Питерские — они и в Африке…

”Земляки” президента пробились в правительство ЮАР

7 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 233

Люди, впервые приехавшие в Кейптаун, непременно стараются посетить мыс Доброй Надежды. Вот и у Владимира Путина все было как у людей: визит президента в ЮАР должен был закончиться посещением знаменитого мыса и острова Роббен — там находится тюрьма, где томился в заточении Нельсон Мандела. Перед экскурсией Путин провел встречу деловых кругов России и ЮАР, дал пресс-конференцию с главой республики Табо Мбеки и чуть было не выступил с напутственным словом южноафриканскому народу.


В президентской резиденции “Туинхьюс” журналистам продемонстрировали политическую кухню: по залу для пресс-конференций сновали люди с фритюрницами и блюдами с зеленью — в соседнем помещении готовился банкет. Затем вошли члены правительств обеих стран. Прически местных деятельниц поразили: у главы министерства здравоохранения Диманто Тшабалала-Мсиманг на макушке было невероятное количество мелких косичек (кстати, как выяснилось позже из слов Путина, дама оказалась “питерской” — заканчивала Ленинградский университет). У главы МИДа косички были крупные (я насчитала семнадцать штук). Они загибались в виде петель, их концы каким-то невероятным образом были прикреплены к коже головы. И вскоре я поняла, каким именно: министр “припаяла” их воском…

Президент ЮАР назвал Путина следопытом — в том смысле, что это первый визит российского главы. Мбеки заявил, что, будь его воля, он бы подольше задержал гостя в ЮАР: “Жаль, что мы не смогли изменить погоду, чтобы вы остались еще на несколько дней. Если бы погода была плохой, то вы бы не смогли взлететь”. Да уж, гостеприимство может завести слишком далеко… Впрочем, Мбеки можно понять. Он, как выяснилось, хотел, чтобы Путин выступил с обращением к южноафриканскому народу. “Но не хватило времени, чтобы включить это в программу, поэтому я и жалею”, — вздохнул Мбеки. Осталось выяснить, сожалеет ли настолько же южноафриканский народ.

Путин ответил: “Президент Мбеки все время попугивает меня погодой и голодом. На саммите “Большой восьмерки” на мой вопрос, какая погода в ЮАР, он ответил: “Очень холодно”. Нас это не пугает: в Сибири в этом году было 50 градусов. Но мы чувствуем теплоту, с которой нас встречают южноафриканские коллеги”.

Нашему президенту задали вопрос, какие крупные проекты намерены разрабатывать в ЮАР бизнесмены из России. “Речь идет о проекте в сфере добычи металлов”, — ответил ВВП и, глядя куда-то в зал, спросил: “Сколько примерно инвестиций намечает вложить ваша компания?” Оказалось, вопрос был адресован Вексельбергу. Поднявшись с места, он с видом примерного ученика отрапортовал: “Более миллиарда долларов”...

Следующий вопрос касался оценки путинского визита: не вторжение ли это России в ЮАР (так, по крайней мере, оценили приезд Путина некоторые местные СМИ)? Путин глубокомысленно произнес: “Я думаю, те, кто пишет о вторжении, представляют круги, которые боятся честной конкуренции”...




    Партнеры