Полуголая правда

Портреты “оборотней в погонах” до сих пор на доске почета в МУРе

7 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 1041

Вчера Московский окружной военный суд вынес наконец приговор группе бывших сотрудников МУРа во главе с бывшим же генералом МЧС Владимиром Ганеевым: тем, кому навсегда суждено войти в историю под именем “оборотней в погонах”.

На момент подписания номера судья не сумел еще огласить приговор до конца, но главное он уже произнес: все семеро подсудимых признаны виновными по большинству обвинений, включая организацию преступного сообщества.

Почти уверен, что суд согласится с запрошенными гособвинителем сроками наказания: по 25 лет — главарям банды Ганееву и Юрию Самолкину, остальным пятерым — от 18 до 23 лет…

Эти цифры станут самым лучшим ответом всем тем, кто именовал разгром банды не иначе как политической кампанией и личным пиаром Грызлова.

Дело “оборотней в погонах” длилось более трех лет — с момента их триумфального ареста в мае 2003-го. Плюс еще полтора года кропотливой разработки, которую в обстановке строжайшей секретности вело ГУСБ МВД.

Эти меры предосторожности были совсем не лишними: слишком много генералов и высоких чиновников ходило у “оборотней” в друзьях. (Впрочем, утечек избежать все равно не удалось: подозреваемый в предательстве замначальника УСТМ МВД — оно занимается “прослушкой” — служит в милиции по сей день.)

Многие из этих друзей упорно пытались влиять и на следствие, и на суд. Даже оказавшись за решеткой, “оборотни” не растеряли своих магических капиталов. При аресте у них было изъято более 3 миллионов долларов наличными, не считая найденных особняков и ювелирных драгоценностей, тогда как ежемесячный доход группы, следуя обнаруженным книгам черного бухучета, составлял около миллиона “зеленых”. Часть денег продолжала стекаться к ним и после разгрома: финансовая разведка обнаружила, например, 250 тысяч долларов, поступивших на счет сына одного из главарей банды Владимира Лысакова из прибалтийского банка.

И, наверное, не случайно, что Лысаков до сих пор находится в розыске: его поиски поручены МУРу. (Четырех членов банды, пойманных впоследствии, нашло само же ГУСБ МВД.)

О деле “оборотней” мне приходилось писать не раз; параллельно с Генпрокуратурой я вел свое собственное расследование, итогом которого даже стала целая книга (“Охота на оборотней”). И все же кратко напомню, что костяк банды составляли сотрудники 5-го отдела МУРа (незаконный оборот оружия), а духовным отцом и основной “крышей” являлся начальник Управления безопасности МЧС генерал Ганеев.

За несколько лет скромные офицеры милиции сумели создать настоящую бизнес-империю: на их родственников и подручных были записаны десятки фирм. Основной доход приносило группе “крышевание” коммерсантов, выполнение “заказов” и вымогательства. А параллельно с этим, для того чтобы изображать видимость работы, сыщики поставили на поток фальсификацию уголовных дел: почти еженедельно они ловили бомжей и пьяниц, подбрасывая им оружие, наркотики, патроны.

Четверо их жертв сегодня уже полностью реабилитированы — в том числе эстонец Айвар Альяс, приговоренный за подброшенные наркотики к 12 годам. Всего же от действий провокаторов пострадали примерно 100 человек.

Я долго пытался достучаться до Генпрокуратуры, требуя тотального изучения всех дел, к которым были причастны “оборотни”: ведь того же Альяса удалось освободить лишь после моих походов к Генпрокурору и председателю Верховного суда. Увы, все было тщетно. До сих пор за решеткой томятся десятки людей по сфальсифицированным “бригадой” обвинениям.

Надеюсь, теперь, после вынесения приговора, дело сдвинется с мертвой точки, благо история с “оборотнями” далека еще от финала.

В ближайшее время следствие должно завершить параллельное дело, по которому проходят четверо других членов банды: они были пойманы уже после разгрома группировки. Помимо эпизодов, прозвучавших на нынешнем суде, туда добавится еще несколько новых. Та же история Альяса. Или Игоря Бондарева по кличке Бригадир, которому муровцы подкинули наркотики и пистолет.

Но дело “оборотней” далеко от финала еще и потому, что множество соратников их по-прежнему продолжает служить в милиции. В состав банды входили как минимум пятьдесят человек (не считая покровителей их и партнеров), но за решеткой оказались всего одиннадцать.

Да и портреты многих обвиняемых (Тараторина, Самолкина) по сей день красуются на доске почета МУРа, словно живой укор всей борьбе с милицейской коррупцией.






Партнеры