Изолятор временного удержания

Сотрудники СИЗО пошли в заложники к зэкам добровольно

6 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 750

Захват заложников в капотненском СИЗО на юго-востоке Москвы, произошедший в понедельник вечером, заставил многих обывателей вспомнить бессмертную фразу Остапа Бендера: “Это не Рио-де-Жанейро, это гораздо хуже”. До сих пор о восстаниях в тюрьмах мы слышали разве что в репортажах из экзотических латиноамериканских стран. Теперь зараза пришла в российскую столицу, причем по дороге в Россию вирус традиционно мутировал. Если, например, в Бразилии подобные бунты случаются спонтанно, то, как стало известно “МК”, акцию в Москве заключенные готовили как минимум три дня. Более того, об этом знал весь изолятор.

“Мама, сегодня ты обо мне услышишь”

Капотненский СИЗО — обычный изолятор, каких полно в любом регионе. И конфликты здесь возникали достаточно регулярно, в том числе при нынешнем начальнике Леониде Ногтиче.


СПРАВКА "МК"

Леонид Ногтич — полковник внутренней службы. Был назначен начальником СИЗО “Чагино” два года назад, по окончании академии управления МВД. До этого руководил колонией строгого режима в Тверской области. Женат. Сын служит во внутренних войсках.


Как любой новичок, Ногтич стал закручивать гайки. Тем более что тогда проверка ГУИНа выявила в “Чагино” массу нарушений режима. У заключенных в камерах были обнаружены мобильные телефоны, спиртное, другие запрещенные предметы. Новый начальник запретил хождение денежных средств на территории, однако принятые драконовские меры вызвали лишь раздражение у заключенных.

— Год назад, в сентябре 2005-го, дело едва не кончилось беспорядками, — рассказывают родные тех, кому довелось побывать в “Чагино”. — В изоляторе на три месяца закрыли магазин, практически не работала медсанчасть — из лекарств имелись только анальгин и валидол. Но лекарства не принимали.

Родственники заключенных провели акцию протеста. Тогда к ним вышел лично Ногтич и пообещал, что положение вот-вот исправится. Главный тюремщик в принципе сдержал обещание — условия в изоляторе улучшились.

— Здесь людей держат, как в пионерлагере, — заявила “МК” родственница одного из зэков Нателла Лобанова. — Мой сын говорит: по сравнению с “Матросской Тишиной” и Бутыркой “Чагино” — это курорт.

Почему же “курортники” взбунтовались? Источник в СИЗО сообщил нам, что “опасные настроения” в камере на втором этаже режимного корпуса назревали аж с пятницы. А один из заключенных в коротком разговоре с мамой в понедельник утром сказал: “Сегодня ты обо мне услышишь!” И она услышала. Увы, тюремные начальники не прислушались к сигналам “снизу”, хотя, по слухам, стукачи предупреждали их о возможном инциденте.

“Дамы вели с террористами задушевные беседы”

— Все началось с визга, — закуривая, рассказывает охранник стоянки возле колонии Василий Васильев. — Примерно в 15.30.

В это время к камере подошел мужчина-конвоир (их еще называют контролерами), который должен были вывести осужденных на прогулку. Но как только он открыл дверь, трое уголовников — Юрий Ситников, Алексей Пухтеев и Вадим Гурчков — бросились на охранника. Бандиты были вооружены железными прутами длиной 80 см, которые они заранее выломали из кроватей и обмотали бинтами. Избив надзирателей (двое конвориров пытались помочь напарнику), бунтари заставили их зайти в камеру и переоделись в их форму. Кстати, внутри режимного корпуса запрещено носить оружие, и конвоиры были вооружены только резиновыми дубинками. Бандиты забрали также связку ключей, которые подходят к дверям коридора. Конвоиров они связали и заперли, пригрозив, что если те будут кричать, то вернутся и свернут им шеи. Мятежники попытались поднять “в ружье” и семерых сокамерников, но неудачно.

Затем переодетые беглецы перешли в трехэтажный административный корпус.

— Они шли по коридору, заглядывали во все кабинеты и говорили: “Быстро к начальнику!” — рассказывает один из тех, кто оказался в заложниках. — Поскольку они были в форме, никто ничего не заподозрил. Они собрали практически всех сотрудников, кто был на третьем этаже.. У бандитов были не только пруты, но и заточки.

В тот момент, когда ворвались заключенные, начальник СИЗО Леонид Ногтич общался с двумя своими подчиненными. Приемная была пуста (секретарь отлучился). Один из преступников — Гурчков — встал на дверях. Вообще под контролем гангстеров были приемная, кабинет начальника и комната отдыха. Несколько минут бунтари изливали душу 15 заложникам (среди которых, кстати, было 10 женщин — психологи, бухгалтеры, экономисты). Говорили, что вся российская система правосудия “ни к черту”. Потом заключенные заявили, что будут вести переговоры с начальником ФСИН. Потребовали также тележурналистов. А потом, чтобы расслабиться, попросили принести 4 литра водки и сигареты. Из закуски предпочли колбаску. Кулек привязали к веревке и подняли на третий этаж.

— Пока они ели, просили нас не связываться с их родными, — говорит один из заложников. — Мы вообще ни в чем им не прекословили. Среди нас ведь было столько женщин! Хорошо еще, что наши дамы успокаивали заключенных, вели с ними задушевные беседы.

Тем временем спецназ искал уязвимое место в кабинете начальника СИЗО. В результате выбивать решили стену комнаты отдыха. Картонную перегородку изнутри прикрывал шкаф.

В 21.05 раздался сильный хлопок. Это был отвлекающий взрыв. Захват проводили группа спецназа ФСИН Московской области “Факел” и бойцы столичной группы “Сатурн”. Сразу решили не применять боевое оружие. В окна кабинета бросили светошумовые гранаты, стали стрелять холостыми патронами. Ситников в панике схватил подарочный муляж сабли, который висел на стене, и ударил им начальника СИЗО по голове. От светошумовой гранаты, которую бросили бойцы ФСИН перед началом штурма, Ногтичу тоже досталось: у него заложило уши. У его зама Сахалова — сотрясение мозга (один из мятежников метнул в него стулом). Его отвезли в Склиф, где поместили в отделение хирургии, в одну палату с шефом, который сначала отказывался от госпитализации.


СПРАВКА "МК"

Спецназ ФСИН Московской области “Факел” был создан 15 лет назад. Очень скоро спецназ получил прозвище “серые дьяволы” (по цвету формы). Это название ему дали чеченские боевики. Во время одного из бунтов в подмосковной колонии командир отряда Владимир Штаненко решил обойтись без спецсредств. Шестеро спецназовцев вышли в центр площади безоружные и без бронежилетов — делали вид, что совершенно не обращают внимания на вооруженную штырями и заточками толпу. В итоге бунтари разошлись.

“Полные отморозки, которых давить надо”

Прокуратура категорически отрицает, что Юрий Ситников, Алексей Пухтеев и Вадим Гурчков выступали в роли борцов за справедливость. С этим согласны и правозащитники.

— Капотненский СИЗО — далеко не лучший изолятор, — комментирует председатель Общественного совета при Минюсте по вопросам уголовно-исполнительной системы Валерий Борщев. — Но на протест против плохих условий содержания последние события не похожи. Обычно зэки или вскрывают себе вены, как было в Лиговской колонии, или объявляют голодовку. Заложников не берут — это неэффективно.

Да и вообще — кто такие Ситников и Пухтеев, осужденные на длительные сроки? “Полные отморозки, которых давить надо”, — говорят в прокуратуре. Свой “послужной список” 35-летний Юрий Ситников открыл в подмосковном Волоколамске в 2003 году. Сначала он с приятелем напал на таксиста. Мужчина согласился подвезти друзей и получил смертельный удар ножом. Затем, захватив его авто, они сами переквалифицировались в извозчиков. Тех, кто попадал в их такси, живыми уже никто не встречал. Так оборвалась жизнь работницы одного из волоколамских предприятий, которая остановила злополучную машину. Обобрав пассажирку до нитки и изрезав ножом, негодяи положили труп под автомобиль и колесами вдавили в колею!

После этого парочка подалась в Брянск, где совершила еще несколько разбойных нападений с убийствами. Там их и задержали местные сыщики, а суд приговорил Ситникова к пожизненному заключению. Об убийствах, совершенных в Волоколамске, стало известно позже. Ситникова с другом этапировали в Капотню. На захват заложников Ситников решился, ожидая решения суда по убийствам в Волоколамске.

Пухтеев также осужден на 25 лет за серию убийств с целью ограбления. Как раз вчера он должен был давать показания в Мособлсуде — слушали дело его подельника. Но Пухтеев решил попытать счастья, захватив заложников. Так что по большому счету душегубы пошли “на дело” с одной целью — вырваться на свободу.

“Когда пришел спецназ, я думал, что попал в Диснейленд”

Вчера “постояльцы” СИЗО тихо жались по углам. Все со страхом ждали репрессий со стороны тюремного начальства.

“МК” поговорил с одним из бывших зэков, которому за два года отсидки в зоне приходилось трижды сталкиваться с воспитательными мерами спецназа. Вот что он рассказал:

— Обычно “хозяин” заказывает спецназ и он же им объясняет цель — например, “разбаловались, надо призвать к порядку”. Когда первый раз я увидел, как они вошли в зону, думал, что попал в Диснейленд: то ли роботы идут, то ли космонавты — в шлемах, костюмах, с дубинами, рычат… Жутко. В зоне спецназовцы обычно проводят около недели. Сначала они рассредотачивают заключенных по их блокам — каждого загоняют в свой отряд. Потом идут в ШИЗО (штрафной изолятор) и основательно поколачивают основных зачинщиков беспорядка. Ну а потом с утра до вечера стараются ко всем остальным “обоснованно докопаться”: то бирка не так пришита, то пуговица не так застегнута, то в столовую не вовремя идешь — нарушение режима...

История с пленением заложников в “Чагино” завершилась относительно благополучно. Но когда серийные убийцы и разбойники за три минуты могут захватить целый СИЗО в столице, невольно становится страшно. В очередной раз убеждаешься, что власть в этой стране не способна защитить даже саму себя. А охраняют эту власть (и нас самих) такие же преступники. Из неофициальных источников нам стало известно, что охранники СИЗО “Чагино” передавали заключенным травку и сигареты. И те конвоиры, которых разоружили отпетые уголовники, были хорошо знакомы с ними уже давно.



Партнеры