Арбуз Путина не пустят в Москву

Почему настоящие “астраханцы” не добираются до столицы?

7 сентября 2006 в 00:00, просмотров: 575

Астраханские арбузы еще с начала августа заполонили московские рынки и обочины дорог. Как уверяют сами волжане, их сахарные ягоды вызревают только в конце августа — начале сентября. Что тогда нам впаривают под видом астраханских арбузов — не вполне понятно. Впрочем, даже когда волжские полосатики поспевают, они тоже практически не попадают на столичные прилавки. Как сетуют сами фермеры, повезти арбузы в Москву — значит, остаться без штанов. На пути в столицу — 18 стационарных постов ДПС, а всем гаишникам и их многочисленной родне хочется кушать. Куда девается урожай астраханских арбузов? Это решил выяснить репортер “МК” в самом знаменитом арбузами Лиманском районе.

Полосатые бомбы взрываются под ногами

В “Бычке” вместе с работниками сельхозкооператива “Заречье”, в основном пенсионерами, которые еще не разбежались из некогда знаменитого колхоза “Красное знамя”, пылим по бескрайним степным дорогам. Загорелые деревенские жители с огромными, как лопаты, руками посматривают на меня с лукавым любопытством.

— Удар девку хватит, — кивает на меня добродушный поджарый старик. — Одолжите человеку что-нибудь на голову: жара 40 градусов в тени!

Путь нам преграждает буренка. Мы резко тормозим и ждем, когда рогатая удовлетворит любопытство — обнюхает грузовик.

— Пастухи все разбежались, — сетует водитель Саша. — Дойдет до дома корова — хорошо. Каждый день десятки животных сбивают машины либо режут на мясо залетные работяги.

Бескрайние поля усыпаны арбузами, и я представляю, как срываю полосатый “мячик” и, аки Сизиф свой камень, перекатив его по полю, складываю в арбузные горы.

— Я буду срывать полосатиков, и мы будем кидать их по цепочке, замыкающий будет складывать в кучи, а потом закидывать в грузовик, — прерывает мои мечты бригадир Виктор Карпенко. — Городскому работнику все понятно?

Я стою в середине цепочки, и стоящий в двух метрах от меня коллега бросает арбуз. Полосатый “мяч” весом килограммов семь, а может все десять, проскальзывает сквозь ладони и… падает на землю. Зеленая бомба с треском лопается под ногами, и красные брызги разлетаются на несколько метров.

— Представь себе, что ты на чемпионате мира по футболу и каждые несколько секунд тебе бьют пенальти. А ты, как вратарь, не имеешь права пропустить мяч, иначе команда вылетит, — объясняет бригадир, смахивая со лба капли пота. — Посмотри, как ловко женщины преклонных лет ловят арбузы по 15, а то и 20 кило.

— Накачали арбузы удобрениями, вот и в руках не держатся, — оправдываюсь я.

— Зачем же их удобрениями травить? — удивляется председатель кооператива Татьяна Андросова. — Наши арбузы растут в целине и пьют из нее полезные вещества. Еще их нужно пропалывать и обильно поливать — вот и весь секрет. В прошлом году без всяких удобрений мы вырастили самый большой в области арбуз весом 28 кило...

Вжившись в роль “вратаря”, я ловлю “мяч”. Не верю своему счастью и несколько минут прижимаю его к себе.

— Что ты его, як дитя малое, качаешь? — горячится бригадир. — Кидай скорее, иначе до вечера не управимся!

Прицелившись получше, отдаю пас соседу. И снова неудача — полосатик перелетел и упал меж двух звеньев цепи.

— Николавна, она мне голову снесет! — обращаясь к председателю, машет на меня руками рабочий. — Не ровен час, дети сиротами останутся…

— Ладно, пусть попробует сама “мячики” посрывать, может, так лучше получится, — предлагает бригадир.

Арбуз я выбираю помельче, чтобы кидать было легче.

— Э-э-э, так не пойдет! Это незрелый арбуз, — выходит из себя Виктор Карпенко. — Хвостик на верхушке плода должен быть сухим!

На какое бы место я ни встала, каждый пойманный арбуз тянет к земле.

— Либо у меня пупок развяжется, либо руки вывихну, — предупреждаю бригадира.

— Скорее наше хозяйство разоришь, — смеется Виктор Сергеевич. — Гляди — по полю словно Мамай прошелся.

Я оборачиваюсь назад — следы арбузных подтеков, битые корки, мякоть с семечками. Глядя, как бригада без меня ловко кидает арбузы, я наслаждаюсь созерцанием: ну, молодцы!

— В советские времена у нас был план: 1 тысяча 200 кг (!) в день арбузов должен был собрать каждый рабочий, — вспоминает председатель кооператива Татьяна Андросова, которая в горячую пору сама вместе с бригадой собирает арбузы. — Помню, в школе на практике приходилось разодранные в кровь руки бинтами перевязывать, чтобы еще и сухожилия не порвать.

Арбузную бражку закусывают бутербродом из осетрины и красной мякоти

К полю подкатывает грузовик. Это два закупщика приехали за урожаем.

— Не топчите нам поля! — машет на них руками главный инженер Сергей Литвинов. — Стоит передавить лозу, и арбузы прекращают расти. Это как капельница, из которой поступает лекарство.

— Мне мелочь грузить не надо, — деловито тычет пальцем в полосатик Габиль, хозяин точки на Астраханском рынке. — Собирайте быстрее. Кстати, за кило 2,5 рубля — дорого. Хочу за два.

— На рынке в Астрахани арбуз уходит по 5 руб. за кг, — объясняет Татьяна Николаевна. — Но совхозы туда и близко не подпускают. Вот и приходится все сдавать за копейки. А в Москве в начале сезона арбузы уходят аж по 15 рублей за кило.

Солнце в самом зените, и мы сели перекусить. Сергей Литвинов резким ударом кулака разбивает арбуз.

— Самая вкусная ягода — с привкусом степного песка, — улыбаются рабочие, запуская пыльные руки в мякоть. — А под ножом “зарежется” вся его душистость.

Во время обеда понимаю: арбуз в Астрахани летом заменяет все продукты. В вагончике на горелке рабочий помешивает спелую мякоть в кастрюльке. Когда она выварится, получается “мед”. Вязкий, коричневого цвета, с душистым привкусом арбуза. Этот “мед” опять-таки запивают арбузной бражкой. А бражку закусывают арбузным бутербродом: на красную мякоть кладут соленую осетрину.

— Вырезаешь в арбузе треугольничек и заливаешь туда любую водку, — инструктирует меня рабочий. — Треугольничек обязательно заклеиваешь изолентой, чтобы не выходили градусы. Дня четыре арбузик настаивается в темном прохладном месте — и пей бражку на здоровье!

— Кстати, в студенческие годы мы в арбузы закладывали дрожжи, чтобы их не собирать, — вспоминает Сергей Литвинов. — Приходит утром бригадир на поле, а “мячиков” и след простыл. От дрожжей арбуз начинает кататься как заведенный. И ищи-свищи его потом по всему полю.

Оказывается, только на первый взгляд все арбузы одинаковые. На Лиманской земле их растет десятки разных видов: Огонек, Фарао, Фотон, Скорик. Кстати, именно сорта Астраханского — полосатого, с толстой кожицей, — практически нет. Все больше — чужеземцы голландского сорта Кримсон Свит. Они созревают раньше, дают больше урожая, поэтому и вытесняют старожила.

На поле стоит вагончик — каждый год бригада переезжает на новое место. Арбузы, как кочевники, завоевывают новые просторы.

— Плоды все соки из земли забирают, поле потом словно выжжено, на нем десять лет ничего не растет, — объясняет Татьяна Николаевна. — Поэтому на своих участках деревенские жители арбузы не сажают, земли на них не напасешься.

Наработавшись, фермеры сидят кружочком на крыльце вагончика. Словно и не устали совсем: улыбаются да цукаты арбузные поедают. За свой ежедневный труд с 8 до 18 часов они получают по 1,5 тысячи рублей в месяц. У Раисы Анчубаевой пятеро детей.

— Сын в четвертый раз идет служить по контракту в Чечню, — говорит Раиса. — У него жена и ребенок, на квартиру пытается заработать. Сколько лет ему придется служить в Чечне, чтобы отложить 700—800 тысяч рублей на “однушку” в Астрахани? Неужто всю жизнь?

— Санькой звать меня, — представляется загорелый жилистый старик и протягивает худущую руку.

— Какой же вы Санька? А по отчеству как?

— Не заслужил, наверное, отчество, раз Санькой кличут, — улыбается беззубым ртом Александр Михайлович. — А ведь мне через год на пенсию. Как же без работы на пособие проживу?.. У детей своя жизнь: сын по морям ходит, дочка за границу собирается. Одни с бабкой останемся. Да и в колхозе я привык, работаю с 11 лет.

Большинство жителей сел Астраханской области официально безработные. Трудятся на своих участках, выращивают овощи и сдают их перекупщикам.

— У нас в Заречном все за счет помидоров только и выживают, — говорит 29-летний водитель Саша. — Пять-шесть тысяч кустов сажаем, сдаем по 4 руб. за кило и за лето зарабатываем тысяч 70. Делим их на 12 месяцев. В сентябре всегда тратится больше: у меня в этом году двое детей идут в школу. Продукты, кроме хлеба, почти не покупаем: все фрукты-овощи со своего участка. Ну, конечно, балуем себя колбасой к Новому году, мож, поросенка или корову заколем.

— Дядька у меня инвалид, без ноги, и тот помидоры выращивает, — сетует Сергей Литвинов. — А еще у нас есть районы, которые сидят на рыбе, точнее, сидят за нее. Каждый совершеннолетний мужик непременно судим. Отлов осетрины без лицензии запрещен. А она денег стоит. Попадается первый раз рыбак — отделывается штрафом. Второй раз — условный срок. В третий, в зависимости от улова, — 2—3 года лишения свободы. Отмотает срок, а потом все по новой идет. К зрелым годам судимостей набирается не меньше, чем у насильников и убийц. А что делать?

Лунные арбузы — плоды будущего?

В Астрахани — настоящий культ арбуза. Администрация города носится с идеей памятник ягоде воздвигнуть и единственный в Европе музей арбуза открыть. А во ВНИИ орошаемого овощеводства и бахчеводства носятся с плодами в прямом смысле слова.

— Еще Петр I повелел сажать арбузы в Астраханской области, — с порога сообщает мне директор ВНИИ Валентин Коринец. (Он стоит с арбузом в руках. Нет, ему не по должности положено, просто я поймала директора в тот момент, когда он нес ягоду на экспертизу.) — Шел государь по торговым рядам в Камышине, пить захотел. Видит — мужик розовой водой торгует. Осушил стакан до дна Петр I, да так ему понравилась сахарная вода, что решил расспросить мужика, откуда он ее берет. Оказалось, астраханец черпает ее из круглого “мяча” с красной мякотью. В знак признания высоких качеств диковинного плода повелел Петр дать в честь арбузов салют и выбить специальную медаль. С тех пор их и выращиваем.

В институте событие: доценты и профессора снимают пробы с пока единственного выращенного арбуза Лунного сорта. С виду — обычный полосатик, аккуратно разрезают пополам ножом. Ягода аж трещит, настолько спелая. Но вместо красной мякоти внутри — ярко желтая. Все разбирают по кусочку. Урожай Лунных арбузов появится уже в будущем году.

— Косточки все аккуратно сплюньте и соберите в мешочек, чтобы ни одна не пропала! — говорит селекционер.

— Гибрид? — подозрительно принюхиваюсь я к “лунной” мякоти и не спешу пробовать. — Смесь с дыней или тыквой?

— Селекция! — обижается Сергей Соколов, завотделом селекции бахчевых культур. — Самый настоящий арбуз, семена привезены с исторической родины желтого арбуза, из Китая. Почти 10 лет мы его адаптировали под наши климатические условия.

Я откусываю мякоть — действительно, по вкусу не отличается от обычного.

— В таком арбузе много каротина, — объясняет “отец” Лунного арбуза. — Примерно как в моркови. Поэтому и цвет желтый.

— Можно ожидать, что уже на следующий год “лунатики” поступят в продажу?

— Выращивать его нужно в точности так же, как и обычный: посадить в лунку семечку и поливать водой. Всходы — отличные, — объясняет Сергей Дмитриевич. — Только не знаем, как наш российский менталитет усвоит желтый арбуз: все ведь привыкли к красному. А в Китае любят именно янтарный. У нас в Астрахани пару веков назад тоже росли арбузы с мякотью цвета лимона, да истребили их.

— А сиреневый внутри или черный арбуз можете вывести? — допытываюсь у доцента.

— Вряд ли они будут полезны для организма, — говорит Сергей Соколов. — В природе черный и сиреневый цвета практически не встречаются, а значит, внутри арбуза не будет ничего натурального.

В институте выводят не только новые сорта арбузов, но и проводят эксперименты над новыми формами.

— Если поместить маленький арбуз в стеклянную коробку, пока он еще растет на лозе, то он вырастет квадратным, — рассказывает Валентин Коринец. — Для транспортировки очень удобно: арбузы, как кирпичики, грузятся друг на друга. Только мякоти в таком плоде меньше, чем в круглом, — углы образуются за счет разрастания коры. Вот во Франции в этом году поместили арбуз в огромную бутылку, и он точь-в-точь принял ее форму. Если у нас будет спрос на нестандартные арбузы — треугольные, в форме восьмерки, — пожалуйста, любые вырастим...

Чтобы выяснить, почему в Москве такая беда с арбузами, отправляюсь в министерство сельского хозяйства Астраханской области.

— В мае и начале лета арбузы, которые продают в столице, разумеется, пленочные, мы их и за арбузы не считаем, — говорит Алексей Куфаев, начальник отдела растениеводства. — Их еще “вареными” называют. Деревенские жители высаживают в лунки арбузные семечки под пленку еще в середине апреля. Как появятся всходы — прорезаются круглые отверстия и выпускаются всходы на солнечный свет. Но земля еще не набрала силу — тепла и полезных веществ, поэтому, чтобы не потерять урожай, такие арбузы подкармливают синильной кислотой и прочими удобрениями. Разве это арбуз? Как бы ноги от него не протянуть. В конце лета вызревают настоящие степные арбузы. Только в столицу их все равно мало попадает — наши фермеры везти их так далеко не хотят.

— Только за дорогу туда и обратно “КамАЗ” “съедает” 30 тысяч рублей, прибавьте туда штрафы на 18 постах ДПС и часы простоя, — объясняет Татьяна Андросова. — Пусть в Москве мы их сдадим в 2,5 раза дороже, чем в Астрахани. Но сколько арбузов потечет и побьется по дороге? Как ни крути, получается убыток. Отправляем арбузы вагонами, но в основном в Сибирь. Туда они прибудут без штрафов.

Обзвонив при мне 20 с лишним “арбузных” районов, чиновники минсельхоза так и не нашли ни одного добровольца отправить фуру в Москву, чтобы подкинуть туда за компанию репортера “МК”.

— Самые жадные гаишники — астраханские и волгоградские, видимо, им меньше всех платят, — жалуется водитель Володя, которого председатель совхоза уже два года не пускает в столицу.

— А воронежские или тамбовские не жадные? — перебивает его водитель Александр. — Документы никто давно не проверяет. Зачем им тратить время на формальности, проверять документы и взвешивать машину на перегруз? Хочешь довезти урожай — сразу из окна протягивай 500 рублей и езжай. Хоть гексаген вместо арбузов вези.

— В прошлом году мой хозяин решил сэкономить на штрафах. Сказал: мол, гаишники не имеют права брать мзду, нечего их кормить, — вспоминает водитель-дальнобойщик Сергей Чеботарев. — На калмыцком посту у поселка Цаган-Аман я простоял почти сутки, пока мне хозяин денег не привез. Гаишник так и сказал: если буду умничать, среди арбузов в фуре найдут патроны. И посадят. В итоге от жары и простоев полфуры арбузов пропало. Из-за этих проблем приходится в столицу грузить машины незрелых арбузов — иначе вообще не довезем.

Раз такое дело, решаюсь отведать преподнесенный мне в подарок “президентский” арбуз. Все равно он в столицу не попадет. На зеленой шкурке то ли в шутку, то ли всерьез “выгравировано”: “Владимиру Путину от астраханцев”. Кстати, арбузам с дарственными надписями несть числа на фермерских полях. Пока арбузик маленький, селяне иголочкой царапают на них послания “Маше от Вовы”, “Коле от Лены. С любовью”. Когда плод начинает расти — надпись расползается. Потом такие именные арбузы дарят. Как правило, к Новому году. Оказывается, зрелые плоды можно хранить аж до январских морозов, и, как уверяют местные жители, они лишь становятся слаще.


КАК ВЫБРАТЬ СПЕЛЫЙ АРБУЗ

1. Плодоножка-хвостик на верхушке плода должен быть сухим, значит, арбуз вызрел и оторвался без усилий.

2. Простучите арбуз: незрелый плод будет звенеть, а спелая мякоть дает глухой звук.

3. При сжатии спелый арбуз должен трещать. Но это касается только тех арбузов, которые не путешествовали. При транспортировке мякоть спелых арбузов разбалтывается и ослабляется. После чего они звуков не издают.

4. Бок, на котором лежал арбуз на бахче, должен быть почти коричневого цвета, в крайнем случае — желтого. Но если он белый — арбуз явно не дозрел.

5. Размер арбуза никак не влияет на его зрелость. Скорее это зависит от сорта. Но подмечено, что даже гиганты, голландского происхождения, весом до 9 кг, слаще, а от 15 кг, как правило, не имеют душистого запаха и вкуса.




Партнеры