений, если она не идет в ущерб потребителю и родной стране. В конце концов, есть еще и политика национальной безопасности: навязывая нам свои услуги, мировые монополисты навязывают свои правила игры и хотят подчинить себе Интернет. А это уже реальная угроза.


Копеечка цент бережет

Сегодня официальная стоимость одного трека с легального российского сайта в среднем составляет 10 центов. Американские аналоги в среднем стоят 99 центов. Легальность этого бизнеса, с точки зрения российского законодательства, признана даже самыми рьяными борцами за соблюдение авторских прав. А о величине бизнеса и борьбе на нем говорит сухая статистика: в Великобритании, например, согласно данным аналитической компании XTN Data, доля ведущего продавца MP3-контента Apple iTunes Music Store составляет 44%. В нашей стране этот рынок гораздо менее монополизирован: на ведущий российский сайт Allofmp3 приходится 14%, а доля других значительно меньше: Napster — 8%, Wippit и MSN — по 6%. Наличие конкурентной среды и борьба компаний за потребителя ведут к удешевлению продукции. Это и не нравится заокеанским держателям прав.


А закон-то писан

По российскому законодательству авторские права в случае продажи музыки через Интернет защищают общества по коллективному управлению — такие, например, как РОМС (Российское общество по мультимедиа и цифровым сетям) и ФАИР (Федерация правообладателей по коллективному управлению авторскими правами при использовании произведений в интерактивном режиме). Эти организации ежемесячно получают от продавцов всю статистику продаж, а также деньги, причитающиеся каждому автору и исполнителю.


Не мытьем, так катаньем

По жалобам IFPI сотрудники управления “К” ГУВД Москвы не раз проводили рейды по легальным российским интернет-магазинам. Именно они конфискуют дорогостоящие серверы музыкальных порталов, несмотря на отсутствие каких-либо нарушений российских законов. Однако каждый раз правоохранители вынуждены признавать абсолютную законность бизнеса российских музыкальных интернет-магазинов. От имени IFPI в прошлом году в прокуратуру Юго-Западного округа Москвы был подан иск против одного из магазинов, который якобы нелегально распространял музыку в Сети. Но в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием состава преступления. Сегодня нет ни одного судебного решения, которое признало нелегальность какого-либо из российских МР3-сайтов!


Суды штрафуют “ревнителей закона”

Компания Universal (член IFPI) недавно была приговорена к штрафу в $12 млн., который должна выплатить за нарушение американских законов и манипуляцию репертуаром радиостанций. В ноябре 2005 года компания Warner Music (та самая, с 2—3 долларами за композицию) уже выплатила $5 млн. в штате Нью-Йорк за взятки руководителям радиостанций, которые навязывали слушателям записи этой компании. За аналогичные махинации еще один член IFPI, компания Sony BMG, поплатилась штрафом в $10 млн. Они что, решили свои штрафы отбить на нашем рынке?

Ценовой диктат членов IFPI не раз становился предметом тщательного изучения представителей правосудия в самих Соединенных Штатах. Так, генеральный прокурор Нью-Йорка Элиота Спицера начал в конце прошлого года специальное расследование по поводу завышенных цен на продажу музыки через Интернет.




Партнеры