Четверть века воли не видать

Главарям самой известной банды “оборотней” грозит по 25 лет тюрьмы

6 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 201

Сегодня, в среду, Московский окружной военный суд начинает оглашать приговор по самому громкому делу “оборотней в погонах”. На скамье подсудимых — начальник Управления безопасности МЧС Владимир Ганеев и шестеро офицеров МУРа — Евгений Тараторин, Юрий Самолкин, Николай Демин, Игорь Островский, Вадим Владимиров и Александр Брещанов. На их счету многочисленные злоупотребления, вымогательства, незаконные задержания, подбросы оружия, боеприпасов, наркотиков.

В свое время наша газета подробно рассказывала о “подвигах” этой преступной группы (“Бригада”, “Бригада-2”).


Санкцию на арест шестерых сотрудников московской милиции Басманный суд столицы выдал прокуратуре в середине июня 2003 года. 23 июня того же года был арестован и “крышевавший” муровцев генерал Ганеев. Ему предъявили обвинение в вымогательстве 700 тысяч долларов у коммерсанта и незаконном обороте драгметаллов.

Еще до знакомства с муровцами Ганеев был достаточно влиятельной фигурой — ему подчинялись все силовые службы МЧС. Он умело использовал свое служебное положение — помогал знакомым коммерсантам с легкостью решать любые коммерческие неурядицы. Разумеется, не за красивые глаза. Когда в 1997 году знакомый генерала свел его с “бригадой” сыщиков, финансовые потоки в личный карман Ганеева потекли еще быстрее.

“Бизнес” новоявленного треста пошел так резво, что к моменту, когда он лопнул, Ганеев уже владел домом с прислугой, теннисным кортом и бассейном, 200-метровой квартиркой на Чистопрудном бульваре и особняком на берегу Средиземного моря. Не меньшую пользу от сотрудничества с высоким покровителем извлекли и сами “ребята”. По подсчетам следователей, ежемесячная прибыль группы составляла от миллиона долларов. При обысках у них было найдено только наличными более 3 млн. долларов. Не исключено, что на их заграничных счетах обрастают стабильными процентами весьма крупные суммы в разных валютах.

На службе у “бригады” сыщиков состояли свои провокаторы, понятые. Не особо напрягаясь, муровцы “выполняли и перевыполняли план” по отлову преступников, из-за чего были на отличном счету у начальства.

Дело “оборотней” расследовалось в обстановке строжайшей секретности. Так же проходило и судебное разбирательство: все заседания — прямо в Лефортове, и никто так и не слышал полного текста обвинения преступникам. По некоторым сведениям, оно составляет около двух тысяч страниц.

По сведениям “МК”, в суд вызывались семеро потерпевших и около 100 свидетелей обвинения. Еще порядка пятидесяти человек заслушивали в качестве свидетелей защиты.

По словам адвоката одного из обвиняемых Владимира Жеребенкова, некоторые эпизоды обвинения в суде “не устояли”:

— Многие показания были даны под давлением, — считает адвокат, — и уже в суде один из потерпевших отказался от обвинения, а ряд преступлений, изначально инкриминируемых подсудимым, были переквалифицированы в более “легкие”.

Тем не менее гособвинитель запросил огромные сроки: для Ганеева и Самолкина — по 25 лет, а для других фигурантов от 19 до 22 лет лишения свободы.




Партнеры