Драма первого класса

Ребенок — в школу, скандалы — в семью

6 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 589

Букеты гладиолусов в рост малыша, блестящий ранец и пронзительный звонок. Первый раз в первый класс. “Дождались!” — смахивают слезы умиления растроганные родители. Они не подозревают, что с поступлением малыша в школу их ожидают не только учебные сложности, но и семейные. И ошибки, которые совершают взрослые в отношении ребенка в этот период, могут не только ударить по новоиспеченному школьнику, но и стать причиной раздора между его близкими.

Поступление ребенка в первый класс — испытание для всей семьи. Ведь ваш малыш, ваш семейный “продукт” впервые официально предстает перед обществом. Что он умеет, как ведет себя и как одет — по этому судят о всей семье. Конечно, ударить лицом в грязь не хочется, вот и стараются родители изо всех сил, дрессируют ребенка перед школой. А если что с чадом не в порядке, сваливают вину друг на друга: “это ты его избаловала!” или “в тебя таким бестолковым уродился!”. Психологи в цикле жизни семьи даже выделяют особый период — семья с младшим школьником. Начинается это время с кризиса 1 сентября, когда ребенок идет учиться.

Причины, по которым ребенку бывает трудно в первые школьные месяцы, бывают самые разные. Подвижному и беспечному никак не удается спокойно высидеть положенные 40 минут. Для серьезного и пунктуального оказывается непосильным груз ответственности, свалившийся на него: вдруг что-то сделаю не так, забуду, не сумею? Домашнему и застенчивому невыносимо такое количество незнакомых людей вокруг…

В первые три месяца учебы у ребенка могут возникнуть сильнейшее нежелание ходить в школу, страхи, заикание, постоянные простуды и даже рвотный рефлекс.

Обычно к концу первой четверти симптомы кризиса у детей проходят. А вот у взрослых проблемы могут затянуться.

Мальчик раздора

Когда тихая провинциалка Леночка вышла замуж за подающего надежды физика Илью, все в семье мужа крутилось вокруг него. Образование и карьера юноши были главным. Поэтому, когда родился ребенок, на семейном совете было решено, что Лене нужно сидеть дома и заниматься воспитанием и развитием наследника — чтобы папа ни на минуту не отвлекался от работы. Бабушка и дедушка боготворили малыша, но их участие в воспитательном процессе ограничивалось только покупкой умных игрушек и книг.

Лена старалась растить сына достойным его гениального отца изо всех сил — к семи годам маленький Яша читал по-английски, считал до ста и бойко управлялся с компьютером.

Но, когда Яша пошел в школу, оказалось, что учителя совсем не в восторге от маленького всезнайки. В течение нескольких месяцев он сменил два класса. Мальчик откровенно скучал на уроках и бегал по классу, отвечал, когда вздумается, отвлекал других детей. Суровые учителя угрожали родителям непонятным диагнозом СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Все дни Лены были полностью посвящены сыну и расписаны по минутам: школа (иногда ей даже приходилось сидеть на уроках и успокаивать малыша), психолог, невропатолог, бассейн. Несмотря на то что СДВГ встречается сейчас чуть ли не у каждого шестого ребенка и связан этот диагноз с нарушением деятельности мозга, муж и его родители во всем винили Лену: и гены плохие, и растила неправильно. “Так бы взяла Яшку и ушла из дома! — жаловалась соседкам измученная постоянными упреками мать. — Да только кто меня отпустит! Да и ребенку нужна полноценная семья…”

К третьему классу скитания по врачам и педагогам принесли свои плоды: с дисциплиной у Яши все более-менее наладилось, он стал неплохо учиться и завел друзей. Но в отношениях Лены с мужем и его родными так и осталась отчужденность. Брак сохранялся исключительно “ради ребенка”. Внешне все выглядело прилично, но за завтраком родители равнодушно здоровались, словно шапочные знакомые. У каждого из них была своя жизнь, и даже по выходным они никогда не гуляли с Яшей вдвоем. В парк или кино — поочередно, как разведенные.

Диалог с рыданиями

Галина все в своей жизни старалась делать на “отлично”. Добилась многого, называла себя self-made-women. Чем старше становилась ее дочка, тем тревожней было на душе мамы: не подведет ли Татьяна, будет ли такой же “правильной девочкой”, как когда-то сама Галина?

С началом учебы в школе мама выпытывала у Тани буквально все: как посмотрела учительница и сколько раз отвечала дочка, с кем она разговаривала на переменах, что ела на завтрак. Общение с ребенком теперь состояло из сплошных нравоучений, лейтмотив которых: ты должна быть лучше всех, ты должна быть первой.

Стоило девочке простудиться, Галина сходила с ума: пропустит, отстанет, скатится… Она звонила учительнице и родителям одноклассников, узнавала, что было на уроках. Заставляла больную Таню по нескольку раз проходить весь материал, даже заучивать его наизусть.

Таня старалась изо всех сил, чтобы не подвести маму. Стала бледной и тревожной, для нее казалось важным только одно: быть идеальной. Все это очень не нравилось отцу первоклассницы, Андрею. Семейные вечера со временем стали проходить по одному и тому же сценарию.

— Оставь ребенка в покое, дай ей отдохнуть! — корит жену Андрей, видя сгорбившуюся за столом фигурку дочери.

— Не мешай! Она еще два примера не решила и стих не выучила! — отмахивается Галина.

— Бог с ним, со стихом! Здоровье дороже! Танюшка, иди поиграй с котом, он по тебе соскучился!

Отец решительно забирает учебник из рук девочки. Мать так же решительно возвращает его обратно:

— Хочешь, чтобы она стала такой же бездарной, как ты?

— Я не глупее тебя! Просто ты уже превратилась из женщины в машину, одни амбиции, ничего человеческого!

— Если бы не мои амбиции, мы с твоей зарплатой давно бы по миру пошли!

Этот диалог прерывается Таниными рыданиями. Папа выходит из комнаты, хлопнув дверью. Мама водворяет дочь на место…

“Если он дебил, пусть все это знают!”

Пашке школа сразу не понравилась. С трудом высиживал положенные часы и торопился домой. Рос мальчик с мамой Наташей и властным строгим отцом. Суровый Валерий всегда мечтал вырастить сына настоящим мужчиной — из числа тех, которые не плачут, не терпят сентиментальности и дают сдачи не задумываясь.

Как назло, Пашка был полной противоположностью такого типа. Ревел в голос, слегка поцарапав палец, дружил преимущественно с девочками и, даже играя в настольный футбол, ухитрялся упасть и ушибиться.

Учеба давалась Пашке не так уж трудно, но при малейшей неудаче он ударялся в слезы и прекращал попытки дописать непослушные буквы в прописях. Маме приходилось тратить немало сил и терпения, чтобы успокоить сына и уговорить его закончить начатое. В результате приготовление домашних заданий затягивалось до позднего вечера. Но хуже всего было, если в это время дома находился отец.

— Так! — решительно ударял он кулаком по столу. — Чтобы к восьми часам уроки были сделаны! Это не обсуждается!

— Сейчас без четверти восемь, он никак не успеет… — вступалась за мальчика мама.

— Плевать! Если он дебил, пусть все об этом знают, пусть идет в школу с несделанными заданиями!

Перепуганная мама ждала, когда отец выйдет, и поспешно начинала сама заполнять Пашкины прописи. Скрыть это от строгого родителя удавалось не всегда. Гнев его был страшен. Особое негодование вызывала именно Наташа: она обманывает его, не считается с ним, ни в грош не ставит его мнение.

Организм Пашки нашел выход: мальчик стал часто болеть. Ведь, когда он болен, папа ничего не требует и даже сидит рядом на его постели, ласково вороша сыну волосы. К тому же в школу ходить не надо, можно лежать целый день и играть, смотреть телевизор. К концу года оказалось, что Паша ходил на занятия меньше двух месяцев. Нет, мальчик не симулировал недомогание. Он действительно болел все больше и больше, приспосабливаясь к невыносимым для него условиям жизни.


КОММЕНТАРИЙ СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА ОЛЬГИ БУЛЛАХ:

— Когда ребенок впервые идет в школу, жизнь семьи меняется кардинально. Чем успешнее семья прошла прежние жизненные трудности (например, рождение малыша, сложности с работой, с деньгами, с жильем и т.п.), тем легче пройдет и переход на новый этап. Главное — научиться слышать друг друга, договариваться и выполнять намеченные планы. Поэтому родителям полезно сесть и заранее обсудить волнующие их вопросы. Например: кто будет водить ребенка в школу и на разные дополнительные занятия? Кто из взрослых возьмет на себя уроки? И кто станет “лицом семьи”, то есть будет ходить на школьные собрания, взаимодействовать с учителями и другими родителями? Обычно эту миссию берут на себя мамы. Но малыши гораздо больше гордятся, когда в школу приходят отцы — это же такая редкость! Все одноклассники завидуют.

Помните! Если вы сторонник более строгого или, наоборот, более мягкого воспитания, а супруг придерживается других взглядов, он делает это не из пренебрежения к вашему мнению. Он искренне считает, что так будет лучше для ребенка. Ищите компромисс и не трактуйте разногласия как личную обиду. Отношение к вам тут совершенно ни при чем.

В отношениях с детьми будьте деликатны. Не расспрашивайте “в лоб”, а наблюдайте за ребенком и отражайте его состояние: “Я вижу, ты сегодня какой-то грустный”. Если ваши слова оказались созвучны настроению ребенка, он с вами сам тут же поделится наболевшим. Конечно, бывают моменты, когда малышу еще не хватает слов, тогда можно высказать свое предположение. Но помните: главное, чему на этом жизненном этапе должен научиться ребенок, — это самостоятельность, умение хотеть и достигать своих целей. Поощряйте любознательность малыша, с искренним интересом учитесь вместе с ним чему-то новому для себя.

Если у вашего малыша не слишком удачно складываются отношения с другими детьми, создайте группу поддержки — пригласите его одноклассников в гости, устройте для них веселый вечер. Ведь у ребятишек — на чьей территории гуляют, тот и главный.

Для первоклашек нужно выработать правильный режим, в котором обязательно должно быть место для отдыха. Хорошо, если ребенок часок поспит после школы. Не стоит сразу же, в первый месяц-два, загружать ребенка дополнительными занятиями, пусть сначала привыкнет к стандартной нагрузке. И тогда, возможно, “первоклассный” кризис пройдет незамеченным.





Партнеры