Политсезонное обострение

Как грядущие выборы могут угробить рост ВВП

5 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 513

“Неделя — это очень долгий срок в политике”, — сказал как-то экс-премьер Великобритании Гарольд Вильсон. Если он прав, российской политэлите стоит готовиться к вечности. Стартовавший новый политсезон, по сути, продлится около 78 недель. Уже сейчас вовсю бушует подготовка к парламентским выборам-2007. А все мысли магнатов российской политики зациклены на смене караула в Кремле в 2008 году.

В любой хотя бы относительно демократической стране отношения власти и общества в предвыборный период напоминают сказку о Золушке. В течение остального временного цикла простые избиратели горбатятся на “злую мачеху”. А перед выборами выясняется, что на самом деле они “самые красивые и желанные”. Но в России этот выборный политсезон будет носить особо извращенный характер. Простые граждане смогут лишь опосредованно влиять на процесс смены власти. Неизбежное ублаготворение избирателей будет проходить на фоне нарастающего подспудного экономического кризиса совершенно нового типа.

Потешные вожди

Даже в самых цивилизованных странах народных избранников часто превращают в биороботов. В 1951 году в британской палате общин должно было состояться крайне важное вечернее голосование. В этот момент парламентский организатор консервативной партии (в Англии они носят официальный титул “кнутов”) подполковник сэр Уолтер Бромли-Дэвенпорт заметил джентльмена, нагло покидающего здание. Не потерпев подобного нарушения дисциплины, подполковник бросился на беглеца сзади и спустил его с лестницы. Джентльмен оказался бельгийским послом...

Бравый подполковник давно почил в бозе. Зато его методы активно использует наша власть в ходе начавшейся в России парламентской предвыборной кампании. Разница лишь в том, что у нас сейчас жертвами “кнута” являются целые оппозиционные политпартии. Ну а в роли самого “кнута” выступает Регистрационная служба Минюста.

Решение власти идти на выборы не одним “медвежьим взводом”, а несколькими колоннами вызвало у многих недоумение. Политолог Владимир Филин, например, считает это просчетом Кремля: “Схема двух партий власти работать не будет. Объяснить ее региональному начальству невозможно. Любой губернатор будет стремиться протолкнуть своих людей в основную партию власти. Второй партии кадры будут доставаться по остаточному принципу. Все может кончиться, как у блока Ивана Рыбкина в 1995 году”.

Но сегодня на дворе не 1995 год, когда за контроль над Думой действительно шла жесточайшая борьба. Во время нынешней парламентской кампании перед кремлевской администрацией стоит совсем другая задача: создать на выборах хоть какое-то подобие интриги. За последние годы все уже привыкли, что Госдума стала глубоко периферийной политической конторой. Участвовать в голосовании по перевыборам серой “медвежьей” массы у нормального человека желания не возникает. Но низкая явка на грядущих выборах в планы президентской администрации не входит. Поэтому Кремль и был вынужден дать отмашку на “потешные” политбитвы.

Устроить сегодня из парламентской предвыборной кампании увлекательный политический театр гораздо труднее, чем 11 или даже 7 лет назад. Некогда вызывавшие по-настоящему глубокие эмоции старые “актеры” вроде Зюганова, Жириновского и Явлинского поднадоели. Сегодня они кажутся повторяющими одно и то же персонажами из бессмертного произведения Салтыкова-Щедрина. Новые деятели политических подмостков вызывают еще большую тоску. Только в предельно воспаленном мозгу может, например, родиться мысль выйти на улицу с плакатом “Да здравствует Бабаков!” или “Слава Игорю Зотову!”.

Но раз указание получено, его надо выполнять. Вот обыватели и становятся свидетелями необычного зрелища — спикера Совета Федерации, изо всех сил поливающего грязью “Единую Россию”. Впрочем, Сергей Миронов — это совершенно особый случай. Главу верхней палаты совершенно справедливо считают эксцентричным деятелем наилегчайшего политического веса. Но вот в чем Миронову не откажешь, так это в умении хорошо устроиться в этой жизни.

Раньше желающие стать сенаторами должны были обращаться в президентскую администрацию. Но сейчас в Кремль по этому вопросу ходить бесполезно. Вместо этого надо отправиться в Комитет Совфеда по экономической политике и там все неспешно обсудить с одним близким к Миронову господином с экзотической для русского слуха фамилией. В сенаторы у нас, как известно, больше всего рвется публика с совершенно особыми экономическими возможностями. Поэтому значение этого мироновского достижения сложно переоценить.

В пучину предвыборной кампании спикер ринулся с не меньшим напором. Едва Кремль дал санкцию на объединение Партии жизни и Партии пенсионеров, как главного “пенсионера” Игоря Зотова начали терзать звонками мироновские помощники. Мол, шеф срочно хочет вас увидеть! Бывший милиционер из Тулы Зотов пытался было объяснить, что он находится на отдыхе и вернется в Москву лишь через несколько дней. Но помощников Миронова это не смутило: “Сергей Михайлович встретится с вами прямо в аэропорту!”

Союзу правых сил устройство политшоу ныне дается тяжелее, чем Миронову. В верхушке СПС, по данным “МК”, обсуждаются самые разные способы превращения грядущего партсъезда в значимое событие. Один из них даже предусматривает объявление о поддержке Дмитрия Медведева как кандидата в президенты. Согласно еще одной экзотической идее, из партийного политсовета надо окончательно изгнать “одиозных личностей” типа Немцова. В любом случае в аттракцион планируется превратить обсуждение грядущего переименования и расширение партии, а также ее программы. “Расплывчатый” документ, написанный под началом главного спеца СПС по идеологии Леонида Гозмана, видимо, будет размазан по стенке. В качестве альтернативы будут выдвинуты бумаги, созданные экс-министром экономики Евгением Ясиным и татарской парторганизацией.

Но по большому счету вся эта суета мало на что влияет. СПС может сколько угодно рукоплескать острокритичной по отношению к нынешней власти программе Ясина. Но когда речь зайдет о конкретных политических шагах, боссы партии поступят так, как им скажут в Кремле. То же самое сделают Явлинский и все другие “системные политики”. Уж слишком убойные аргументы могут использовать Сурков и К°.

Страшней Минюста зверя нет

В Англии, чтобы участвовать в выборах, партии достаточно внести залог приблизительно в 1000 долларов в каждом из интересующих ее избирательных округов. Хочешь — участвуй в выборах в двух округах. Хочешь — во всех 646. Если твоя партия набрала на выборах меньше 5%, депозит изымается в пользу государства. Если эта планка превышена — деньги тебе вернут.

Если партия выставляет своих кандидатов в федеральный парламент Австралии, процедура регистрации не является для нее обязательной. Регистрироваться партийцев соблазняют с помощью различных “пряников”. Например, если кандидат от зарегистрированной партии получает в своем округе больше 4% голосов, государство возмещает этой партии предвыборные расходы.

В американском штате Луизиана законы более строги. Чтобы получить право участия в выборах, любая партия должна заплатить пошлину в 1000 долларов, заверить у нотариуса заявление на регистрацию и доказать, что ее поддерживают не меньше тысячи зарегистрированных избирателей.

Но ни в одной развитой стране регистрирующие и надзорные органы не выполняют таких функций, как в России. В 2003 году шеф Центризбиркома Александр Вешняков стал инициатором Закона “Об основных гарантиях избирательных прав”, сделавшего практически невозможным нормальную работу СМИ в предвыборный период. Когда нормы закона отменил Конституционный суд, казалось, что более лютого врага выборов, чем Вешняков, невозможно себе представить. Оказалось, что возможно. В ходе очередной ревизии выборного законодательства в 2006 году даже шеф ЦИКа заявил, что многие новации делают возможными грандиозные злоупотребления.

Но Вешняков пытался “запереть конюшню” уже после того, как ее покинули все лошади. Во время начального этапа общественной деятельности Михаила Касьянова боссы СПС из кожи вон лезли, пытаясь затащить его в свои ряды. Сегодня правые боятся афишировать свои контакты с экс-премьером. Почему? В Кремле ясно дали им понять: хотите лишиться своей регистрации? Нет проблем — просто поучаствуйте в конференции несистемной оппозиции “Другая Россия” и заведите политшашни с деятелями вроде Касьянова!

Подобный же ультиматум, согласно источнику “МК”, был выставлен и Григорию Явлинскому. В обмен лидеру “Яблока” пообещали негласное содействие в создании собственной фракции в следующей Госдуме.

Вообще российские публичные политики быстро привыкли к новым правилам игры. Сейчас в их кругах все меньше употребляют фразы типа “сколько голосов эта партия наберет на выборах”. Вместо этого используются выражения “сколько голосов им дадут” и “сколько голосов им натянут”. Процесс выборов в значительной мере потерял свой смысл.

Вообще в самом большом выигрыше от политреформ последних лет оказались избранные группы политтехнологов и пиарщиков. Во время прошлогодних выборов в Мосгордуму весь подряд на пиаровское обслуживание абсолютно всех кандидатов от “Единой России” был отдан одной-единственной фирме. Отдельные кандидаты в одномандатных округах пробовали было возмущаться. Но их мгновенно осаживали: “Вам не нравятся ваши пиар-консультанты? Мы пришлем вам новую группу. Но привлекать людей со стороны не смейте!”

На федеральных выборах эта же категория людей скорее всего заработает даже большие деньги. Уже сейчас исполком “Медведя” в Банном переулке купается в деньгах. В начале лета даже мелкие начальники получали там по нескольку тысяч долларов и при этом изнывали от безделья. Сколько зарабатывают более высокие начальники, которые чем-то занимаются, даже сложно себе представить. Слишком уж деликатный характер носят многие из этих занятий. Например, именно из кабинета замглавы исполкома “ЕдРа” Константина Костина координируется деятельность засекреченных центров черной пропаганды — групп “журналистов”, сочиняющих обличающие статьи против врагов “Медведя” и власти в целом.

Триллером по Сечину

Пытаясь понять хитросплетения кремлевских интриг в годы правления КПСС, западные советологи внимательно рассматривали групповые снимки членов Политбюро на первой полосе “Правды”. Сейчас полезную информацию в этом отношении иногда может дать внимательный просмотр российских гостелеканалов.

В 90-е годы медиамагнат Владимир Гусинский любил позабавиться. Он усаживался с друзьями у телевизора и дословно “предсказывал”, что именно сейчас будет молвить с экрана Евгений Киселев. Вся разница с нынешним временем — всего лишь в одной детали. Функции повелителя голубого экрана выполняет не знаменитый на всю страну олигарх, а никому не известный кремлевский чиновник — замглавы управления внутренней политики президентской администрации Алексей Чеснаков. В большом кабинете этого 36-летнего госслужащего на Старой площади всегда включен телевизор. Денно и нощно он от имени власти дает указания госканалам, как именно освещать то или иное событие. Как говорят, очень часто во время выпусков новостей мы слышим формулировки, придуманные именно Чеснаковым.

Но эта заорганизованность нашего ТВ и дает обильный материал для анализа. Никакая случайная крамола на экран попасть не может. Значит, любые острые материалы — это отражение схватки бульдогов под кремлевским ковром. Госканалы сконцентрировались на деле рядового Сычева? Дело не столько в сочувствии к несчастному солдату, сколько в желании неких царедворцев передать привет министру обороны Сергею Иванову. Госканалы бьют в набат по поводу “беспредела в Южном Бутове”? Злоключения местных старожилов никого во власти особо не трогают. Их лишь используют, чтобы в силу каких-то причин задать информационную трепку Лужкову.

Последние недели никаких нестандартных информационных кампаний на нашем госТВ не наблюдалось. Но это вовсе не признак затишья в борьбе внутрикремлевских и околокремлевских групп. Скорее это отражение определенной растерянности, в которой пребывают почти все без исключения реальные политсилы России.

“Никто точно не знает, какое именно решение по поводу смены (или не смены) власти в 2008 году принял Путин. Никто даже точно не знает, принял ли он уже такое решение или еще нет. А ведь от результата президентских раздумий зависит судьба всех без исключения российских политических кланов”, — так видит суть проблемы Владимир Филин.

Похоже, что подобная оценка довольно близка к истине. Признаки замешательства проявились у многих влиятельных царедворцев. Помощник президента по кадрам Виктор Иванов некоторое время назад, например, носился с идеей создания специальной новой партии. Предполагалось взять одну из пребывающих в анабиозе политструктур и создать на ее основе мощную силу, выражающую интересы силовиков.

Беспокойство, испытываемое ельцинским старосемейным кланом, даже выплеснулось на публику. Весной этого года знаменитый в прошлом олигарх Александр Смоленский вместе со своим помощником Эдуардом Краснянским выпустил политический триллер “Заложник”. Художественные достоинства книги, к несчастью, оставляют желать лучшего. Поэтому осилить ее смогли очень немногие.

А между тем в главных героях романа легко узнаются Ельцин, Путин, Волошин, Рушайло, Сечин, Сурков, Игорь Иванов, Березовский, сам Смоленский и многие другие. Фабула книги: перед передачей власти в 1999 году будущий новый президент подписывает некий секретный меморандум с условиями. Одно из них: возвращение президентского кресла в 2008 году члену старой команды. Но в 2006 году некий президентский советник начинает жестко давить на главу государства, требуя от того остаться на третий срок.

У внезапной вспышки у Смоленского страсти к литературе может быть два объяснения. Или олигарх заскучал и подобным образом демонстрирует свое чувство юмора. Или таким способом старая ельцинская команда подает некий сигнал ВВП.

Подобная теория может показаться чересчур смелой. Но в политике бывает и не такое. Кроме того, враги ельцинского клана тоже вовсю используют против него художественно-публицистические средства. Сейчас в России развернулась активная кампания по “демонизации” 90-х годов. А от объявления той или иной эпохи окаянной до раскулачивания “ответственных за провалы” бывших лидеров дистанция не такого уж огромного размера.

Заметно также, что из всех кандидатов в путинские преемники старосемейный клан на нынешнем этапе больше всего благоволит к Дмитрию Медведеву. Не зря же главным неофициальным советником первого вице по политическим вопросам является не кто иной, как Александр Волошин. Знатоки обратили внимание еще на одно обстоятельство: экс-премьер Касьянов разносит в пух и прах действия власти, но Медведева не трогает.

Впрочем, для Дмитрия Анатольевича это может служить лишь слабым утешением. Как уже не раз писал “МК”, никакими зримыми достижениями на ниве реализации нацпроектов он похвастаться не может. Косвенно это признал даже кремлевский агитпроп. Официальная пропаганда все меньше вещает о первом вице в одной связке с нацпроектами. Вместо этого Медведева стали больше пиарить, используя инициативы власти по спасению страны от демографической катастрофы.

Блеск и нищета нефтедолларов

В любом демократическом государстве парламентские выборы — это фактор неопределенности и в какой-то степени даже нестабильности. Это касается даже президентских республик вроде США. Ведь на выборах вполне может победить противостоящая президенту партия. Например, это произошло при Клинтоне в 1994 году, и правительство сразу стало лихорадить. В современной России подобная ситуация немыслима. Но устойчивости экономики это все равно не прибавляет.

В настоящий момент перед российским правительством кроме ублаготворения избирателей в предвыборный период стоят две главные задачи: экономический рост и снижение инфляции. К несчастью, на данном историческом отрезке эти три задачи никак не сочетаются друг с другом.

52,2% доходов российского госбюджета в этом году будет обеспечено за счет нефти и газа. Эта самая высокая за последние годы цифра — сама по себе повод для беспокойства. Тем более что темпы роста нефтедобычи снижаются. И сегодня мы получаем прибыль не от увеличения экспорта, а от неприлично вздутых цен.

Но по крайней мере нефтедоллары дают власти возможность осыпать избирателей благодеяниями. И ирония здесь, кстати, уместна лишь отчасти. Элита уже давно получила свою львиную долю нефтяного пирога. Было бы преступлением, если бы этим дело и ограничилось. Но увеличение госрасходов на социальные и иные нужды неминуемо раскручивает маховик инфляции. В планах правительства значится доведение этого показателя до 5—6% к 2008 году. Но многие эксперты опасаются, что уже в ближайшие месяцы инфляция может возрасти до 15%.

Власть это, естественно, не устраивает. Если эффект от дополнительных социальных выплат будет съеден инфляцией, ни о каком повышении или поддержании популярности руководства страны в предвыборный период не может быть и речи. Но способов укрощения инфляции существует не так много. Можно, как это и делает правительство, откачивать “лишние” деньги из экономики в Стабилизационный фонд. Но это приводит к чрезмерному укреплению рубля. Для российских товаропроизводителей такая ситуация равнозначна приставленному к горлу ножу. Они привыкли жить в условиях дешевой рабочей силы и слабого рубля. Без роста производства, естественно, не может быть и речи об удвоении ВВП. Более того, некоторые эксперты, например, уверены, что к 2008 году реальный рост экономики может снизиться до мизерного для развивающейся страны уровня в 3%. Россия рискует еще больше отстать в мировом экономическом соревновании.

Теоретически выход из этого замкнутого круга есть. Надо всего лишь сделать Россию по-настоящему инвестиционно привлекательной страной. Но осуществимо ли это? В безопасности своих инвестиций сейчас не могут быть уверены даже друзья самых могущественных кремлевских силовиков. Что уж тут говорить обо всех остальных! Такие масштабные задачи методами подполковника Бромли-Дэвенпорта не решаются. Но, как говаривал товарищ Сталин, “других писателей у меня для вас нет!” Появятся ли они в 2008 году?





Партнеры